Уступи дорогу

Средний бизнес на Урале развивается динамичней, чем крупный. Отрасли-"эскалаторы", сохраняющие высокие темпы роста, при грамотной политике государственного и частного инвестирования способны изменить сырьевую направленность региона и обеспечить его устойчивое развитие

Три рассмотрении макроэкономических тенденций в центре внимания традиционно находились крупные предприятия, отраслевые гиганты. Поэтому тенденции, набирающие обороты в среднем бизнесе, в особенности на ранних стадиях, часто не попадали в поле зрения. Лишь с недавнего времени речь все чаще заходит о среднем бизнесе как об основном потенциале экономики.

Начиная первый в России проект "Средний бизнес - основа будущего роста", мы преследовали несколько целей. Во-первых, выявить отраслевые тенденции, складывающиеся на уровне среднего бизнеса (в том числе в непромышленных сегментах), вывести их из тени влияния крупнейших компаний. Во-вторых, показать наиболее значимые и динамичные компании среднего бизнеса, в основном пока малоизвестные (или известные локально), но в силу высокой динамики развития способные серьезно повлиять на региональную экономику.

Надеемся, проект поможет получить доступ к широкому инструментарию для планирования развития региональной экономики и выработки правильной стратегии инвестирования.

Как мы считали

Первый вопрос, с которым мы столкнулись при составлении рейтинга "300 лидеров среднего бизнеса Урала", - какие предприятия считать средними? Законодательно термин "средний бизнес" до сих пор не определен. Официальная статистика дает смутную подсказку, определяя границы крупных и малых предприятий.

По нашему мнению, отнесение того или иного предприятия к среднему бизнесу должно основываться как минимум на трех критериях. Первый: годовой объем реализации компании - от 150 до 730 млн рублей (верхняя граница определена таким образом, чтобы выборка средних компаний не пересекалась с выборкой крупнейших, см. "Э-У" 42 от 08.11.04). Второй: численность персонала - не более 500 человек. Нижняя граница определяется в зависимости от отрасли: от 30 человек для компаний лизинговых, ИТ, розничной торговли, сферы услуг до 100 человек для промышленных предприятий. Третий критерий: величина основных фондов (и здесь необходима экспертная оценка избыточности основных фондов, позволяющая отсечь бывшие гиганты советского периода, по большей части отдельные предприятия машиностроения, сохраняющие огромные производственные мощности и персонал, но в силу разных причин имеющие низкий уровень продаж). Конечно, перечисленные критерии недостаточны для определения понятия среднего бизнеса (нужны дополнительные оценочные качественные характеристики), однако обязательны.

Итоговый рейтинг представляет собой список трехсот крупнейших компаний среднего бизнеса Урала, ранжированных по показателю объема выручки от реализации, составленный на основе данных более 700 уральских компаний, удовлетворяющих критериям определения среднего бизнеса. Показатель несовершенен, но полноценная альтернатива ему в экономических реалиях России отсутствует. Если в силу специфики деятельности компаний показатель не может быть применен (например, для лизинговых или страховых организаций), используются данные финансовой отчетности, максимально близкие к нему по экономическому смыслу. Конечно, задача усложняется тем, что уровень соответствия официальной бухгалтерской отчетности реальному положению дел представляет собой функцию, обратную величине компании. К тому же уровень прозрачности отдельных отраслей оставляет желать лучшего.

Из рассмотрения в основном рейтинге исключены предприятия жилищно-коммунального хозяйства и строительства в силу неконкурентной специфики этих отраслей и монопольного положения на рынке отдельных компаний. Не взят во внимание и банковский сектор: аналогичный показатель (сумму процентных и непроцентных доходов) можно оценивать корректно лишь в том случае, если бы банки формировали отчетность по международным стандартам.

Красный свет

Предположив, что средние компании могли показывать темпы и тенденции, отличные от общеотраслевых, мы сравнили две группы предприятий - средние и крупнейшие. При этом крупнейшие компании региона разделили на две подгруппы: тех, кто оставался в числе крупнейших и в 2002, и в 2003 годах, и тех, кто попал из категории средних в группу крупнейших за последний год (миграционная группа). В результате получилось, что средний бизнес растет темпами, на четыре процентных пункта превышающими темпы роста крупнейших компаний (28% против 24%).

