Школа в пролете

Марина Романова
30 августа 2004, 00:00
  Урал

Движение вверх российскому образованию обеспечат три фактора: приход современно мыслящих педагогов, финансовые вливания государства и эффективная система расходования средств

Начинается новый год. Я про учебный год, конечно. Дети вновь пойдут в школу, родители после работы займутся уроками. Все как обычно: как десять, тридцать и, наверное, сто лет назад. Школу называют одной из самых консервативных сфер, и это так. Но на какую глубину школьных веков ни загляни, везде обнаружишь следы реформ. Постоянство перемен: школа все время приспосабливается к реальности. Оно и понятно: среди множества определений слова "образование" самое емкое - "подготовка к жизни". Сейчас идет очередной этап адаптации школы к новым условиям и потребностям. Называется он модернизацией российского образования и должен быть завершен к 2006 году. В какой "образовательной точке" мы находимся и куда должны прибыть через два года? Общий знаменатель

Оценки школе выставляются на разных уровнях, в том числе на бытовом. Отсюда в табель попадают по большей части "удочки": родители недовольны качеством образования, равнодушием учителей, оправдывающихся низкой зарплатой. Общим местом становится ностальгия по советскому образованию, которое "хоть и стригло всех под одну гребенку, зато планку держало, система работала". Самооценка школы (мнения педагогов) куда выше, хоть и противоречивее: упадка духа нет, возможно применение различных образовательных методик, тормоз - ужесточение контроля над учителем и бумажная волокита.

Я привела консолидированное субъективное мнение, так как считаю его в этой сфере немаловажным. Но есть мнение и объективное - результаты различных международных исследований качества образования, сравнительный анализ уровня грамотности, и т.д. Практически по всем рейтингам школа России входит в первую двадцатку. Далеко не первая (в числе современных образовательных лидеров в основном страны Юго-Восточной Азии: Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Япония, где наблюдается экономический плюс образовательный бум), но и не отстает принципиально от европейских передовиков, как то Финляндия, Великобритания, Швейцария. По рейтингу Давосского форума, который оценивает страны мира по различным экономическим показателям, наша страна занимает одну из последних позиций, в то же время ее образовательная система остается конкурентоспособной и позволяет-таки надеяться на место в приличном обществе.

Развиваясь исторически под воздействием других европейских моделей (немецкой, шведской), российское общее образование шло между тем собственной дорогой. Наша школа в значительной степени построена на эмоциональной системе отношений, в противовес прагматической, как на Западе, более нацелена на решение конкретных жизненных проблем. Отличительной чертой ее была и остается высокая наукоемкость, своеобразный "русский фундаментализм". В условиях глобализации говорят о необходимости "единого мирового образовательного стандарта". " Бархатная модернизация", идущая сейчас в школьном образовании России, несколько сближает нас с прочим миром, но не стирает бесследно особые приметы. Она, безусловно, ориентируется на мировую практику, однако главным критерием сохраняет собственную реальность.

Школьная азбука

Чтобы убедиться, чего ждет рядовой гражданин от школы, я провела небольшой опрос. Спектр мнений: "хотелось бы, чтобы мой ребенок получил широкую эрудицию и способность к самостоятельным действиям, - это слагаемые успеха; необходимый набор знаний о мире и умение жить в нем; школа должна приготовить к поступлению в вуз, а без высшего образования сегодня никак; меня волнует вопрос наследования компании, сможет ли сын успешно продолжить дело"...

Ответы разные, но об одном. Мерило эффективности образования - жизнь. А мерило жизненного пути - успех. Кто подсознательно, кто вполне осознанно, но от школы мы ждем главного - создания базы для будущего успеха. Каждый из нас в отдельности - для собственного ребенка, а государство в целом - для нации, поскольку от того, насколько верно определена образовательная стратегия, зависит во многом успешность страны. Когда СССР запустил первый искусственный спутник, в США одну из причин того, что их "обошли", увидели в отставании школы и немедленно подняли расходы на обучение. Все это азбучные истины взаимоотношений образования и жизни.

В нынешнем учебном году федеральным министерством образования и науки впервые был проведен конкурс "Лучшие школы России". Не случайно среди десяти его номинаций одной из самых сложных и в то же время популярных стала такая - "Школа успеха". Победителем признана гимназия 86 из Нижнего Тагила Свердловской области.

