Ссудный день

Ирина Перечнева
8 ноября 2004, 00:00
  Урал

Чтобы защититься от недобросовестных заемщиков, российским банкам предстоит отбросить взаимные претензии и приступить к созданию общих баз данных о клиентах. Это позволит снизить риск невозврата кредитов и удешевить их стоимость

Объемы кредитования населения в России стремительно растут, люди покупают в кредит уже не только товары, но и образование, туристические путевки, лечение. Однако традиция жить взаймы и, следовательно, опыт планирования доходов и расходов еще не наработаны, поэтому сограждане часто не могут в срок вернуть банку деньги. Есть и такие, кто умышленно не платит по кредитным договорам или получает кредиты в банках по подложным документам. А поскольку практики обмена информацией между банками нет, вычислить недобросовестных заемщиков непросто.

По разным оценкам, объем невозврата кредитов населением составляет 4 - 6%. При кредитовании клиентов "с улицы", никогда не имевших взаимоотношений с банком, потери доходят до 20%. При этом затраты на возмещение убытков (судебные, организационные) крайне высоки и не окупаются: кредитный рынок только развивается, поэтому банки выдают населению сравнительно небольшие суммы. Но терять прибыль никто не хочет. В результате возможные невозвраты закладываются в цену заимствования, что и определяет высокий уровень ставки потребительского кредита.

Один из способов управления неопределенностью, связанной с незнанием заемщиков, - создание экспертной модели. Своего рода типология заемщиков строится на основе опыта отобранной группы экспертов. Расчет позволяет отсеять тех, кто потенциально опасен невозвратом долга, и несколько снизить стоимость кредита для всей массы заемщиков. Более совершенный метод прогнозирования ситуации - скоринг: оценка рисков, основанная на реальной статистике невозвратов. Но российские банки еще только начали создавать массовые продукты, и у каждого по отдельности нет необходимой информации для построения системы. "Чтобы построить аккуратную систему анализа, - говорит председатель совета директоров банка "Северная казна" Владимир Фролов, - требуется как минимум 50 тысяч кредитных историй, из которых 2,5 - 3 тысячи должны быть "плохие". Это необходимо, чтобы скоринг-процедура отличала "плохих" людей от "хороших". И так как экономика и менталитет людей год от года меняются, нужно постоянно корректировать скоринг-процедуры, а значит, постоянно иметь в наличии воспроизведение кредитных историй наших клиентов".

В мировой практике для решения этих проблем уже не одно столетие работает система кредитных бюро - общих баз данных о заемщиках. Поначалу она позволяла просто вычислять недобросовестных, а теперь помогает собрать общую статистику для построения эффективных скоринг-моделей.

Российские банкиры осознали необходимость развития такого института и даже предпринимают некоторые шаги. Ассоциация российских банков (АРБ) выступила с инициативой создания Национального бюро кредитных историй (НБКИ), аналогичный проект ведет Ассоциация региональных банков России, довольно быстро продвигается дело у Ассоциации банков Северо-Запада и Пермского банковского союза. Причем кредитным бюро, можно сказать, повезло с законодательной базой. Бюджетное послание президента поставило задачу развития ипотеки, а проект долгосрочного жилищного кредитования в масштабах страны без достоверной информации о поведении заемщиков реализовать достаточно сложно. И буквально через месяц после обнародования послания Госдума приняла в первом чтении закон "О бюро кредитных историй". Третье чтение депутаты обещают к концу этого года.

В банковском сообществе между тем до сих пор нет единой точки зрения на процесс создания системы кредитных бюро: слишком много вокруг этого вопроса противоречий.

Яблоки раздора

- Кредитное бюро не заработает по нажатию кнопки. Необходимо время, как минимум года три, чтобы накопить материал, который может использоваться банками. Сначала бюро будет только получать, аккумулировать информацию. Естественно, встает вопрос: кто будет финансировать его работу в это "непродуктивное время", - говорит заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин.

Вторая дискуссионная тема - вид информации, которой готовы делиться банки. Настоящее кредитное бюро - это не только набор данных о "плохих" заемщиках, но и склад "хороших" историй. По мнению профессора социологии Бостонского университета Алевтины Гусевой, накопление позитивной информации очень важно, так как позволяет заемщикам создать своего рода "репутационный залог". Кроме того, наличие и позитивной, и негативной информации помогает точнее предсказать вероятность неуплаты долга, то есть повысить качество создаваемых банками скоринг-систем. Но российские банки, пребывающие в стадии острой борьбы за клиента, родного добросовестного заемщика светить опасаются: уведут.

