"В проекте закона о магистральном трубопроводном транспорте заложено участие частного капитала, и оно будет сохранено"

заявляет председатель комитета Госдумы РФ по энергетике, транспорту и связи, президент Российского газового общества Валерий Язев

- Валерий Афонасьевич, назовите главные, на ваш взгляд, факторы, сдерживающие развитие российского ТЭКа.

- Таких факторов несколько. Основные - отсутствие дифференцированного налогообложения при работе на месторождениях с различными горно-геологическими условиями и очевидная недостаточность транспортной инфраструктуры. Компании готовы наращивать добычу углеводородов. Но если нефть еще можно вывезти цистернами, то весь газ транспортируется по магистральным трубопроводам. При этом их мощности уже задействованы практически на 100%, а на отдельных участках серьезно перегружены. Нехватка транспортных мощностей стала главным тормозом для увеличения объемов добычи. Поэтому необходима государственная программа развития трубопроводных систем с участием всех добывающих компаний и, возможно, внешних инвесторов. Такая программа должна учитывать перспективный план ввода новых месторождений всех участников рынка. И в этом году, я надеюсь, она будет принята. Кроме того, активно ведется работа над законом о магистральном трубопроводном транспорте, автором которого я являюсь.


Валерий Язев

- Почему не строятся новые трубопроводы?

- Сооружение газо-, нефте- и продуктопроводов - очень дорогостоящие проекты. Стратегические вопросы строительства транспортной инфрастуктуры и определения тарифов на прокачку газа должно решать государство. Оно, утверждая эти тарифы, по сути, определяет инвестиционные возможности Газпрома. Так, можно поднять цену на прокачку газа, чтобы Газпром получил дополнительные средства на развитие Единой системы газоснабжения, но тогда конечная цена на газ для российского потребителя стремительно вырастет.

- Однако частные инвесторы неоднократно выражали желание поучаствовать в трубопроводных проектах...

- Да, но сегодня этому мешает масса нерешенных проблем, которые и нужно отразить в законе "О магистральном трубопроводном транспорте". Это финансово-юридические вопросы, порядок строительства, возврата инвестиций, доступа к трубопроводам, диспетчеризация.

Частные инвесторы в лице независимых компаний готовы инвестировать в строительство газопроводов. Вопрос, в чьей собственности окажется газопровод, если его построят, например, "Итера" или НОВАТЭК, каков будет порядок включения нового газопровода в Единую систему газоснабжения.

Кроме того, встает проблема возврата этим компаниям инвестиций. Вот, например, один из предлагаемых вариантов. Независимые компании строят газопровод, который остается в собственности Газпрома при условии, что тот разрешит им прокачивать добытые ими объемы газа бесплатно или по льготным тарифам. Но здесь необходимо четкое законодательное решение всех этих вопросов.

Еще один спорный момент: допустим, частник построил трубопровод, а своего газа у него хватит только на то, чтобы заполнить треть трубы. Кто в этом случае будет определять доступ к трубопроводам: частная компания-инвестор или Газпром? У Газпрома нет прав и полномочий самостоятельно отвечать на такие вопросы, а правительство, по-видимому, еще не готово на них отвечать. Это должны решить законодатели. В законе "О магистральном трубопроводном транспорте" будет определен и прописан весь комплекс механизмов и процедур, связанных с транспортировкой углеводородов с учетом многосубъектности участников рынка. Я предполагаю, до конца года закон будет принят в трех чтениях.

- Каково ваше мнение о возможности участия частного капитала в трубопроводных проектах?

- Я считаю, для частного капитала нужно создать такие условия, чтобы он считал вложения в развитие трубопроводной системы привлекательными. При том что, подчеркну, вопросы формирования тарифов, доступа к трубопроводам, а также контроля за экспортом углеводородного сырья необходимо оставить в ведении государства. Тогда не обрушится рынок, и каждый частный инвестор сможет просчитать обоснованные сроки возврата инвестиций.

В законе "О магистральном трубопроводном транспорте" заложено право существования частного капитала в трубопроводной системе. Сейчас перед комитетом стоит задача ко второму чтению сформировать такой пакет поправок, чтобы от принятого в первом чтении закона можно было перейти к сегодняшнему варианту, не меняя концепции документа.

- То есть приход частного капитала в государственную трубопроводную систему неизбежен?

- Думаю, да.

- При этом труба останется государственной?

- Тут дело в нюансах и формулировках. Что значит государственной? 38% акций ОАО "Газпром" принадлежит государству. Кто при этом собственник трубопроводной системы: акционерное общество "Газпром" или государство? Если использовать определение, при котором компания считается государственной, когда самый большой пакет акций в ней принадлежит государству и оно имеет решающую роль при принятии управленческих решений, то мы можем называть государство собственником. Но если следовать букве российского законодательства, Газпром - это акционерная компания, и акционеры имеют право только на свои акции. И тогда встает вопрос: 154,5 тыс. км магистральных газопроводов - государственные или они принадлежат акционерам? Полагаю, не все, кто произносит слова - "государственная, негосударственная" - с высоких трибун, до конца понимают эту разницу. Поэтому в законе о трубопроводном транспорте необходимо эти моменты разъяснять. В любом случае контроль над трубопроводной системой государство должно сохранить за собой.