Наше дело правое. Кто победит?

13 декабря 2004, 00:00
  Урал

За год, минувший после поражения СПС и "Яблока" на выборах в Госдуму, объединение, претендующее на лидерство на правом политическом фланге, не появилось. Правых продолжают разделять надуманные разногласия

На фоне провала думской кампании год назад в целом по стране (напомним, СПС и "Яблоко" набрали по 4%, не преодолев 5-процентного барьера) правые на Урале продемонстрировали тогда неплохие результаты. "Яблоко" в Челябинской и Пермской областях получило по 5%, а СПС в Прикамье - 8%. В Екатеринбурге СПС набрал почти 15%, "Яблоко" - 9%, в Свердловской области - 7 и 6% соответственно. Успех побудил свердловских правых к логичному шагу - объединению усилий региональных отделений на апрельских выборах в облдуму. "Эксперт-Урал" тогда приветствовал эту инициативу, предвкушая, что именно с Уральских гор начнется возрождение праволиберальной идеологии в России (см. ст. "Верхи не могут, низы хотят", "Э-У" 3 от 26.01.04).

Почему этого не произошло? Ответом просится штамп о кризисе либерализма вообще. Однако и "Яблоко" с СПС никуда не делись, и за год появились как минимум три партии, убеждающие сторонников в том, что придерживаются правой идеологии. В течение осени СПС прорвался в тульское, иркутское, калужское законодательные собрания, в декабре - в брянское. На Урале удивительные изменения произошли в ноябре. Во-первых, свердловские "яблочники" все-таки вступили в коалицию, правда, с левоцентристами и социал-демократами (отделениями Аграрной, Социал-демократической, Народной партий, Российской партии пенсионеров, партии "СЛОН"). Во-вторых, в традиционно "красной" Курганской области выдвинутый СПС Евгений Собакин набрал 23,8% голосов и вышел во второй тур вместе с действующим губернатором Олегом Богомоловым, на чьей стороне был административный ресурс и поддержка "Единой России". Очевидно: говорить о гибели либеральной идеи преждевременно. Но кто на нее работает?

Господин из Сан-Франциско

В новейшей истории России, за исключением, пожалуй, начала 90-х годов, либеральная идеология массовой популярностью не пользовалась. Если партии, отстаивающие либеральные ценности, и проходили в Госдуму, то в явном меньшинстве по сравнению с коммунистами и "партиями власти", а их предвыборные платформы строились на заклинании "призраков социалистического прошлого".

Сокрушительное прошлогоднее поражение либералов заставило задуматься: почему имидж правых не пришелся по вкусу даже их старинным единоверцам? Выяснилось, что на фоне стабилизации экономики с отцом приватизации Анатолием Чубайсом осталось лишь несколько благодарных олигархов: иных уж нет, а те далече. Новая волна предпринимательства, многочисленный класс менеджеров среднего и низового звена, интеллигенция увидели в том же Чубайсе, Ирине Хакамаде, Борисе Немцове политических эгоистов, популистов, которые, поправ законы, осуществили передел собственности, а шанс поставить политическую жизнь страны на демократические рельсы не использовали. К тому же неоднократно демонстрировали конъюнктурную, соглашательскую позицию.

За 2004 год на правом фланге ни в стране, ни в регионе новых серьезных фигур не появилось. Партии по-прежнему создаются из Москвы, число их сторонников невелико и они больше похожи на клубы по интересам, чем на действенную политическую силу. Яркий пример - Комитет "2008: Свободный выбор", созданный в январе 2004 года сразу после поражения либеральных партий на выборах в Госдуму. Новых имен в списке учредителей нет: Гарри Каспаров (председатель), Михаил Бергер, Владимир Буковский, Александр Гольц, Игорь Иртенев, Владимир Кара-Мурза, Евгений Киселев, Юлия Латынина, Дмитрий Муратов, Борис Немцов, Сергей Пархоменко, Александр Рыклин, Ирина Хакамада, Виктор Шендерович, Ирина Ясина (интервью с ней читайте на с. 12). В декларации они признаются, что отражают позицию меньшинства российского общества, "но это меньшинство объединено безусловной приверженностью базовым демократическим ценностям, а в современной России многие из таких ценностей уничтожены вовсе". В качестве главной цели учредители Комитета видят избрание президента в 2008 году путем "всеобщих, прямых, свободных и честных выборов, а не в порядке номенклатурного престолонаследия, как это случилось в 2000 году".