Третья проблема - юридический статус бюро. В мировой практике существуют две формы таких организаций - частная (создается самими банками) и общественная (управляется органами надзора). Последняя, как правило, распространена в странах, где законодательно права кредиторов защищены в меньшей степени, чем заемщиков, и Россия относится к их числу. Но разработчики проекта закона "О бюро кредитных историй" предложили утвердить форму кредитного бюро как коммерческой организации, и пока законодатель согласился с этим.

В банковском же сообществе единодушия нет. "На мой взгляд, правильнее образовать кредитное бюро под эгидой государства, причем на некоммерческой основе. Введение платы, даже достаточно разумной, оттолкнет от этой системы некоторые банковские учреждения с точки зрения как использования сведений о заемщиках, хранящихся в кредитном бюро, так и передачи сведений в него о своих заемщиках, что значительно хуже", - считает начальник отдела банковских технологий СКБ-банка Александр Трахтенберг.

Наконец, самый сложный вопрос: на каком уровне создавать кредитные бюро - общенациональном или региональном. Крупные банки с разветвленной филиальной сетью, естественно, заинтересованы в охвате как можно большей территории и поддерживают общефедеральные проекты. Сберегательный банк уже подписал документы с АРБ о вступлении в Национальное бюро кредитных историй. "Наш банк также изучает предложение АРБ", - говорит и управляющий филиалом ОАО "Внешторгбанк" в Екатеринбурге Алексей Павин.

У Александра Трахтенберга другая идея: "Правильней было бы организовать несколько бюро, например, по числу федеральных округов, но на федеральном уровне они должны быть объединены в некую ассоциацию. Идею самостоятельных кредитных бюро, либо региональных, либо на базе отдельно взятой ассоциации банков, нельзя назвать правильной. Более того, подобный подход может перечеркнуть все преимущества кредитных бюро и даже поставить крест на их будущем".

Однако именно на такой схеме - организации бюро на уровне региона под эгидой соответствующего профессионального объединения банкиров - настаивают большинство кредитных организаций Урала.

- Это необходимый механизм коллективной защиты региональными банками внутреннего рынка потребительского кредитования, - говорит заместитель начальника управления розничного бизнеса ОАО "Уралстрансбанк" Сергей Козлов. - Дело в том, что в национальное БКИ от региональных банков будет попадать информация о кредитной истории населения Уральского региона и этой информацией смогут воспользоваться крупные игроки федерального масштаба для захвата и вытеснения региональных банков. Да, региональные банки тоже получат доступ информацией о кредитной истории населения Москвы и Московской области. Но нужна ли она им? Поэтому нам нужно создавать региональное БКИ.

Директор по стратегическому развитию Уралвнешторгбанка Даниил Сандлер приводит другие аргументы в пользу такого подхода: "Надо создавать региональные бюро, иначе мы вырастим монополиста, который будет определять правила игры на рынке, то есть тарифы, под себя. И это могут быть не только банки федерального значения, но и западные кредитные бюро. Эти структуры смогут существенно облегчить работу иностранных банков в России и таким образом нивелировать наше основное преимущество на рынке ритейла - знание особенностей местной клиентуры".

Действительно, западные кредитные бюро проявляют активный интерес к российскому рынку. В частности, крупнейшее в мире бюро Experian намерено создать в России совместный проект с международной группой "Интерфакс" (в группу входят Moody's Interfax Rating Agency, база данных корпоративной информации СПАРК, агентство финансовой и экономической информации "Интерфакс-АФИ"). "Наше главное направление - производство продуктов, облегчающих принятие инвестиционных решений для бизнеса. Поэтому создание кредитного бюро - логичный шаг. Для этого Интерфакс намерен использовать мощную региональную инфраструктуру, широкие и налаженные связи с участниками финансового рынка и их объединениями на Урале, в Сибири, и на Северо-Западе", - говорит генеральный директор ЗАО "Интерфакс-Урал" Михаил Фейгин. Правда, реализовать на практике эту задачу непросто: в рассматриваемом законе "О бюро кредитных историй" устанавливается предельная доля одного акционера в капитале кредитных бюро - не более 10%. Таким образом, авторы закона пытаются ограничить участие иностранных игроков. Первый заместитель генерального директора ЗАО "Интерфакс" Владимир Герасимов считает такой вариант развития ситуации как минимум недальновидным: "Фактически рынку предлагается модель, при которой бюро будут работать в виде своеобразных "кооперативов" или "клубов по интересам", так как требуется минимум десять участников. Серьезные западные структуры не пойдут на такие условия, и это, естественно, снизит эффективность работы бюро в России. Кредитные бюро - новое для российского финансового сектора направление, поэтому вряд ли имеет смысл игнорировать накопленный за рубежом опыт, отработанные на практике технологии. Этот рынок должен быть конкурентным".

