Безотзывный призыв

Олег Власов
18 октября 2004, 00:00
  Урал

Банки, вступая в систему страхования вкладов и предоставляя гарантии вкладчикам, намерены обеспечить гарантии и для себя

Региональной банковской системе удалось преодолеть основные негативные последствия летнего финансового кризиса, проявившегося прежде всего в паническом оттоке средств со счетов частных лиц. Того кризиса, который чиновники-финансисты в самые критические моменты "смело" называли кризисом доверия, а после, когда стало понятно, что худшего удалось избежать, стали именовать и вовсе нейтрально - "недавними событиями". Глава федерального Агентства по страхованию вкладов Александр Турбанов на II Международном банковском форуме "Банки России - XXI век", прошедшем месяц назад в Сочи, заявил: "Несмотря на недавние события, можно утверждать, что российская банковская система находится в состоянии стратегического роста. В ней нет критической массы предпосылок для системного кризиса. Страхование вкладов даст новый импульс к ее развитию. Мы рассчитываем, что этот стабилизатор банковской системы заработает в ближайшее время".

Пока "ближайшее время" не наступило, уральские банкиры самостоятельно восстанавливают стратегически важный не только для них, но и для экономики в целом рынок вкладов. Одновременно они ищут варианты защиты собственных интересов, чтобы застраховаться от массового оттока частных клиентов в случае новых витков нестабильности в финансовой сфере. Уже сегодня очевидно: рынок, сейчас выстроенный "под вкладчика", станет более жестким к самому вкладчику, а срочные депозиты, пока по сути обычные вклады до востребования (в соответствии со ст. 837 Гражданского кодекса РФ вкладчик имеет право досрочно изъять срочный вклад из банка), - по-настоящему срочными, то есть без права досрочного расторжения. Услышит ли избалованный вниманием и подарками вкладчик банковский "призыв", станет понятно через год, когда система страхования вкладов (ССВ) заработает в полную силу.

Дорогое физическое лицо

Вкладчик, выражаясь сухим банковским языком - физическое лицо, становится для банков все дороже. Прежде всего в смысле - все "любимее и роднее". Банки всячески ублажают свою важнейшую клиентуру, на которую, согласно статистике ЦБ РФ по Уральскому федеральному округу, приходится около 83% всех средств, привлеченных на депозиты и счета (без учета средств кредитных организаций). Деньги населения - основной ресурс активных операций, в первую очередь - кредитных. Этот ресурс изначально дороже почти бесплатных остатков на расчетных счетах юридических лиц: затраты на развитие и содержание инфраструктуры, персонал, оборудование, программное обеспечение, расходные материалы и, разумеется, рекламу велики. И они неизменно растут, делая физическое лицо для банка все более дорогим в прямом смысле слова.

Еще совсем недавно маркетинговые акции ограничивались повышенными процентными ставками, лотереями с минимальными денежными призами, фирменными календарями и ручками. Нынче даже заграничные путешествия стали вполне привычным атрибутом вкладов. Козырем по-боевому острой конкуренции становится автомобиль (в том числе иномарка), ноутбук, недешевая бытовая техника. Разумеется, тенденция не одинаково сильна во всех областях и республиках Уральского региона. Однако в Свердловской области, банковская система которой входит в тройку крупнейших в России (после Москвы и Петербурга), все описанное уже есть. Особо шикарные "приманки" для вкладчиков появились кризисным летом 2004-го. И хотя эти меры не смогли полностью остановить опасные процессы вымывания ресурсов из банков, они стабилизировали ситуацию.

По данным Федеральной службы государственной статистики, в целом по стране только в течение июля объем средств на счетах частных лиц уменьшился примерно на 15 млрд рублей, а за три летних месяца банки недосчитались более 50 млрд рублей. От всеобщей паники выиграли лишь два государственных банка - Сбербанк России и Внешторгбанк России (первый уже за июль увеличил объем средств на счетах вкладчиков на 8 млрд рублей, второй - почти на половину этой суммы). Впервые за шесть лет после августа 1998 года дорогие во всех отношениях физические лица сняли со своих депозитов денег больше, чем положили.