Слагаемые модернизации

"Учись лучше - жить будешь лучше", - твердят порой родители, стимулируя отпрысков к учебе. Кривят душой: сколько угодно доказательств обратного в истории любого выпущенного в свет класса, когда бывшие отличники теряли блеск в реальной жизни, а успеха добивались злостные прогульщики и нарушители порядка. Психологи и социологи объясняют: есть несколько видов талантов, и если школа делает ставку в основном на вербальный и цифровой, когнитивный в целом, то на практике, "в людях", на первое место выходят личностный и межличностный.

Один из внутренних стержней модернизации - сделать школьное образование действительно залогом успеха. Это решит многие проблемы, в том числе такую сложнейшую, как мотивация к учебе. Для исполнения задачи образование должно приобрести еще большую практическую направленность.

Первым потребность в квалифицированных кадрах ощутило бизнес-сообщество. Школа не должна быть "катком знаний". Она должна учить думать и принимать решения

Первая составляющая модернизации - изменение содержания. Как разъясняет заместитель начальника управления образования Екатеринбурга Наталья Давыдова , общий объем знаний несколько сокращается, прежде всего за счет подробностей, деталей, заучивать которые нет смысла. Это разгрузка образовательного ядра, отказ от научного и предметно-ценностного подхода. Освободившаяся ниша заполняется предметами, связанными с психологией (умением понять себя и других), правовыми основами общества, практической экономикой.

Вторая составляющая - изменение методов. Не пассивное получение знаний, а "добыча" их. Рекомендуется широкое применение проектов, творческих работ учеников по результатам пройденной темы, для выполнения которых необходимо посидеть в библиотеке или интернете, то есть "нарыть" знания самостоятельно. Новое общество информационного типа свергло многие постулаты прошлого, в том числе и такой, что к 25 годам человек прекращает набирать знания, а лишь перерабатывает имеющиеся. Теперь "информационный барьер" значительно отодвинут, главной компетенцией современного человека стало умение учиться и переучиваться.

Третий пункт касается профильного обучения. С 2005 года в стране вводится новый базисный учебный план, по которому девятые классы станут предпрофильными, а с 2006 года десятый и одиннадцатый - профессионально ориентированными, с работой по индивидуальному плану, изучением предметов по выбору. Не все специалисты считают эту позицию правильной. Министр образования Свердловской области Валерий Нестеров , например, убежден, что тенденция сделать из общего образования профессиональное ошибочна, школу нельзя воспринимать лишь как трамплин для вузов. Однако большинство школьных реформаторов считают, что определиться с выбором дальнейшего пути человек должен именно в старших классах. Родители с ними согласны.

Оценка оценке

Предполагается также пересмотр отношения к оценке труда ученика. При обсуждении мнения высказывались полярные: от введения 100-балльной системы до устранения отметки как таковой. Однако оценка остается нормальной человеческой функцией: "не судите, но оценивайте". И школа не должна прятать ребенка от оценочного мира. Рекомендовано в начальной школе воздерживаться от отметок ниже "четверки", а по таким предметам, как физкультура, музыка, изо, и в старших классах ставить лишь "зачтено - не зачтено". Опыт продвинутых в образовании стран таков. В начальной школе на долю академических результатов отводится лишь 10% оценок, оцениваются преимущественно личностные качества и их развитие: отношения со сверстниками, привычки, умение отличать хорошее от плохого, упорство, способность работать в команде.

Лидеры уральского образования предлагают собственные системы оценок. Например, академик Академии педагогических наукАвгуст Белкин , который распространяет по миру собственную теорию витогенного образования (построенного на активизации жизненного опыта ребенка), убежден, что оценка должна создавать ситуацию успеха, а не выступать "презумпцией виновности". Она может быть отсроченной: "сегодня ты отвечаешь на три, давай подождем четверки по этой же теме", и должна сравнивать ребенка не с другими детьми, а с собственными возможностями. Министр Валерий Нестеров, работая преподавателем истории, поступал революционно: "Кто довольствуется тройкой, может быть свободен. Кто желает четверку, будет сдавать тему мне один на один. Отлично можно заработать в группе, где каждый волен задать любой вопрос".

