Почему они так говорят

6 сентября 2004, 00:00
  Урал

Редакционная статья

РАО "ЕЭС России" приступило к первому этапу реформы - разделению региональных энергосистем. Схема реформирования заключается в выделении генерирующей, сбытовой, управляющей, энергосервисной компаний и магистральных сетей. Вне рынка остаются только передача и распределение энергии. Следом должны быть созданы оптовые и территориальные генерирующие компании (ОГК и ТГК).

Полностью реорганизовано одно АО-энерго, еще в 46-ти принято решение о разделении. К концу года в 30 компаниях процесс планируется завершить. 31 июля решение о разделении на шесть компаний по видам бизнеса для самостоятельной работы на рынке приняли акционеры Свердловэнерго, месяцем раньше, 26 и 30 июня, - Челябэнерго и Пермэнерго.

Плановые старты регионалов идут между тем на фоне приостановления и расширяющейся ревизии реформы электроэнергетики. Это последствия заявления премьер-министра Михаила Фрадкова, сделанного 25 июня: решение о приватизации ОГК и ТГК, создаваемых в рамках реформы монополии, будет принято лишь после заседания правительства 3 декабря. Прежний кабинет решение о создании ОГК принял 3 сентября прошлого года: по нему крупнейшие электростанции страны должны быть объединены в десять ОГК. Новому кабинету захотелось все пересмотреть и проверить. В результате АО-энерго зависли: многие шаги в реализации реформирования приостановлены в связи с неподписанием правительством РФ схемы выделения и компоновки ОГК. (Правда, по поводу создания пилотной ОГК-5, куда войдут Невинномысская, Рефтинская, Сpеднеуpальская и Конаковская ГРЭС, директива правительства не нужна, заявил на днях премьер.) По поручению правительства Федеральная антимонопольная служба проводит анализ возможности злоупотребления монопольной силой отдельными субъектами рынка.

Более того, источники в Минэкономразвития сообщают, что ведомство готовит предложение правительству к концу года и вовсе отказаться от продажи генерации, вместо этого акции выделенных компаний пропорционально распределить между акционерами, а сами мощности отдать в аренду или управление. Как при этом создать конкуренцию, не ясно. Не получить и рыночной цены. В аренде компаний будут заинтересованы крупные потребители, у которых одна цель: снизить тарифы и цену акций, чтобы по окончании управления выкупить их по дешевке. Во-первых, полагают аналитики, это нежелательно с точки зрения энергетической безопасности. Во-вторых, без продажи генерации мы не получим энергетического рынка, а отрасль - притока инвестиций извне и развития.

К тому же при разделении АО-энерго обнаружились проблемы, о которых ранее РАО ЕЭС будто бы не знало. Они связаны с несовершенством законодательства и приведут, по мнению аналитиков РАО, во-первых, к двойному налогообложению компаний, а во-вторых, к ущемлению прав миноритариев. Обещанное энергетикам изменение законодательства также способно затянуть реформу минимум на полгода.

Тем временем проблемы, которые потребовали реформ монополии, продолжают нарастать. Если в правительстве к декабрю возобладает мнение консерваторов-государственников, к которым относится сам Фрадков, то и эту реформу швырнут в корзину. Они ее не хотят: их пугают радикальные перемены в социально ответственной отрасли. Нерыночная кастрация модели Чубайса в декабре приведет к тому, что к энергетике утратит интерес бизнес, который уже прикупил часть энергетических активов и ждет приватизации.

Тревогу по поводу свертывания энергореформы высказывают независимые экперты. Энергетический менеджмент демонстрирует вслед за Чубайсом и по его определению "единственно правильное позиционирование": правительство (тоже акционер, причем мажоритарный) захотело еще раз, не спеша и основательно проанализировать реформу. Ну так пусть анализирует. Потому что истина, по словам главы РАО, в том, что "реформа в энергетике России возможна только при полной и однозначной поддержке правительства".