Проблема лишнего человека

Виктор Белимов
20 декабря 2004, 00:00
  Урал

Промышленный сектор Урала ожидают массовые сокращения. Смогут ли сокращенные найти работу в малом бизнесе, зависит не столько от них, сколько от чиновников

В связи с активным желанием России стать членом ВТО некоторые экономисты предлагают делить региональное административно-хозяйственное пространство по степени адаптации к глобальному рынку. Принято считать, что на фоне других территорий Урало-Западносибирский экономический район с его сырьевыми запасами выглядит неплохо. Однако валовые показатели, которыми козыряют в Кремле уральские губернаторы, не отражают чрезвычайно опасной тенденции, которая через четыре-пять лет грозит ввергнуть Урал в пучину социальных конфликтов и усилить степень криминализации населения. Речь идет об общественном разломе на уровне столицы - средние города и крупные поселки.

Городок наш - ничего

Согласно данным последней переписи населения, каждый четвертый свердловчанин проживает в небольшом городе, где с советских времен существует одно-два, в лучшем случае три предприятия, которые принято называть градообразующими. Похожая ситуация наблюдается в Челябинской и Пермской областях, в Республике Удмуртия, в меньшей степени - в Тюменской и Оренбургской областях (прежде всего за счет высокой доли там сельского населения). Многие из таких предприятий входят в состав вертикально-интегрированных холдингов, участвуют в дорогостоящих и, несомненно, актуальных программах модернизации производственного комплекса, внедрения современных методов управления. Программы ориентированы на рост производительности труда и должны подготовить российский промышленный сектор к предстоящему усилению конкуренции с западными компаниями. Положительным итогом станет появление современных экологически чистых технологий производства, выпуск продукции более глубокого передела, а также значительный (в два-три раза) рост средней заработной платы в промышленности.

Есть у этого процесса и другая сторона - из ворот сотен заводов и фабрик однажды выйдут десятки тысяч вполне трудоспособных граждан, чей труд промышленности будет больше не нужен. Только в секторе цветной металлургии Уральской горно-металлургической компании придется сократить численность персонала втрое, чтобы уровень производительности труда (количество рук, задействованных в производстве тонны металлопродукции) соответствовал, например, пропорции, сложившейся в финской компании Outokumpu. Куда пойдут "лишние" люди? Похоже, пока этим озабочены только руководители металлургических и машиностроительных холдингов, хотя по большому счету речь идет о безопасности государства.

Самосознание бедноты

Совершенно очевидно: государственная политика в сфере занятости населения в ее нынешнем виде может привести только к росту расходов бюджета, предназначенных на социальные нужды. Но пособия по безработице никогда не смогут достичь уровня средней заработной платы в промышленности. Таким образом, в процессе глобализации возрастет степень социального неравенства. А бедность - это самосознание. (В Республике Марий-Эл, например, согласно данным социологов, бедных меньше, чем в Самарской области. Парадокс объясняется просто: поскольку кругом нет богатых, на общем фоне среднестатистический житель Марий-Эл не считает себя бедным.) Поэтому надо признать, что даже при радужных показателях объемов роста ВВП, число бедных в стране значительно возрастет, депрессивные настроения усилятся.

Именно поэтому тему грядущей безработицы нельзя воспринимать сугубо в разрезе экономики, она должна пониматься и решаться как серьезная социально-культурная проблема страны.

Три шага вперед

Что делать? Во-первых, необходимо стимулировать мобильность человеческого капитала. Отчасти монетизация льгот - хоть небольшой, но шаг к раскрепощению граждан. Потому что денежную компенсацию теперь можно получить и потратить по своему усмотрению вне зависимости от того, в какой точке страны ты находишься. Далее следует отменить институт прописки, который мешает миграции трудовых ресурсов в рамках страны и отдельных ее регионов.

Второе - нужна реформа образовательной системы, а именно проектные решения в области подготовки и переобучения кадров. Суть проектного подхода - в сочетании интересов власти, граждан, бизнеса, профсоюзов и образовательных центров. Сама форма проектного решения предполагает как системное планирование конкретных результатов, грамотное информационное сопровождение, так и четкий, прозрачный механизм отчетности за сделанное и несделанное.

Третье - на межрегиональном уровне следует принять пакет бизнес-программ, ориентированных на развитие инфраструктуры (транспорт, связь, сетевые сообщества, информационное обеспечение, кадровый потенциал, ипотечное кредитование) и стимулирование внутреннего рынка. Инфраструктурные проекты, инициированные совместно бизнесом и государством, смогут обеспечить дополнительный спрос, а развитие внутреннего рынка позволит создавать внутри региона такой объем добавочного продукта, который может в разы превысить экспортную составляющую нашей экономики.