Введение же единого государственного экзамена в форме тестирования до сих пор обсуждается. ЕГЭ, с одной стороны, сближает нас с остальным миром, с другой - наше обучение продолжает оставаться во многом личностным, а не стандартизованным, и подобная оценочная унификация нам не совсем подходит.

Система координат

Гимназия 86, возможно, потому и победила в номинации "Школа успеха", что на практике уже освоила многие позиции, предложенные модернизацией. Концепция гимназии, сформулированная ее директором и идеологом Людмилой Сулукиди , звучит так: принятие факта ценности каждого ребенка и поиск тех сфер, в которых он наиболее успешен. Школа не есть простой источник знаний. Она дает багаж, с которым человек отправляется в путь. " Рюкзак" не должен быть ни пустым, ни слишком тяжелым, он должен быть функционален, чтобы из него в любой момент доставать необходимое.

Успех понимается с двух сторон: как личное достижение и как общественное признание этого достижения. Возможность проявить себя каждому ученику создает широта выбора: 157 "выборных" предметов (кружков, факультативов) - это уже давняя реальность гимназии. Формы проявления себя, помимо распространенных олимпиад и конкурсов, - персональные выставки, презентации талантов. Проявление себя необходимо и педагогам, и родителям. "И директору важно, чтобы его оценили", - улыбается Людмила Сулукиди. И организует семейные конкурсы, спортивные супершоу, ежегодный торжественный директорский прием родителей.

Штучный товар не производится поточным методом, в идеале все 900 "штук" должны быть ручной работы. Гимназия планирует разрабатывать траектории индивидуального развития не только для самых выдающихся детей (такой опыт здесь уже опробован), но и для каждого, кто имеет ярко выраженные склонности. Представьте: большинство детей учится по собственному плану. Для педагогов это намного затратнее по силам и по времени, чем унифицированные задания и их проверки. Но это и есть индивидуальный подход к образованию, который "зажигает звезды". Возможен он в любой школе - было бы желание.

При таких требованиях каждый педагог должен быть мастером. Вообще модернизация предполагает повышение роли учителя, делает его фигуру определяющей в успехе и конкретного ученика, и всего процесса образования. Вот здесь и лежит главная проблема. Педагог становится той "критической точкой", на которой все стройное, логичное, в остальном сверенное с жизнью здание модернизации образования может рухнуть.

Роль личности

Прежде всего мы - родители, все остальное - потом. Из личного опыта: в прошлом году моя дочь пошла в первый класс. Одной из жизненных аксиом я считаю такую: по каким критериям ни выбирай школу, все зависит от конкретного учителя, а здесь - "повезет - не повезет". Нам повезло. Светлана Королева - педагог, отмеченный свыше. Профессионализм сочетается в ней с искренней любовью к детям, открытость новому - с позитивным консерватизмом. Но Светлана Федоровна вынуждена вести два начальных класса одновременно, а иногда и три! Притока молодых "начальников" (учителей начальных классов) нет давно, в результате - работа в режиме экстрим, ставшем нормой.

Говоря о самой насущной проблеме современного образования - кадровой, Валерий Нестеров четко и откровенно обозначил категории тех, кто идет работать в школы. Первая - педагоги по призванию. Они были, есть и будут, конкурс в педвузы не падает. Вне зависимости от социальных позиций, природа мудро воспроизводит определенный процент таких людей. Вторая категория - те, кто может себе позволить столь дорогое удовольствие, как работа в школе: это женщины, в семьях которых главными добытчиками являются мужчины. Третья категория, и немалая, как ни прискорбно, - те, которым просто некуда деться. А в школах почти всегда есть вакансии.