Наиболее ярко эта разница проявляется на уровне отдельных отраслей. Отметим, что некоторые секторы выпали из рассмотрения в силу непредставительности выборки компаний (слишком мало игроков, чтобы судить об общих тенденциях). Мы не анализировали электроэнергетику, полиграфию, научные и проектные учреждения, лизинговые компании, страховой и туристический секторы, легкую промышленность и транспорт. Сложно оценивать нефтегазовый сектор, где самостоятельные компании тесно связаны с крупным бизнесом. Кроме того, в нефтегазовом секторе чрезвычайно велика роль государственного регулирования, зачастую выступающего противовесом экономическим законам свободного рынка. Пример с геолого-разведочными работами это ясно показал: отменой ставки отчислений на воспроизводство минерально-сырьевой базы с начала 2002 года государство фактически обрезало финансирование компаний среднего размера. Это подтвердили и данные нашего исследования: при практически нулевом росте по группе средних геолого-разведочных компаний рост крупнейших составил порядка 25%. Эта тенденция в будущем только усилится. Сейчас соотношение вложений в геологоразведку федерального бюджета и частных компаний с одной стороны и субъектов РФ - с другой составляет 1:18. Не исключено, что, продолжая подобную политику, Минприроды доведет долю недропользователей в финансировании воспроизводства минерально-сырьевой базы до 90%: стимулом для них послужит очередное нововведение - теперь при обнаружении месторождения за счет собственных средств частная компания может получить его для дальнейшей разведки и разработки без конкурса. А вложения такого объема под силу лишь гигантам.

Существуют такие отрасли, в которых средним компаниям объективно нет места. Это базовые секторы промышленности Урала. Войти на давно поделенный гигантами рынок очень сложно, если не сказать - невозможно. Такова ситуация в угольной и торфяной промышленности (разрыв между динамикой роста средних и крупных компаний здесь составляет 4% в пользу последних), в черной и цветной металлургии (46% и 4% соответственно), а также в стекольной промышленности, где провести модернизацию под качественное флоат-стекло, пользующееся растущим спросом, способны только крупные предприятия (разрыв - 19%).

Впрочем, в машиностроении лаг между крупными и средними компаниями невелик (опережение крупнейших - всего 2%): по динамике развития многие лидеры ОПК, такие как Уралвагонзавод, Уфимское моторостроительное ПО, Уральский оптико-механический завод, уступили предприятиям, производящим гражданскую продукцию. Выручка белебеевского завода " Автонормаль" (специализация - крепежные изделия и запасные части к автомобилям, тракторам и другой технике) поднялась на 138% до 1,9 млрд рублей, НПО "Искра" (комплектующие газотурбинных электростанций) - на 85% до 3,7 млрд рублей. За минувший год значительно вырос Уфалейский завод металлургического машиностроения, выпускающий оборудование и запасные части для всех переделов металлургического производства: коксохимического, агломерационного, доменного, сталеплавильного и прокатного (804%). Но отдельные "всплески" не способны переломить общей тенденции: разрыв в пользу крупных компаний будет увеличиваться, поскольку в машиностроении наиболее актуальную сегодня задачу обновления основных фондов и организационной реструктуризации могут эффективно решать только крупные.

Маневр обгона

Средние компании значительно динамичнее развиваются в тех секторах, где выполняется следующий набор условий: эффект масштаба не играет определяющей роли; издержки по входу и выходу на рынок относительно низки; существует ориентация на внутренний, прежде всего потребительский спрос. И, наконец, в секторах "новой" экономики, сформировавшихся уже в рыночных условиях.

Опережающая динамика развития средних компаний наиболее четко прослеживается в традиционных экспортно-ориентированных отраслях. Логика вещей проста. Крупнейшие компании - в основном экспортеры. Благоприятная ценовая конъюнктура на мировых рынках стимулирует их развивать прежде всего экспортные программы. Внутренний рынок остается полем, где могут играть средние. Яркий пример - леспром. В число 300 крупнейших компаний вошла тройка лидеров-экспортеров лесной и деревообрабатывающей отрасли - Соликамскбумпром (объем выручки - 4,8 млрд рублей, из них около 85% принес экспорт), Пермский фанерный комбинат и "Фанком", отгружающие за границу примерно 40% и 60% продукции соответственно (см. "Э-У" 35 от 20.09.04). Среди средних компаний наиболее очевидно ориентированы на внутренний рынок мебельные фабрики "Миассмебель", "Ижмебель", фабрика специальных столярных изделий "Краснодеревщик". И в основном все росли быстрее, чем отрасль в целом. В результате разрыв между темпами развития групп средних и крупных компаний - 15%.

Аналогичны примеры в промышленности стройматериалов и металлоконструкций: отрыв средних здесь - 17% и 45% соответственно. Причина - в бурном развитии строительства в регионе. Так, в 2003 году ввод жилья вырос на 32% к уровню 2002 года, в планах 2004-го - 31%. В сегменте элитной недвижимости рост в 2003-м - 47%. А вот объемы ввода офисной недвижимости выросли в 2,5 раза, прогноз увеличения на 2004 год - 2,7 раза. В итоге немалый прирост выручки показали предприятия, ориентированные на внутренний рынок: Сургутжилиндустрия - 98% при среднеотраслевой с учетом крупного бизнеса динамике 25%; цементные заводы, например Горнозаводскцемент - 53%, Новотроицкий цементный завод - 45%. А вот у Уральского асбестового ГОКа, экспортирующего большую часть продукции, всего 10%.