Первый вице-губернатор Челябинской области Андрей Косилов полагает, что следует сравнивать уровень развития отдельных перерабатывающих отраслей России со структурным соотношением, сложившимся на западных рынках. Например, сегодня на Южном Урале в расчете на душу населения производят куриного мяса в пять раз меньше, чем потребляют в развитых странах Запада: это рынок, который однозначно будет расти. Но важно не только произвести курицу, надо еще донести продукт до потребителя - в виде красиво упакованного полуфабриката или готового изделия в ресторане. Но, по данным того же Андрея Косилова, у нас сегодня одно заведение общепита приходится на 5 тыс. человек, тогда как в западных странах это соотношение составляет 1:100. И что говорить о ресторанах, если в Екатеринбурге до сих пор нет ни одной химчистки, соответствующей современным западным стандартам, а в глубокой провинции такие объекты сферы услуг, как прачечные, парикмахерские и досуговые центры, отсутствуют как явление.

Раздайте кредиты!

Развитие внутреннего рынка, будь то сфера услуг или переработка, невозможно без стимулирования малого и среднего бизнеса. Пожалуй, самая убийственная для России статистика - более половины населения занято в тяжелой промышленности. В западных, даже самых индустриально развитых странах, в металлургии и машиностроении трудится только треть населения, остальные - в малом и среднем бизнесе, в частности в сфере услуг.

Чтобы резко увеличить число занятых в малом и среднем бизнесе, необходимы: а) глубокая административная реформа; б) обеспечение населения первоначальным капиталом. Целью административной реформы должна стать не мифическая и плохо контролируемая "оптимизация органов управления", а конкретно - снижение барьеров для выхода малых и средних компаний на рынок, упрощенный механизм регистрации и проверок индивидуальных предпринимателей и небольших компаний. Речь прежде всего идет о борьбе с коррупцией. Причем не только в органах государственного и муниципального управления, но и в государственных (полугосударственных) компаниях сырьевой направленности (нефтяных, газовых), а также в инфраструктурных - МПС, РАО ЕЭС.

Теперь о деньгах. Их у населения нет. По крайней мере для того, чтобы открыть собственный бизнес. По словам философа Петра Щедровицкого, общая социология фиксирует следующую картину: в стране 1,5 - 2% сверхбогатых граждан, 12 - 13% тех, кто пребывает за чертой бедности, примерно 15 - 20% так называемого среднего класса. Оставшиеся 60% - те, кто "живет только до тех пор, пока крутится". Для семьи из такой социальной группы болезнь одного из кормильцев тут же уносит ее вниз, к черте бедности, такая семья пока не может себе позволить никаких инвестиционных трат. Именно эта группа граждан и наиболее опасна: любой внешний толчок, любое потрясение - и страна попрощается с пресловутой стабильностью.

Как обеспечить граждан первоначальным капиталом? При соблюдении всех перечисленных условий, которые не позволят просто разворовать ресурсы страны, следует внедрить массовую систему льготного (в идеале беспроцентного) кредитования. Генеральный директор УГМК Андрей Козицын, разделяющий эту идею, уверен, что ресурсы в стране есть:

- Почему для отдельно взятого физического лица деньги у нас стоят 15 - 18% годовых? Нигде в мире за столь дорогие финансовые ресурсы никто ничего не развивал и не делал. Потому что когда деньги так быстро едят деньги, дай бог тебе и твоему бизнесу не уйти в минус. Для меня такая ситуация непонятна. Все видят, что Сбербанк, например, фактически не может найти применение тому огромному количеству денег, которое размещено у него на депозитах. Я даже не говорю о золотовалютных резервах страны, которые размещены в ценные бумаги под 1 - 2%. Я говорю о деньгах самих же граждан, в том числе о пенсионных накоплениях. Почему не запустить механизм кредитования малого бизнеса и не позволить людям создать те виды услуг, которые реально востребованы практически повсеместно за исключением, может быть, Москвы, Питера и еще двух-трех городов?

Зависть как ментальность

Итак, механизмы понятны, финансовые ресурсы имеются, степень угрозы для безопасности страны от резкого роста безработицы очевидна. Почему нет решений? Почему наши чиновники, в отличие от практичных американских, не осознали, что гораздо дешевле дать мигранту деньги на открытие закусочной национальной кухни, чем потом бороться с наркобизнесом и прочими криминальными попытками заработать на кусок хлеба? Вероятно потому, что более глубокий и опасный для страны общественный раскол проходит не по линии центр - провинция, а по линии советская ментальность представителя власти - глобальные вызовы, стоящие перед страной. Типичным проявлением советской ментальности служит попытка привести все к общему знаменателю, патологическая вера в равенство.

...Помню, как в 1998 году один очень ответственный руководитель Свердловской области устроил публичный разнос директорам молочного и хлебозаводов Екатеринбурга за то, что те стали разливать молоко в тетрапаки, а хлеб оборачивать в термоустойчивую пленку: это, естественно, привело к удорожанию продукции, что не понравилось высокому должностному лицу. О том, что потребитель лишается права выбора, а поставщик упаковки - работы, никто не задумался. Так и продолжаем жить, строго по Жванецкому: черствый хлеб - национальное блюдо, мороженое мясо - наши традиции, гвозди в ботинках - скромность в быту, пятеро в одной комнате - коллективное мышление. А самым счастливым, очевидно, должен стать тот, кто последним покупает колбасу и с гордым видом несет ее мимо тех, кому она не досталась: пусть завидуют!