Мелиораторы Урала

Редакционная статья

Как будет развиваться наша страна в следующем году и к чему она в конечном счете придет, можно только гадать. В связи с этим гораздо продуктивнее, честнее и дальновиднее обсуждать и проектировать региональные стратегии.

Картина развития уральской экономики в уходящем году повторяет общероссийскую. Только контрасты сильнее. Рост объемов производства составил 7% против 6% в среднем по стране, та же ситуация на потребительском рынке (14% против 12%), в связи, отдельных подотраслях. Между тем при беспрецедентно высоких ценах на нефть и растущем выпуске продукции Тюменский регион (Тюменская область с Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким автономными округами) по итогам 10 месяцев показал рекордное падение инвестиций в основной капитал - 10%. Снижение в целом по Уралу - 2%.

Сокращение инвестиций в нефтегазовый комплекс привело к падению доли этого сектора в общероссийском объеме инвестиций в основной капитал с 48,3% (в 2002 и 2003 годах) до 44,5%. Не будем рассуждать, только ли ЮКОС стал причиной сокращения (что вероятно) или все нефтяные компании замерли в ожидании дальнейшего развития событий (что еще вероятнее). Факт: именно нефтянка долгое время заставляла крутиться всю отечественную экономику. На тюменский Север в значительной мере работали машиностроение Среднего и Южного Урала, юга Тюменской области, промышленность стройматериалов и трубное производство. Сокращение сильно ударит по отраслям, ориентированным на инвестиционный спрос, - это однозначно. Значит, уральскую тяжелую промышленность, за исключением разве что металлургии (хотя и здесь эффект валютного зонтика, созданного в 1998 году девальвацией рубля, практически исчерпан), в будущем году ждет если не стагнация, то существенное падение прироста.

Другое дело с отраслями, спрос на продукцию которых формируют домашние хозяйства. Темпы роста розничного товарооборота в Свердловской, Оренбургской областях и Башкирии на треть выше, чем в среднем по стране, а продуктовый рынок - еще динамичней. Объем услуг связи в большинстве субъектов региона вырос за 10 месяцев на 30 - 50%. Именно в этих сегментах усиливается активность инвесторов: принято решение о строительстве крупных торговых центров IKEA в Екатеринбурге, Metro Cash & Carry в Екатеринбурге, Уфе и Тюмени; возводится пивзавод "Очаково" в Тюмени; в регион пришли крупнейшие западные финансовые институты Societe General и Райффайзенбанк, авиакомпании British Airways и Czech Airlines; началось создание деловой инфраструктуры - крупных гостиничных и офисных комплексов в Екатеринбурге и Перми.

Понятно, что тяжелая промышленность острее реагирует на нестабильную ситуацию в политической сфере: когда говорят "царь-пушки", крупный бизнес предпочитает молчать, выжидает. Потребительский сегмент - в большей степени арена интересов среднего бизнеса и иностранцев. Однако основу экономики Уральского региона исторически составляет тяжелая промышленность, и ее торможение неизбежно приведет, пусть с запозданием, к сокращению темпов роста отраслей, ориентированных на конечное потребление.

К негативным тенденциям года следует отнести увеличение оттока капитала из Уральского региона и страны в целом. По оценкам первого заместителя председателя совета директоров Альфа-банка Олега Сысуева, по итогам девяти месяцев 2004 года из России ушло порядка 14 млрд долларов.

Нестабильная стабильность

Торможение экономического развития происходит на фоне негласного свертывания или как минимум замедления ключевых реформ естественных монополий и, главное, административной. Очевидно, в следующем году более-менее актуальны будут только военная реформа (причина: у нас осталось не более десяти лет работы существующих инструментов военного сдерживания), реформы образования и недропользования (благодаря персональному упорству министров Андрея Фурсенко и Юрия Трутнева). В целом в общественной жизни страны преобладают минорные ноты. Общаясь в течение года с авторитетными и несомненно информированными представителями властного и бизнес-сообщества, мы чувствовали неподдельную тревогу за будущее страны. Хотя на официальном уровне, через правительственные каналы информации, общество пытаются убедить в том, что в стране все стабильно. Стабильная нестабильность периода Ельцина сменилась нестабильной стабильностью путинского правления. Замечено: комментарии Путина все чаще стала сопровождать фраза "попытался развеять опасения"... Губернатор Свердловской области Эдуард Россель, поддержав прямо из Кремля сентябрьские идеи президента о назначении глав исполнительной власти субъектов федерации, спустя две недели после общего сбора губернаторов нашел смелость заметить в интервью "Эксперт-Уралу": "Я вижу, что дальше будет происходить. Это страшно. Вернее, это не страшно, это тяжело. Потому что когда ты знаешь, что будет дальше, нужно иметь мужество еще и работать на этом месте (указал на рабочий стол. - Ред.)".

