Без особых амбиций

6 декабря 2004, 00:00
  Урал

Энергетическая стратегия РФ занижает перспектмвные объемы добычи и экспорта газа и, как следствие, геополитические амбиции России

Энергетической стратегии России на период до 2020 года записано: "Ожидается существенный рост объемов добычи газа независимыми производителями с 73 млрд куб. м (12% общего объема добычи) в настоящее время (2002 год - Ред. ) до 105 - 115 млрд куб. м (17%) в 2010 году и 140 - 150 млрд куб. м (20%) в 2020 году. При этом добыча газа ОАО "Газпром" возрастет с 522 млрд куб. м в 2002 году до 580 - 590 млрд куб. м в 2020 году (на 11 - 13%)". Одновременно Энергетическая стратегия гласит: максимальный объем добычи газа в России в 2020 году составит 710 - 730 млрд кубометров. Другими словами, перспективные объемы добычи газа в России частными газодобывающими компаниями сформированы по остаточному принципу. Им предлагается лишь дополнить производство Газпрома.

Такой подход представляется принципиально неверным. Он не учитывает ни ресурсного, ни технологического, ни финансового потенциала частных газодобывающих компаний. Более того, установка на достаточность для нужд России к 2020 году всего 140 -150 млрд кубометров газа из "негазпромовских" источников заставляет думать, что проблема наращивания добычи газа в стране может быть решена просто. Но в эти объемы включена добыча попутного нефтяного газа - неотъемлемая часть нефтедобычи. Это означает, что на газ, который частные компании будут добывать посредством реализации собственно газодобывающих проектов, требующих решения проблем с обеспечением недискриминационного доступа к газопроводной сети Газпрома и созданием условий для экспорта газа частным бизнесом, отведены еще меньшие объемы. Между тем частный бизнес способен обеспечить объем в 140 -150 млрд кубометров значительно раньше, а к 2020 году может добывать около 220 млрд кубометров.

Таким образом, Энергетическая стратегия России просто не учитывает один из важнейших источников наращивания добычи газа в стране - частный газодобывающий сектор. К сожалению, это не единственный просчет Энергетической стратегии как в определении перспективных потребностей России в газе, так и в обозначении источников их удовлетворения.

Эффект обманутых ожиданий

Главный просчет видится в том, что определенные в Энергетической стратегии перспективные объемы добычи (680 - 730 млрд кубометров к 2020 году) заставляют лишь догадываться о природе этих цифр. Что они характеризуют? Те объемы газа, которые Россия в состоянии добыть? Или те, которые будут нужны стране, если учесть перспективные потребности внутреннего российского рынка и необходимые экспортные ресурсы при определенной конъюнктуре и потенциальном спросе на российский газ на международных рынках? Ответы на эти вопросы открыты.

Вместе с тем, в программном для развития российского ТЭК документе содержится специальный раздел под названием "Энергетическая безопасность", рассматривающий ее как важнейшую составляющую национальной безопасности. "Энергетическая безопасность - это состояние защищенности страны, ее граждан, общества, государства, экономики от угроз надежному топливо- и энергообеспечению, - записано в стратегии. - Эти угрозы определяются как внешними (геополитическими, макроэкономическими, конъюнктурными) факторами, так и собственно состоянием и функционированием энергетического сектора страны. Указанные факторы, сдерживающие развитие ТЭК, являются одновременно источником угроз энергетической безопасности России". Обеспечение энергетической безопасности России - один из важнейших государственных приоритетов. В таком случае трудно понять, какая целесообразность заложена в том, что властные структуры заранее и, получается, сознательно берут курс на сокращение доли РФ в мировой добыче газа?

С 1995 по 2003 год доля России в мировой добыче газа сократилась с 27 до 24% (табл. 1). Исходя из геополитических интересов нашей страны, это нельзя считать благоприятной тенденцией. А если согласиться с Энергетической стратегией, то получается, что к 2010 году доля РФ упадет до 16 - 20%, а к 2020 году - даже до 12 - 16%. Заметим, что в этих расчетах использованы далеко не самые радикальные прогнозы роста мировой добычи газа. Согласно, например, оценке международной консалтинговой фирмы Purvin & Gerts, к 2020 году мировая добыча газа превысит 5 трлн кубометров.

Конечно, достоверность прогнозов, тем более долгосрочных, можно оценивать как угодно. Но превращение газа в топливо XXI века и наличие тенденции к опережающему росту мирового спроса на газ по сравнению с другими видами энергоносителей уже давно стало азбучной истиной для специалистов.