Парадоксальное общественное явление чисто российского свойства: высочайший статус образования при нижайшем статусе учителя. Все прекрасные образовательные задумки, авторские программы, индивидуальные траектории останутся теоретическими изысками без умных, квалифицированных педагогов в достаточном количестве. Кадровая проблема - из тех, в которой главенствует финансовый фактор. Впрочем, повышение заработной платы не сделает автоматически из лентяя трудягу. Должны быть изменены системы подготовки и подбора кадров. По жесткому образу одного из руководителей свердловского образования, "если продолжает работать мясокомбинат по производству учительской колбасы наполовину с туалетной бумагой, школа не изменится". Учительство должно омолодиться: не только по биологическому возрасту, но, главное, по психологическому состоянию. Иначе оно будет подобно стареющей красотке Гойи, сидящей перед зеркалом и пытающейся закрасить морщины. Оно должно быть со-временным - созвучным времени. Знать, какие ценности господствуют в нынешнем мире, чувствовать потребности детей. Если преподаватель математики, умильно улыбаясь, сообщает: "да не разбираюсь я в этих компьютерах", он демонстрирует профнепригодность вдвойне - отсутствие современных навыков плюс непонимание их необходимости. В идеале подбор педагогов в школы должен идти на конкурсной основе, надо брать не абы кого, а лучших.

Простая арифметика

Сравнительный анализ образовательных систем разных стран приводит к обоюдоострому выводу. С одной стороны, сами по себе вложения в образование автоматически не делают его успешным, важна образовательная стратегия. В США расходы на одного ученика равны 6 тыс. долларов в год, а в Южной Корее, чья образовательная система считается сегодня одной из наиболее эффективных, лишь 1,7 тысячи. С другой стороны, качество образования находится в прямой связи с благосостоянием страны (в лидирующей образовательной группе - только страны с ВВП на душу населения не ниже 20 тыс. долларов) и долей расходов на данную отрасль. Цивилизованные страны четко подразделяют сферы жизни, которые зарабатывают деньги, и те, в которые нужно вкладывать. Общее образование (в отличие от профессионального, дополнительного и дошкольного) относится, безусловно, к последней сфере. Школу должно содержать государство.

В России положение таково. В 2002 году на образование ушло 2,9% валового внутреннего продукта страны: меньше, чем на любых других этапах ее истории. В Норвегии, например, этот процент равен 4,3, в Австралии - 4,8. По данным всероссийского мониторинга, выполненного Высшей школой экономики, 92% мам и пап "спонсируют" школу (ремонт, охрана, оснащение кабинетов и т.д.). Школьная финансовая корзина лишь на две трети заполняется государством.

Дело, конечно, не только в количестве средств, но и в эффективности их расходования. Что-то нечасто доводится слышать о тендерах на поставку компьютеров для школ или строительных материалов на ремонт. Скорее наоборот: с трибуны свердловской областной думы прозвучало однажды, что только на внеконкурсной закупке угля министерство образования области переплатило почти 5 млн рублей. Если не заработают более активно современные механизмы использования денежных средств, их всегда будет не хватать.

Опыт нижнетагильской гимназии 86 иллюстрирует: все мы исходно пребываем в примерно равных условиях, а результат имеем разный. Но даже великая роль личности в образовании не может уменьшить роль государства и снять с него груз ответственности

Конкретные школы в этой ситуации ищут конкретные пути. Нижнетагильская гимназия 86 удивляет тем, что в ней современным является не только содержание, заключенное в школьных стенах, но и сами стены. Здание, правда, далеко не новое, но классы, кабинеты прекрасно оснащены и со вкусом оформлены. Уютное школьное кафе, кабинет психологической разгрузки, авторского дизайна кабинет риторики, медиацентр, столы в котором рассчитаны как на праворуких, так и леворуких детей, техника последней модификации... Как удалось раздобыть на все это средства?

Людмила Сулукиди раскрывает "тайны мастерства". Создана комплексная система финансирования и оснащения школы, помимо бюджетной. Первое: дополнительную поддержку школа получает от муниципалитета. Второе: при школе создан попечительский совет; с Уралвагонзаводом заключен договор о социальном партнерстве, в рамках которого предприятие выплачивает стипендии лучшим старшеклассникам, финансирует некоторые программы, выделяет средства на научно-практические конференции, а также на ремонт и благоустройство. Третье - гимназия сама зарабатывает: дополнительные образовательные услуги, работа тренажерного зала для жителей микрорайона, продукция собственной типографии, и т.д. В прошедшем учебном году заработали 214 тыс. рублей, из них 60 тысяч ушло на развитие образовательного учреждения, остальное - на зарплату учителям. Четвертое: проводятся благотворительные акции-праздники, средства от которых идут, например, на реконструкцию здания начальной школы, укомплектование спортзала инвентарем. Пятое: участие в многочисленных конкурсах. Очень трудоемко, но вполне прибыльно. Например, грант на оснащение кабинета толерантности выигран в соросовском Институте "Открытое общество" - 30 тыс. долларов. Победа во Всероссийском конкурсе библиотек дала 600 тыс. рублей в виде техники для оснащения мини-типографии. Гимназия является ассоциированной школой ЮНЕСКО, участвует во всероссийском конкурсе семейных плакатов... Словом, перечень ее конкурсной и проектной активности может быть длинным.