Очевидно, что пик паники и максимум оттока пришелся на крупнейшие московские банки, однако и ведущим уральским пришлось поволноваться. Мониторинг балансовых показателей ряда крупнейших банков региона на 1 июля и на 1 августа показал: больше других не повезло финансовым институтам все той же Свердловской области. Лидеры по объему вкладов населения в абсолютных цифрах (то есть с учетом привлеченных сумм) потеряли в июле 3 - 4%. У банков с менее громкими именами (читай: с меньшими рекламными бюджетами) июльский отток достиг 9,5%. А вот тройка крупнейших банков Челябинской области даже на фоне кризиса не только ничего не потеряла, но и приобрела: объем денег населения на их счетах увеличился, пусть и на скромные по меркам стабильного времени величины в несколько десятых долей процента. Любопытно развивалась ситуация в Пермской области - здесь сошлись обе тенденции: один из крупнейших банков потерял 2% вкладов, а другой набрал 1%. Впрочем, цифры эти - показатель не столько качества работы банков, сколько финансовой культуры, "сознательности" их вкладчиков. К тому же в августе отток вкладов прекратился, а в сентябре, с началом нового делового сезона и новых рекламных кампаний, сменился притоком. Банкиры, однако, в эйфорию не впадают. Более того, они готовятся к очередному внушительному оттоку средств - ближе к концу года начнутся массовые распродажи в магазинах, и многие вкладчики поспешат снять свои деньги, в том числе досрочно. Поэтому в ноябре - декабре банковские маркетологи и рекламисты вновь начнут состязаться в изощренности.

100 000 в одни руки

Тем временем система страхования вкладов, еще набирающая обороты и далекая от выхода на "проектную мощность", уже меняет правила игры на рынке, причем кардинально. С 1 октября изменился статус главного игрока и монополиста рынка сбережений населения - Сбербанка. В этот день вступили в силу поправки в закон "О страховании вкладов физических лиц в банках РФ". Согласно поправкам, с 1 октября 2004 года на Сбербанк больше не распространяются полные государственные гарантии для вкладчиков. Другими словами, вкладчики, разместившие деньги в этом банке 1 октября и позднее, в случае чего могут рассчитывать на возврат на общих основаниях - не более предусмотренных действующим лимитом 100 тыс. рублей. Важно: на всех вкладчиков, открывших счета до указанной даты, по-прежнему распространяются полные государственные гарантии, то есть им вернут вклад в полном объеме независимо от суммы.

Час справедливости пробил: отныне абсолютно все банки страны работают с вкладчикам по единым правилам. Вклады в любом из них застрахованы - повторюсь, на сумму до 100 тыс. рублей. При этом не важно, включен конкретный банк в ССВ или нет. Как известно, в разгар кризиса в июле была принята поправка, которая распространяет стотысячные гарантии на все банки задним числом, с 27 декабря 2003 года, когда уже упоминавшийся закон о страховании вкладов вступил в силу. Синекура продлится еще год, до 27 сентября 2005 года, когда согласно все тому же закону, заканчивается формирование ССВ (см. справку). А с 28 сентября 2005 года ситуация на рынке вновь изменится: право работать с населением останется только у тех, кто прошел инспекционную проверку ЦБ и получил вожделенное место в ССВ. Остальные автоматически лишатся права привлекать вклады частных лиц. Еще в марте 2003 года в Екатеринбурге, на конференции, посвященной ходу реализации в Уральском федеральном округе Стратегии развития банковского сектора РФ, первый заместитель председателя ЦБ РФ Андрей Козлов честно признался: "Если мы оставим в банковской системе только те банки, которые прошли отбор в систему страхования вкладов, то мы как ЦБ сможем сказать точно: наша банковская система стабилизировалась. Мне будет не стыдно за любой банк Российской Федерации. Пока я такого сказать не могу". С 28 сентября 2005 года Андрей Козлов сможет спать спокойно.

Срок от звонка до звонка

Банки уже придумали, как они изменят взаимоотношения с вкладчиками после того, как их "оставят в банковской системе" и когда за них "не будет стыдно" ЦБ РФ. В банковском сообществе активно обсуждается идея введения так называемого безотзывного вклада, который собственник сможет получить лишь по окончании срока договора. Идея не нова, она появилась в послекризисном 2000 году, и с тех пор время от времени возрождается. Очередной кризис реанимировал ее вновь. Сначала свое слово сказали Ассоциация российских банков и Ассоциация региональных банков России. К ним присоединились региональные финансисты.

- В период, когда принимался Гражданский кодекс, были проблемы с финансовыми пирамидами, и ученые мужи-юристы, которые писали ГК, и депутаты, которые его принимали, заложили в кодекс "презумпцию виновности банков". В соответствии с кодексом гражданин в любой момент может изъять срочный вклад и банки не имеют права никоим образом препятствовать этому, - разъясняет ситуацию заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин. - Но время прошло, надзор за банковской деятельностью усилился. Финансовые пирамиды, хотя и возникают (глупость человеческая безгранична), но все-таки не в том объеме, как это было во времена МММ и "Тибета". Защита интересов вкладчиков усилилась. И сегодня положение в ГК о том, что вкладчик может в любой момент изъять срочный вклад из банка, мешает экономике страны, которая требует долгосрочных кредитов. Банки занимаются трансформацией краткосрочных ресурсов в долгосрочные вложения, но возможности такой трансформации ограничены. Понятно, что чем длиннее вклады у банков, тем длиннее выдаваемые ими кредиты. В связи с этим и появилась инициатива внести изменения в соответствующую статью ГК РФ.