Не будет преувеличением сказать, что большинство западных аналитиков и экспертов по нефтегазодобыче, основываясь на этой истине и безусловном лидерстве РФ по запасам газа, ожидают от России укрепления ее позиций в качестве одной из ведущих в геополитическом смысле державы. "Россия является мировым лидером по запасам газа и, без сомнений, используя данный фактор, усилит свои позиции в этом отношении", - считают специалисты американской научно-исследовательской геологической службы US Geological Survey (см. The USGS World Energy Program: Russia. Ulmishec Gregory F., 1997). Эксперты службы официальной статистики при правительстве США (Energy Information Administration, EIA) вообще считают, что Россия, обладающая 35% мировых доказанных запасов газа и 30% его перспективных запасов, станет "первейшим газовым геополитическим конкурентом растущему нефтяному влиянию ОПЕК, основному в ближайшие 15 - 20 лет поставщику нефти на мировой рынок" (см. EIA World Energy Projection System, 2001). О долгосрочной альтернативе "российский газ - мусульманская нефть" говорят и специалисты американской World Oil, информационной аналитической организации, специализирующейся на мировом рынке нефти и нефтедобывающих проектах (World Trends: Reality reclaims E & P market, www.worldoil.com.).

Складывается парадоксальная ситуация. Мир ждет от России газовой экспансии с далеко идущими геополитическими последствиями, поскольку мировой спрос на газ растет. У России есть ресурсы для его удовлетворения. А сама Россия запланировала отказаться от своих преимуществ.

Прощай, Европа

В этой связи весьма интересными представляются оценки спроса зарубежных энергетических рынков на газ в зоне интересов России, которые дает ОАО "Газпром" (табл. 2). Уже в 2000 году совокупный объем спроса оценивался в 358 - 386 млрд кубометров (объем экспорта российского газа тогда составил 205 млрд кубометров), а к 2010 году, считают в Газпроме, он может достичь 560 млрд кубометров. При этом Энергетическая стратегия закладывает объемы экспорта российского газа на уровне 250 - 265 млрд кубометров в 2010 году и 273 - 281 млрд кубометров в 2020 году. Иными словами, получается, что если в 2000 году Россия покрывала спрос на импорт газа в зоне своих интересов на 57%, то в 2010 году этот показатель опустится до 50% и менее.

Анализ установок Энергетической стратегии позволяет сделать еще один не менее тревожный вывод. В 2000 году российский экспорт газа покрыл совокупный спрос Европы (страны СНГ и Балтии, Восточная и Западная Европа) не менее чем на 75%. В 2010 году, если в Европу будут поставлены предусмотренные Энергетической стратегией 250 - 265 млрд кубометров российского газа, аналогичный показатель упадет до 64%. Совершенно очевидно, что падение произойдет за счет главнейшего для России рынка сбыта Евросоюза: стран Западной и Восточной Европы и Балтии. Это наиболее емкие и платежеспособные, то есть наиболее беспроблемные, в отличие, например, от Украины и Белоруссии, рынки. Дело в том, что Евросоюз предпринимает активные усилия по диверсификации источников импорта газа и снижения газовой зависимости от России. В частности, с этой целью ЕС принял Европейскую газовую директиву и проводит либерализацию газового рынка. В этой связи особенно показателен визит главы кабинета министров Великобритании Тони Блэра в марте этого года в Ливию. Британская пресса тогда положительно оценила состоявшиеся переговоры с "бывшим партнером СССР" Муамаром Каддафи. "Это особенно хорошо в свете целесообразности создания условий для английских капиталовложений в Ливию с целью подключения ливийского газа наряду с алжирскими и норвежскими поставками к обеспечению Великобритании и Евросоюза в целом в противовес российскому газу", - писала Financial Times.

Так есть ли резон закладывать сокращение доли России в мировой добыче газа? Ведь совершенно очевидно, что нишу займут другие производители - страны Северной Африки, Ближнего Востока, Каспийского региона.

Все в наших руках

Примечательно, что западные оценки перспективной добычи газа в России куда оптимистичнее установок Энергетической стратегии. Так, Международное энергетическое агентство (IEA) прогнозирует добычу газа в РФ к 2020 году на уровне около 900 млрд кубометров, а EIA - даже на уровне 990 млрд кубометров. В обоих случаях прогнозы основаны на двух факторах: наличии в России необходимой для достижения таких объемов ресурсной базы и ожидаемой от РФ стратегии сохранения ее лидирующих позиций в мировой добыче газа (IEA, Natural Gas Information, 2003; EIA World Energy Projection System, 2001).

Существуют и российские оценки, согласно которым перспективную добычу необходимо и возможно довести до уровня не менее 900 млрд кубометров. "В Энергетической стратегии России до 2020 года серьезное развитие нефтяной и газовой промышленности фактически не намечается, а возрастающие потребности страны в энергоресурсах планируется удовлетворять лишь за счет энергосбережения", - заявил президент Российского союза нефтегазостроителей и председатель Совета союзов и ассоциаций нефтяной и газовой промышленности России Юрий Баталин на Втором Всероссийском энергетическом форуме "ТЭК России в XXI веке", состоявшемся в Санкт-Петербурге в марте этого года.