Очевидно, что экспортно-ориентированные крупнейшие значительно зависимы от мировой конъюнктуры. Что будет происходить, если цены за пределами страны резко пойдут вниз? Несмотря на то, что крупные попытаются увеличить долю продаж на внутреннем рынке, у средних компаний есть шанс не сдать позиции. На первый план здесь выходят внутренние факторы роста, прежде всего - качество менеджмента. Управленцы небольших компаний находятся в постоянном движении, поиске новых источников роста, идей, на которых можно завоевать большую долю рынка и вырвать лидирующие позиции. Неудивительно, что слияния и поглощения чаще происходят на среднем уровне: синергетический эффект значительно выше.

Подобные процессы ярче всего сейчас заметны в пищевой индустрии. Здесь активно формируются холдинги из нескольких небольших заводов, причем каждый географически близок к определенным рынкам и способен полностью покрыть их потребности "здесь и сейчас". Нет смысла расширять территориальный охват заводов, производящих такие скоропортящиеся продукты, как хлеб, молоко. Выгоднее суммировать усилия. К тому же консолидация помогает решить возможные проблемы с сырьевой базой. Объединение в 2001 году трех относительно небольших кондитерских фабрик "Конфи", "Волжанка" и "Заря" вывело холдинг "СладКо" с оборотом 4,3 млрд рублей на 52 место в рейтинге крупнейших уральских компаний за 2003 год. Среди динамичных средних компаний отметим выросшего на 102% (при среднеотраслевом темпе - 25%) лидера челябинского колбасного рынка "Перант" (составную часть группы компаний "Центр пищевой индустрии "Ариант"") и Орский мясокомбинат (оборот в минувшем году - 488 млн рублей), вошедший в конце 2002-го в холдинг "Разгуляй-УкрРос". Практически полностью контролирует молочный рынок Челябинска группа компаний, состоящая из Челябинского городского молочного комбината (динамика развития - 57%), Чебаркульского молочного завода (32%) и Магнитогорского молочного комбината (19%).

Будущее среднего бизнеса

А что в перспективе? Мы дополнили анализ исследованием "нестабильной группы", включающей предприятия, мигрировавшие из среднего бизнеса в 2002 году в крупный в 2003-м. Обратная миграция не учитывалась: из всей выборки таких предприятий оказалось всего несколько, и они существенно не повлияли на результаты.

Выяснилось, что по отраслевым тенденциям эта группа очень близка средним, а по динамике развития значительно их обгоняет. Однако это относится в основном к молодым и емким уральским рынкам услуг, суть формирования которых изначально предполагала появление небольших игроков, обслуживающих сравнимых по размеру потребителей. Эти рынки растут вместе со своими клиентами и их потребностями. Показательна высокодинамичная сегодня отрасль информационных технологий и телекоммуникаций: 181% для миграционной группы против 32% прироста средней группы предприятий. Рывок из средних в крупные в прошлом году совершили государственная страховая компания "Югория" (увеличившая объем реализации с 430 до 919 млн рублей), Югорская лизинговая компания (760 млн рублей в 2003 году против 569 в 2002-м).

Значительно опередила средних миграционная группа в ориентированном на домашние хозяйства сегменте розничной торговли - 118% против 49%. Результаты неудивительны, стоит вспомнить пример уральского рынка иномарок в 2003 году с его взрывным ростом продаж авто азиатского происхождения. Напомним, крепнущий платежеспособный спрос усилило тогда падение курса доллара относительно евро. В итоге в прошлом году существенно укрепили позиции автосалоны "Тойота-Центр Екатеринбург" (выручка выросла с 371 до 1058 млн рублей).

Основа долгосрочного роста

Какова практическая ценность полученных результатов? Первое - анализ возможностей для частных инвестиций. Динамично растущие секторы - это своего рода эскалаторы, позволяющие находящимся на них средним компаниям быстро расти. Если их динамика опережает динамику крупнейших, мы получаем сегмент, где образование нового бизнеса способно принести наивысшие дивиденды. Если же этот сегмент создает значимую долю ВРП, то это прямой объект для стимулирования со стороны государства.

Мы сравнили отрасли в зависимости от вклада сегмента средних компаний в совокупный оборот. Это не вполне корректно: если взять, к примеру, машиностроение и торговлю, добавленная стоимость очень различается. Но чтобы судить о добавленной стоимости, статистического инструментария недостаточно, поэтому в первом приближении годен и такой подход.