Как сообщил нам председатель исполкома объединения сторонников Комитета Олег Козловский, о поддержке декларации через интернет заявили 1580 человек - юристы, студенты, журналисты, преподаватели вузов: "Это люди со всей России, наши соотечественники за рубежом. Среди жителей Урала немало тех, кто предлагает Комитету посильную помощь. В Оренбурге создается региональная организация наших сторонников, которая поможет разделяющим идеи Комитета совместно действовать, отстаивая общие ценности".

Любопытная деталь: декларацию подписали 129 наших соотечественников, проживающих за рубежом (преимущественно в США, Германии, Канаде и Израиле). Подписантов же из обширного Урало-Западносибирского региона - всего 93 (в том числе из Свердловской области - 40, Челябинской - 19, Пермской - 11). Типичный носитель российских либеральных концепций, таким образом, таков: юрист 35 - 40 лет с русской фамилией, живущий в США.

Молодо-зелено

Очевидно: сторонники правых весьма немногочисленны. Как отмечает руководитель аппарата партии Ирины Хакамады "Наш выбор" Наталья Бородина, количество "приславших анкеты для вступления в партию в каждой из уральских областей - 150 - 250 человек".

Бывшая Российская сетевая партия поддержки малого и среднего бизнеса, а теперь "Свободная Россия", возглавляемая Александром Рявкиным, функционирует с 2002 года, однако в этой организации всего 13,1 тыс. членов. Этого явно недостаточно для перерегистрации: по новой редакции закона о политических партиях, принятого 3 декабря Госдумой, требуется не менее 50 тыс. членов партии к 1 января 2006 года. Председатель Пермского регионального отделения партии "Свободная Россия" Александр Васильев сообщил, что в его организации свыше 200 человек.

Лидер третьей из появившихся на горизонте правых партий, "Новые правые", 24-летний аспирант Института русского языка РАН Владимир Шмелев заявил нам, что в партию вступило уже более 11 тыс. человек, отделения "Новых правых" созданы в 47 регионах России, в том числе во всех областях Урала и Западной Сибири (кроме северных автономных округов). "Мы способны преодолеть барьер в 50 тыс. и даже 100 тыс. человек", - уверен лидер "Новых правых". Вполне возможно, если учесть, что создание партии, по некоторым данным, санкционировано администрацией президента: нужно же разбавить удручающее засилье "Единой России" на партийном поле.

Второй очевидный факт: партии старательно доказывают непохожесть на уже существующие. Координатор партии "Наш выбор" по Челябинской области Андрей Попов уверен, что, в отличие от построенных "сверху" СПС и "Яблока", партия будет создаваться снизу: "Наших сторонников объединяет последняя надежда на возрождение либеральных идей, из которых главная - обеспечение прав и свобод человека". По словам Александра Васильева, ниша "Свободной России" - политика малых дел. Партия не ставит перед собой глобальные цели. Ближайшие планы - участие в выборах депутатов городской думы Перми в конце следующего года. Наиболее претенциозны и неконкретны "Новые правые". Их программа утверждает, что в России нет ни "правых" партий, ни "правой" политики: ""Правыми" называют себя демократы 80 - 90-х, которым чуждо понятие Родины, а "защитниками Родины" - наследники большевиков, отвергающие идеалы свободы. По-настоящему модернизировать страну могут только настоящие правые, исповедующие одновременно ценности и Родины, и свободы".

Кто на Урале вступает в ряды правых партий? По словам Натальи Бородиной, среди сторонников партии много молодежи, женщин больше, чем мужчин, люди преимущественно с высшим образованием, юристы и предприниматели. Александр Васильев рассказал, что сторонники партии - молодые частные предприниматели, которые только открывают собственный бизнес. Владимир Шмелев заявил: "Проходит время партий, ориентированных на какую-то одну социальную группу. Сторонники "Новых правых" - все люди, которым близки наши ценности".