Простые сложности

Пока участники рынка соглашаются с одним тезисом: чем скорее банки сделают практические шаги для разрешения противоречий, тем лучше. Владимир Фролов: "Такую проблему надо решать исключительно за счет большого числа компромиссов, а нам до них как до неба. По большому счету, разрешить все наши многочисленные противоречия можно только под эгидой Банка России. Это не означает, что ЦБ должен выполнять функции кредитного бюро, он должен просто вести диалог между разными структурами, и я уверен, у Банка России это получится лучше других. Что касается нашего региона, то стартовать надо под "крышей" Уральского банковского союза: он имеет больше доверия, чем какая-либо коммерческая структура. Это - старт. Я не говорю, что это финиш".

Сергей Козлов призывает не усложнять ситуацию: "Механизм очень простой. Банки договариваются, создают капитал, причем каждый владеет не более 10%, как это записано в законе, чтобы избежать монополизма. Единственная формальность, которую требуется решить, - получить лицензию на осуществление деятельности по технической защите конфиденциальной информации. При этом в период накопления кредитных историй целесообразно обслуживать банки за фиксированную месячную или квартальную плату в пользу БКИ, а не взимать деньги за каждую кредитную историю, как это делает большинство крупнейших мировых кредитных бюро".

Даниил Сандлер убежден, что вокруг этой идеи должны собраться банки, которые отбросили все предубеждения и готовы работать вместе: "Первоначально надо начинать с тех технологий, которые есть у банков, причем очень дешевых. Не готовы делиться "хорошей" информацией? Не надо. Создаем общий стоп-лист "негативных историй" и начинаем их накапливать".

Мировой опыт развития аналогичных институтов показывает, что с развитием конкуренции в разных сегментах рынка пользователями БКИ становятся не только банки. Борьба за клиента заставит сотовых операторов, интернет-провайдеров продавать свои услуги в кредит, для чего понадобятся соответствующие базы данных о поведении клиентов. "Самый лучший предсказатель будущего поведения - поведение в прошлом", - любят повторять иностранные эксперты, работающие в системах кредитного бюро. В некоторых странах запрос в бюро делают даже работодатели, считая, что выполнение обязательств перед кредитными организациями в определенной степени характеризует человека. Становление кредитных бюро в России будет иметь принципиальное значения для большинства розничных сегментов рынка.

Историческая справка

Первые частные кредитные бюро появились в США в середине XIX века. Толчком для этого послужило развитие связей между оптовыми и розничными торговцами. Специальные агенты, среди которых были почтальоны, шерифы, владельцы магазинов, собрали информацию о кредитоспособности розничных торговцев. В 1841 году шелкоторговец Льюис Тэппен создал специальное агентство для сбора и анализа информации о кредитоспособности предпринимателей, которые брали у него ссуды - Mercantile Agency. Накопив кредитные отчеты, Тэппен стал продавать информацию на сторону, положив, таким образом, начало созданию коммерческой базы данных. В 1849 году другой американец Джон Брэдстрит создал кредитное агентство The Bradstreet Company. В 1933 году конкуренты объединились, и на рынке появилось крупнейшее хранилище кредитной информации о компаниях - Dun & Bradstreet.

В начале 20-х годов в США начинает развиваться потребительское кредитование и появляются базы данных о населении. В 1965 году создается первое национальное компьютеризированное кредитное бюро - Credit Data Corporation. Банки платят 50 центов за каждое обращение к системе, в свою очередь предоставляя доступ к своим кредитным файлам. Сейчас это бюро носит название Experian и является одним из крупнейших в США.

Общественные кредитные бюро, которыми управляют органы надзора и регулирования банковской деятельности, основаны в Германии в 1934 году и получили развитие в странах ЕС и Латинской Америки, а также некоторых государствах Восточной Европы.