В диаграмме "Перспективность отраслей (краткосрочный период)" отчетливо видны "эскалаторы" - идущие вверх секторы, где по динамике лидирует средний бизнес. Это розничная торговля, полиграфия, лизинг, научные и проектные учреждения, туризм, ИТ и телекоммуникации, промышленность металлоконструкций.

Другой подход (см. диаграмму "Перспективность отраслей (долгосрочный период)") позволяет выделить отрасли, где дополнительные инвестиции способны привести к макроэкономическим сдвигам, пусть и на длинных интервалах времени (с динамикой среднего слоя сравниваем не динамику отрасли, а ее вклад в совокупный оборот). Получаем все ту же розничную торговлю, пищевую промышленность, промышленность стройматериалов, транспорт и сельское хозяйство. Здесь при серьезном вкладе в ВРП темпы роста среднего слоя превышают динамику крупного бизнеса.

На уровне здравого смысла эти результаты легко объяснимы: все это секторы, ориентированные в основном на потребительский, в меньшей степени - на инвестиционный спрос. Они преимущественно конкурентны, имеют относительно низкий порог входа в отличие от отраслей тяжелой промышленности. Инвестиции в эти сегменты способны дать дополнительный толчок экономическому росту на уровне регионов.

В заключение необходимо отметить, что роль среднего бизнеса в экономике субъектов сильно отличается. Точнее, речь идет о поле, где региональные администрации могут вести экономическую политику (мы исключаем из рассмотрения подразделения федеральных структур: их влияние сложно переоценить, но поведение диктуется совсем другими законами). И сделанные нами выводы применимы прежде всего для Челябинской, Оренбургской областей, республики Удмуртия, в меньшей степени - Башкортостана. Именно в этих субъектах при относительно высокой доле среднего бизнеса присутствует наибольший потенциал роста средних компаний. Для Свердловской, Курганской и Тюменской областей это не так характерно (см. диаграмму "Перспективность регионов").

Итоги проекта показали: результаты деятельности и динамика крупнейших компаний в силу разных причин значительно отличаются от аналогичных показателей менее крупных игроков. Анатомия динамики средних прозрачна и логична. Среднее звено более гибко и быстро реагирует на изменения во внешней среде, чем неповоротливые гиганты. Уровень конкуренции на их поле выше, и это не дает стоять компаниям на месте, вынуждая постоянно двигаться вперед. Они всегда нацелены на усиление позиций и долгосрочное планирование, в то время как крупнейшие зачастую стремятся лишь сохранить долю рынка: существуют объективные ограничители роста масштабов бизнеса.

Когда-нибудь выросшие средние компании столкнутся с теми же проблемами, что и крупнейшие, и замедлят темпы развития - это дело эволюции. Но сегодня именно они способны изменить явно сырьевую направленность региона и обеспечить основы долгосрочного экономического роста. Маркеры обозначены. Осталось перейти к активным действиям.

Методы и информация

Рейтинг 300 лидеров среднего бизнеса Уральского региона составлен аналитическим центром "Эксперт-Урал" на основе собственной методики в сентябре - ноябре 2004 года. К средним отнесены компании, удовлетворяющие следующим критериям:

- годовой объем реализации (выручка) компании в диапазоне 150 - 730 млн рублей;

- численность персонала до 500 чел. в зависимости от отрасли: промышленное производство, агропромышленный бизнес, телекоммуникации, транспорт, жилищно-коммунальное хозяйство, строительство - от 100 чел.; страхование - от 50 чел.; лизинг, ИТ, розничная торговля, сфера услуг - от 30 чел.;

- неизбыточность основных фондов (на основе экспертной оценки, позволяющей отсечь предприятия советской экономики, в основном машиностроения, сохраняющие огромные производственные мощности и избыточную численность, но в силу разных причин имеющие низкий уровень продаж).

В результате обработки первоначальной базы, содержащей 1000 предприятий, в выборку в конечном счете вошли 715 компаний. Источниками информации при составлении рейтинга послужили данные компаний, полученные в ходе анкетирования, данные бухгалтерской отчетности, предоставленные Государственным комитетом по статистике и региональными статкомитетами, а также сведения, опубликованные компаниями в открытых источниках.

В рейтинг вошли предприятия практически всех основных сфер экономики. Место компаний в рейтинге определялось путем ранжирования по объему реализации продукции (работ, услуг) в 2003 году. В случае, когда этот показатель в силу специфики деятельности компании не мог быть применен, использовались данные финансовой отчетности, максимально близкие к нему по экономическому смыслу. В зависимости от профиля деятельности компании под объемом реализации понималось: для страховых компаний - сумма страховых взносов-нетто по страхованию жизни и иным видам страхования; для лизинговых компаний - объем лизинговых платежей и другие доходы, учитываемые в выручке.