Зависли

Людмила Колбина
6 сентября 2004, 00:00
  Урал

Ревизия реформы в энергетике объясняется банальной боязнью свободного рынка, нежеланием чиновников продавать частному инвестору серьезные активы и отпускать цены

В отрасли особой тревоги из-за ревизии не испытывают: реформирование всегда давалось тяжело, перетягивание каната между участниками процесса длится годами. Хотя пользы от этого экономике нет. Возможно, и на сей раз здесь полагают: ну потопчемся на месте еще полгода, затем двинемся вперед. В том, что рынок неизбежен, энергетики не сомневаются. "Иначе, - говорит директор по энергетике и энергоснабжению Серовского завода ферросплавов, заслуженный энергетик РФ Владимир Шилов, - энергетика рухнет. Мы уже сделали первый шаг в реформировании: сейчас одна нога стоит на другом краю пропасти. Необходимо быстрее делать второй - к децентрализации управления отраслью, ее приватизации, либерализации цен. Зависать, оставаться долго в таком положении невозможно. Несмотря на запуск конкурентного сектора, где торгуется небольшой объем электроэнергии, никаких системных изменений в электроэнергетике не произошло. Качественная картина функционирования отрасли не изменилась".

Банальная боязнь

В отношении разделяющихся региональных АО-энерго (это первый этап реформирования) пока пробуксовки нет. Злоба дня - ревизия структуры компоновки оптовых генерирующих компаний, то есть предстоящего второго этапа.

- Правительство хочет четко определить, что такое ОГК, чтобы не создавать монстров. В то же время власти добиваются большей прозрачности от новых крупных энергокомпаний, - полагает заместитель генерального директора ОАО "Челябэнерго" Валерий Пантелеев. - Но никаких изменений реформы электросетевого и энергосбытового направления, сервисного обслуживания не планируется.

Пересмотр касается реформирования только той структуры, которая будет непосредственно связана со свободным рынком, с началом радикальных преобразований - демонополизацией генерации. Поскольку никаких серьезных доводов в пользу приостановки реформирования не прозвучало, объяснить ее можно только банальной боязнью свободного рынка, нежеланием чиновников продавать частному инвестору серьезные активы в энергетике и отпускать цены на электроэнергию.

Вопрос о приватизации ОГК до этого прорабатывался полтора года с участием авторитетных международных инвестиционных консультантов и всех акционеров, анализировалась масса вариантов. Оставалось принять политическое решение, в результате которого власть должна была уступить главный рычаг рыночного механизма. Вместо этого новый кабинет взял тайм-аут, чтобы со старательностью новичка углубиться в специфичную отрасль и поизучать то, что до него давно уже "прошли" участники процесса. Страна подождет.

Очевидно, чтобы развеять опасения делового сообщества, мол, РАО делить не хотят, 17 июля премьер подписал новую редакцию плана реформирования электроэнергетики на 2004 - 2005 годы. Это означает, что реформирование продолжится. Правда, пункт о сроках приватизации в плане отсутствует. То есть план представлен, но главного в нем нет: когда вторую ногу можно будет поставить туда, где уже стоит первая. 13 августа к ревизии конфигурации ОГК подключилась Федеральная антимонопольная служба, хотя ее предшественником, министерством по антимонопольной политике, конфигурация уже одобрена и утверждена.

Перезревшие последствия

В техническом отношении приостановка реформы на полгода, если дело ограничится этим, мало что изменит: в энергетике уже полтора десятилетия почти ничего не пускалось и не строилось. Но надо учитывать другое: в уставном капитале РАО "ЕЭС России" порядка 30% - доля зарубежных инвесторов. Недовольные очередной стагнацией, они могут потерять интерес к российской энергетике.

Нестабильная ситуация с реформированием вызывает опасения и у отечественных акционеров, которые уже приобрели до 25% активов энергетических компаний. Длительная ревизия, перспектива сворачивания реформ и тем паче отказ от намерений продавать генерацию расстроят ожидания и вызовут отток акционерного капитала из региональных АО-энерго в другие секторы экономики. Усилится тенденция к автономному обеспечению: крупный бизнес, чтобы обезопаситься, будет строить собственные источники тепловой и электроэнергии.

Сохранится низкий инвестиционный интерес частных инвесторов к электроэнергетическим компаниям. Отрасль по-прежнему не в состоянии привлекать инвестиции извне, с финансовых рынков. Без устранения политических рисков, связанных с тарифным регулированием, без повышения эффективности в условиях конкуренции электроэнергетические компании так и будут недооценены фондовым рынком. А финансировать вложения в модернизацию за счет собственных средств (сегодня это 69%) неэффективно и стоит дороже.

Один из наиболее весомых аргументов против стагнации в реформировании отрасли - перезревшая необходимость либерализации цен на электроэнергию. Серьезно и резкими темпами увеличивается износ основных фондов, машин и оборудования. При сохранении подобной динамики к 2008 году степень износа может превысить 70%, и мы войдем в рискованную зону ресурсного обеспечения экономики. Энергоемкость ее не снижается, она в 1,8 раза превышает западную: реальным стимулом для экономии ресурса может служить только цена, ограничивающая спрос, утверждает президент Института энергетической политики Владимир Милов. Если ценовые ограничения не работают, спрос не падает. При сохранении нынешней зарегулированности цен в энергетическом секторе включение реальных экономических стимулов для экономии энергии невозможно. Отсюда вывод: скорейший запуск энергетического рынка - одно из важных условий повышения конкурентоспособности энергоемких отечественных компаний на мировых рынках.