С этим нельзя не согласиться. Авторы Энергетической стратегии как будто не заметили, что Россия серьезно отстает по уровню газификации от развитых стран. Например, уровень газификации Сибирского федерального округа, по данным Газпрома, не превышает 3,5%.В Чувашии, Ростовской и Псковской областях уровень газификации жилья, объектов социальной сферы и коммунально-бытового назначения в сельской местности менее 25%. Средний же по России уровень газификации - около 50% (см. пресс-релиз от 21.08.03 "Новая концепция участия компании "Газпром" в газификации регионов России" на www.gazprom.ru).

"Энергетической стратегией по разным вариантам намечается добывать в 2020 году 610 - 730 млрд кубометров газа в год. Тогда как еще в 1990 году в Российской Федерации было добыто 640 млрд кубометров. То есть Стратегия намечает практически остановиться на уже достигнутом в советские времена уровне, - продолжает Баталин. - Необходимо в короткие сроки сформировать государственную целевую программу доведения уровня добычи газа в стране в 2010 году до 700 - 750 млрд кубометров, а в 2020 году - до 900 кубометров".

Аналогичную точку зрения высказывает Анатолий Брехунцов, директор Сибирского научно-аналитического центра, одного из наиболее известных в России предприятий по сбору, обработке и анализу геологической информации. По его словам, на фоне опережающего роста потребления газа в мире по сравнению с другими видами энергоносителей перспективная добыча газа в 900 - 950 млрд кубометров более соответствует долгосрочным потребностям РФ в газе (см. "Добыча газа на Ямале: проблемы и перспективы"/Тюменская региональная интернет-газета, 21.03.2003). По расчетам Центра, к 2020 году добыча газа только в ЯНАО могла бы составить 700 - 750 млрд кубометров.

Достаточно оптимистично на перспективы наращивания добычи газа в России смотрят и специалисты Газпрома и ВНИИГаза: "В XXI век Россия вступила с мощной сырьевой базой. Текущие разведанные запасы газа на 1 января 2000 года составили 46,9 трлн кубометров. Средняя выработанность начальных запасов - 20%. Из общего объема текущих разведанных запасов в разработку не введено более 29 трлн кубометров, в том числе около 4 трлн кубометров - на эксплуатируемых месторождениях; 17,2 трлн кубометров - на месторождениях, подготовленных к разработке; 0,4 трлн кубометров - на законсервированных месторождениях; 7 - 6 трлн кубометров - на разведуемых месторождениях" (см. Гриценко А.И. (ОАО "Газпром"), Крылов Н.А., Аленин В.В., Ступаков В.П. (ВНИИГаз)/Нефть и газ России в XXI в.: Прогноз добычи и развития сырьевой базы, www.geoinform.ru). По проработкам специалистов Газпрома и ВНИИГаза, к 2020 году максимальный объем добычи газа в России на базе использования не введенных в разработку запасов мог бы составить 830 - 840 млрд кубометров.

Это было, было

Действительно, ведь добывали же в советские времена более 800 млрд кубометров газа в год, из которых на Россию приходилось более 75% (см. график). Годовые приросты добычи были просто ошеломляющие - по 30 и даже более чем 40 млрд кубометров в год.

Опыт СССР показывает, что за те же 20 лет, на которые сейчас рассчитана Энергетическая стратегия России, добыча газа в стране была увеличена со 198 млрд кубометров в 1970 году до 845 млрд кубометров в 1990 году. Конечно, тогда были открыты и введены в эксплуатацию крупнейшие и уникальные по мировым меркам месторождения Уренгойское, Медвежье, Ямбургское. Эти кладовые относительно легкого для добычи сеноманского газа долгое время обеспечивали 80 - 90% российской добычи в год. Сейчас они вступили в стадию естественной выработанности.

И теперь уже речь идет о вовлечении в разработку месторождений в новых нефтяных и газовых районах: на полуострове Ямал и шельфах Карского, Баренцева, Каспийского морей, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Безусловно, все это сопряжено с большими трудностями. Но ведь создали же в советские времена Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс. В совершенно необжитом регионе со сложными и тяжелыми природно-климатическими условиями за 20 лет были созданы мощности по добыче более 400 млн тонн нефти и 500 млрд кубометров газа в год.

Безусловно, только наличия богатой ресурсной базы для принципиального наращивания российской добычи газа далеко не достаточно. Необходимы комплексные преобразования газовой отрасли, включая тарифную политику, управление газотранспортной системой, налогообложение, порядок лицензирования. Но об этом в Энергетической стратегии не сказано ни слова. Есть лишь общие положения, наподобие того, что "формирование правил и институтов торговли энергетическими ресурсами предусматривает <...> установление недискриминационных для всех участников рынка правил доступа к инфраструктуре <...> и развитие биржевой торговли".