Опыт гимназии иллюстрирует: все мы исходно пребываем в примерно равных условиях, а результат имеем разный. Каждый выплывает сам. Продвинуть ситуацию "для всех" способно министерство образования, централизованно информируя о конкурсах, помогая в подготовке документов. Но прежде надо, чтобы чиновники от образования научились системно мыслить и работать, чтобы у них было желание к этому.

Извлечь корень

Даже великая роль личности в деле образования не может уменьшить роли государства и снять с него груз ответственности. В советские времена образование четко выполняло возложенную на него функцию - обучение единственно правильному. Цель была ясна, и система работала отлаженно. В нынешние времена, очевидно, не сформирована не только общенациональная идея, но и общественная образовательная задача. Между тем еще Спиноза сказал: для того, кто не знает, куда плывет, никакой ветер не будет попутным.

Нужны ли нашему обществу образованные люди? Опыт высших эшелонов власти далеко не всегда демонстрирует зависимость между уровнем образованности и должностью. Острую потребность в квалифицированных кадрах прежде всего ощутило бизнес-сообщество, как наиболее подвижная и динамично развивающаяся структура. Участие в жизни школы Уралвагонзавода - один из многих подобных примеров. Но оазисы богатства в пустыне нищеты не спасают ситуацию в целом. Внимания требует сфера как таковая.

К примеру, современный человек немыслим без знания информатики. Но всеобщую компьютеризацию школ возможно провести только в государственном масштабе. Южная Корея за пять лет вложила в этот процесс миллиард бюджетных долларов, и сейчас на двух детей там приходится один персональный компьютер. В России - один на 113 школьников. Есть, конечно, школы с принципиально иным соотношением человека и техники, однако общая ситуация остается прискорбной.

Председатель Экономического комитета по программам развития Уральского региона Сергей Воздвиженский уверен, что одним из реальных инструментов подъема российской школы могут стать современные информационные технологии.

- Обсуждая вопрос с директорами школ, мы пришли к выводу, что нормой может стать 250 компьютеров на тысячу учеников, - рассказывает он. - На 18 млн школьников необходимо 4,5 млн компьютеров. Если приобретать машины в больших количествах, цена их сильно снизится. Плюс расходы на установку, обеспечение спутниковой связи там, где это необходимо, подготовку программ, педагогов-специалистов - затраты государства на весь процесс составят 3 млрд долларов. Если отвести на компьютеризацию школ три года, необходим 1 млрд долларов в год. Цифры совершенно реальные. Говорить, что у нас нет денег, это мутить воду. Сегодня профицит госбюджета составляет 10 млрд долларов. Деньги должны не лежать мертвым грузом, а работать на самый главный российский потенциал. А это не нефть и газ, а интеллект.

Несмотря на умные принципы модернизации, образовательная система не будет построена без прочного материального основания. В стране огромное количество школ, переживших несколько ремонтных сроков и оставшихся без обновления: они могут рухнуть в прямом смысле. Вместо того, чтобы образовывать поколение, способное принести успех стране, мы наблюдаем процесс отделения школы от государства: налицо стремление перенести тяжесть проблем на бизнес и личность. Когда государство решает, куда направить инвестиции, оно определяет свое будущее. Инвестиции в образование - инвестиции в успех. Это уже понимает бизнес, начинают осознавать семьи: россияне, по опросам, готовы тратить на образование детей большую долю семейного бюджета, чем кто-либо другой в мире. Государство сегодня выглядит в этом вопросе, увы, наименее продвинутым.