Болотин подчеркивает: речь не идет о том, чтобы совсем лишить граждан возможности изымать вклады, как иногда пишут в прессе. Бывают разные жизненные ситуации, и человек должен иметь такое право. Но банкиров волнует проблема "набега вкладчиков".

- Поддавшись панике, часто безосновательной, не имеющей под собой рациональных причин (паника всегда иррациональна), они бегут в банк и начинают снимать деньги, - говорит Евгений Болотин. - Дабы избежать именно этих панических ситуаций, вкладчику предлагается извещать банк о намерении изъять вклад. И через две недели (или через месяц) он сможет получить свои деньги. Я не думаю, что это существенное ограничение прав вкладчиков. Но это существенно поможет банкам спланировать ликвидность и не попасть в ситуацию, в которую они попали в начале лета.

- Предложения, которые пока только обсуждаются, призваны укрепить банковскую систему точно так же, как ее укрепляет закон о страховании вкладов - это однозначно. Система страхования вкладов гарантирует вкладчикам возврат определенных сумм. А у банков гарантий нет, - добавляет начальник юридического департамента Уралвнешторгбанка Инна Прыгунова. - Если банки смогут размещать средства на длительные сроки, от этого выиграют не только они, но и вся экономика, и сами вкладчики.

Впрочем, среди банкиров есть мнение, что время безотзывных вкладов еще не пришло: "Введение безотзывных вкладов логично смотрится после того, как заработает система страхования вкладов, - считает начальник отдела банковских технологий СКБ-банка Александр Трахтенберг. - К тому же состояние экономики таково, что не имеет смысла вводить такие вклады сейчас. Двухзначная инфляция, например, съедает двухгодичный вклад на 20 - 25%, и это для вкладчика - прямые потери".

А заместитель председателя правления Свердловского губернского банка Роман Горулев уже сегодня называет предварительные сроки появления безотзывного вклада в банковской практике:

- Скорее всего, это будет первый или второй квартал следующего года. Введение безотзывного вклада, конечно, напрямую связано со вступлением банков в систему страхования вкладов, потому что, как мы видим, все происходит в системе. С одной стороны, вкладчикам гарантируют возврат вклада за счет ССВ. С другой - банковское сообщество хотело бы и от вкладчиков видеть определенную гарантию "неизъятия".

Итак, рынок уже планирует развитие событий на фоне внедрения механизма страхования вкладов. Но вкладчики должны войти в положение банков и гарантировать банкирам, что, подписывая договор срочного вклада, они действительно размещают деньги на оговоренный в письменной форме срок. Дело за малым - показать, что ССВ де-факто работает. Банки, создавшие страховые случаи, есть. Однако ни один из пострадавших в летнем кризисе вкладчиков денег так и не получил. А целые небоскребы умозаключений строятся. Ход - за Агентством страхования вкладов, которое наконец-то должно запустить в эксплуатацию "стабилизатор банковской системы".

Справка

Федеральный закон 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" вступил в действие 27 декабря 2003 года. Все банки, работающие со средствами населения, обязаны участвовать в ССВ. Банки, не вошедшие в систему, смогут работать только со средствами юридических лиц.

Сейчас при наступлении страхового случая размер выплат ограничен суммой 100 тыс. рублей по всем вкладам, размещенным в банке.

Заявки на участие в ССВ банки должны были подать в течение 6 месяцев с момента вступления в силу закона о страховании вкладов, то есть не позднее 27 июня 2004 года. Банки, получившие отрицательное заключение ЦБ, после устранения выявленных несоответствий требованиям могут подать повторное ходатайство до 27 апреля 2005 года. До 27 сентября 2005 года ЦБ должен будет рассмотреть и принять решение по повторным ходатайствам.

В течение месяца после вынесения отрицательного заключения по итогам рассмотрения повторного ходатайства (или истечения срока для направления банком повторного ходатайства), но не позднее 21 месяца со дня вступления в силу закона о гарантировании вкладов, то есть не позднее 27 сентября 2005 года, ЦБ обязан: направить требование о представлении указанным банком ходатайства о прекращении права на работу с вкладами; ввести запрет на привлечение вкладов физических лиц, который действует до дня прекращения права банка на работу с вкладами.