Очевидно: пока не определится вектор развития политической ситуации на федеральном уровне, пока ключевые реформы останутся заморожены, а региональные власти вместо экономического развития будут пытаться встроиться в новую политическую систему (читай - толкаться в приемных Кремля и штаб-квартирах "Единой России"), крупный бизнес вынужден выжидать, и сдвигов в сознании крупных инвесторов не произойдет. Эксперты все чаще задаются вопросом: а ради чего в таком случае все эти аресты, обыски, громкие заявления людей в погонах, шокирующие и без того недоразвитый фондовый рынок, бессрочные назначения губернаторов, давление на судейское сообщество? Кому нужен этот, по выражению президента Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадия Вольского, "либеральный застой"?

"Я далек от мысли, что государство решит сколько-нибудь серьезно ограничить наши права ходить на выборы, заниматься бизнесом, пересекать границы или носить в бумажнике чужую валюту, - в этом смысле точка невозврата пройдена", - пишет на сайте оpec.ru член правления фонда Центр экономических исследований и распространения экономической информации "Открытая экономика" Константин Киселев. Но почему-то ставит в заголовке статьи знак вопроса: "Точка невозврата пройдена?". На том же сайте преподаватель и координатор научных программ Международного института экономики и финансов, член ученого совета государственного университета "Высшая школа экономики" Алексей Белянин, отвечая на вопросы, какими методами проводится наша экономическая политика и куда вообще движется страна, пишет: "По всей видимости, эта линия означает, что государство демонстрирует и бизнес-сообществу, и обществу в целом, что оно будет и далее любыми способами, через суды, через налоговую инспекцию, через правоохранительные органы, "скручивать" всех тех, кто по тем или иным причинам оказался не только вне политического, но и вне экономического контроля. Мне не хотелось бы касаться правовых и этических сторон такой политики - не в последнюю очередь потому, что они вряд ли могут быть однозначными в условиях первоначального накопления и последующего передела капитала. Важнее, на мой взгляд, то, что за ней стоит определенная стратегия долгосрочного экономического развития, основанная на концентрации основных экономических ресурсов в руках государства и управляемая определенными государственными структурами. А это уже, безусловно, последовательная политика. И следует признать: с учетом нашего собственного исторического опыта нельзя сказать, чтобы этот способ развития был принципиально невозможным. Ведь именно эта политика лежала в основе и в эпоху петровских реформ, и в годы становления капитализма, и в эпоху сталинской индустриализации, причем многие из этих периодов в истории отличались гораздо большей жестокостью, чем нынешние времена. Однако те времена прошли - и мы живем уже в других условиях. Мир не стоит на месте: в наши дни глобальные конкуренты находятся не за океаном, а на расстоянии одного нажатия компьютерной клавиши, а роль научно-технического прогресса в мировом развитии возрастает даже не в разы, а экспоненциально. А в научно-техническом развитии и прогрессе определяющую роль играет не сильная рука государства, а конкуренция бизнес-проектов и управленческих стилей, и разнообразие идей, из которых можно выбирать лучшие". 

Конкурентный аспект важен и потому, что совершенно непонятно, кто будет управлять этими сконцентрированными в руках государства экономическими ресурсами. Кто сможет конкурировать на мировых рынках с "лучшими парнями Запада", если современное российское общество, в том числе (а может быть - прежде всего) его часть, называющая себя новыми элитами, сильно заболочено? В органах государственного и муниципального управления требуется уже не смена подходов (сколько можно к этому взывать?!), а практически повсеместная смена голов. Менеджмент государственных унитарных предприятий так безнадежно отстал в развитии даже по российским меркам, что и там ловить нечего.

В рамках действующей конституции и правовых норм остается один выход - партнерство с бизнесом. На него вынужден будет пойти любой назначенный президентом губернатор. Именно поэтому импульс к дальнейшему развитию страны в масштабах мировой экономики должны придать регионы, тем более - регионы-тяжеловесы, к числу которых относится Урал с его очевидным геополитическим значением. Убеждены: главная роль в нелегком и, по всей видимости, неблагодарном деле осушения общественного болота принадлежит бизнесу. На том простом основании, что сам бизнес не способен существовать на территории, где он исключен из процесса принятия решений. А это значит, такая территория в современном контексте как устойчивая рассматриваться не может. На ней не может быть свободы, а следовательно, и жизни в прямом ее смысле. Об этом "Эксперт-Урал" и предлагает говорить в следующем году.