На чьи деньги живут партячейки? Централизованного финансирования, как выяснилось, нет ни у кого. "Региональные ячейки партии Ирины Хакамады будут создаваться по принципу горизонтали - без начальников в центре. Региональные отделения должны находиться на самофинансировании", - говорится на официальном сайте этой организации. "Наш выбор" может повторить путь "Яблока" и СПС с их политическим франчайзингом, когда бизнесменам и политикам в регионах предлагался "прокат" партийного брэнда. В беседе с нами Андрей Попов, владелец компьютерного салона, признался: "Наша региональная организация находится на самообеспечении, пока живем за счет моих личных средств". "Финансово нашему отделению помогают бизнесмены", - отметил и Александр Васильев. А Владимир Шмелев проповедует полицентризм: "Партии 90-х годов создавались по схеме одного заказчика (причем не важно, кто им был - администрация президента или ФПГ). У нашей партии спонсоров будет много, в идеале - каждый сторонник".

Государь - самый большой либерал

"Старые правые" тоже ищут место под солнцем. "Яблоко", например, левеет, и инициатива Свердловского областного отделения создать коалицию с левоцентристами подтверждает эту тенденцию (см. "В Свердловской области будет теневое правительство", "Э-У" 46 от 06.12.04). "Мы, представители региональных отделений прогрессивных политических партий социальной направленности в Свердловской области, считаем приоритетной задачей деятельности корректировку курса областных властей в направлении социального партнерства и социальной справедливости, борьбы с бедностью и в конечном счете - создания условий для достойной жизни каждого жителя области", - говорится в соглашении о создании коалиции. На почве полевения "Яблока" возникает очередной повод для непонимания со стороны СПС. В интервью "Э-У" председатель свердловского регионального отделения СПС Константин Карякин заметил: "Если сильно грести вправо, то можно заплыть влево. СПС - единственная либеральная партия, которая за все время с начала основания не потеряла лицо, сохранив изначальную идеологическую суть". Заметим, что практически теми же словами выражает свою любовь к партии вступивший в нее летом Антон Баков. По словам безусловно талантливого политика, имеющего в политической биографии и левое движение "Май", и социал-демократическую "Партию возрождения России", "СПС - единственно дееспособная партия на правом фланге, которая, в отличие от "Яблока", не потеряла свое лицо". На счету Бакова несколько успешных избирательных кампаний СПС в регионах (о последней, в Курганской области, мы уже упоминали), более того, он единственный депутат Госдумы от этой партии. А может быть, просто эффективный менеджер, нанятый для проведения идей СПС в жизнь...

Мы, кстати, наконец, выяснили, в чем состоит принципиальнейшее разногласие, мешающее договориться двум старейшим праволиберальным политическим партиям (личная неприязнь Григория Явлинского и Анатолия Чубайса не в счет). Как выяснилось, "Яблоко" оппонирует политике Владимира Путина, а СПС - политике "Единой России". В стране, где масс-медиа позиционируют последнюю как партию президента, а поддержка "ЕР" означает благоволение президентской администрации это, безусловно, делает либералов непримиримыми политиками... А если серьезно, то, видимо, "старых правых" не примирила даже общая беда. Каждый пошел своей дорогой, освободив поле для маневра исполнительной власти.

В ближайшие два-три года, на наш взгляд, размежевание партий на этой "принципиальной" основе продолжится. В лагерь, критикующий лично Путина, войдут "Яблоко", "Наш выбор", участники Комитета-2008. Их судьба прихотливо зависит от популярности главы государства. Второй лагерь, который будет пытаться бороться с "Единой Россией", составит СПС. Возможно, учитывая осенние успехи СПС, эта партия пригодится Кремлю, собирающему "конструктивную оппозицию". Не исключено, пойдут в дело и пока слабо раскрученные брэнды вроде "Новых правых". Вряд ли серьезную силу составят партии типа "Свободной России": для них логичнее было бы реорганизоваться в некоммерческие объединения. Главную цель любой партии - завоевание власти - никто не отменял. Именно это отличает ее от прочих гражданских институтов.