Письма читателей

12 сентября 2005, 00:00
  Урал

Берегите головы

2005,  32 (202)

Если честно, то у меня вызывает некоторое удивление сложность поиска ответов на вопросы, связанные с демографической политикой. Ибо предмет анализа-то, в сущности, самый банальный. Насущно-жизненный. И касается подавляющего числа граждан, мизантропами не являющихся. Более того - на своем примере практически каждый дает искомые ответы. Потому-то, на мой взгляд, нет никаких особых проблем для социологического анализа. Ибо "лежащей на поверхности", основной причиной малой плодовитости для людей ответственных, а не уподобляющихся в проблеме размножения кошкам, является сомнение в возможности "нормально вырастить", т.е. воспитать своего потомка. Таким образом, проблему демографии можно сразу же перевести в проблему воспитания.

Но, перед этим отсечением, упомянем медицинскую проблему беременности и родов. То есть медицинскую. Упирающуюся, между прочим, в довольно высокую для цивилизованных стран детскую смертность. Собственно проблемы с гинекологией и родовспоможением всем известны. Но - в Кении или царской России как детская смертность, так и смертность при родах выше, чем у нас, но народонаселение росло. Так что идем дальше, тем более что пока нам придется топтаться почти там же. То есть на медицине. На не очень хорошей педиатрии первого года жизни, где общие для здравоохранения проблемы формализма и незаинтересованности в конечном результате не стимулируют народ погружаться в непонятную жуть здоровья младенца. Это не компенсируют и памперсы, и разнообразие детского питания. Однако "первый год жизни" начинает ставить и иные проблемы - а именно выключение одного из членов семьи из "привычного ритма". Здесь мы уже сталкиваемся с личностно-психологическими особенностями современного общества. Когда мама не желает терять время, а подстраховать ее бывает некому. "Предки" - на работе. Срок же жизни бабушек с дедушками стал короче (это опять медицина). Есть, разумеется, и проблема жилья, включающая и нежелание совместного проживания с родителями, и ликвидацию культуры общежитий. Финансовые проблемы этого этапа, осмелюсь сказать, - вторичны. Причем было бы на то желание, государство, система социальной защиты вполне могли бы устроить рациональный вторичный оборот по ряду позиций - коляски, манежи. Рациональность этого оборота касается в принципе всего периода быстрого детского роста. Было бы желание его организовывать. Собственно нежелание государства строить целостную, основанную на преемственности и этапности социальную политику - вторая, после медицинской, основа нашей бездетности. Причем если пойти далее, как по степени взросления дитятки, так и по линии социальной защиты, то мы уткнемся на практически полное отсутствие системы дошкольного воспитания. Мне, конечно, могут возразить - типа, ты что, в СССР нас вернуть хочешь?

Может, в чем-то и хочу. Но не это главное. Ибо культивируемая позиция, что чем дольше мать сидит дома, тем лучше, упирается в становление урбанистического менталитета, когда женщина не желает жертвовать своей деловой карьерой. В чем она, между прочим, полностью права. Как и в потребности, как можно меньше впадать в субъективную зависимость от отца ребенка, родителей. Тем более если ее способности, потенциал производить прибавочную стоимость, совпадая с ее же желанием, выбором самореализации, дают нужный народнохозяйственный эффект, - гнобить девушку дома просто нерационально. Непрофессионально, можно сказать. Тем более если мамочку могут прикрыть иные профессионалы. Но их у нас (уже?) нет. Как нет и нормальных детских садов, яслей. Организовать которые - дело опять же государства.

Необходимость женской самореализации во внесемейной сфере ставит и проблему общего изменения общественной, социальной психологии, существенной частью которой является кризис семьи в прежнем, устоявшемся понимании. Когда у каждой женщины должен быть один муж на всю жизнь. Ха-ха. Да и реальная социология уже давно говорит о "бытие", как о принципиально отличном от "идеала", что вообще-то нужно воспринимать как данность, сформировавшуюся в связи с коренным изменением производственных и социокультурных отношений. А значит, сообразно существующей и фактически институализированной свободе выбора партнера для мужчины или женщины должна строиться и система детского воспитания, при которой, при существующей смене устойчивых половых партнеров, отношения отцовства и материнства, как и психологические их составляющие, все же сохраняются. Но переходят на иной уровень культивации. Вот эта проблема - необходимости абстрагирования миграции семейных отношений от реализации отношений родительского воспитания - пока не решена. Но она и не ставится. При всей ее очевидности.

Так что если мы не готовы решать демографическую политику путем запрета абортов и разводов (далее - онанизма), то, как мы предложили, проблему деторождения-воспитания, в т.ч. в "неполных семьях", надо также решать системно. При том что наиболее часто люди сталкиваются с ней, когда дети находятся в "школьном возрасте". Но это опять же чистая социальщина, которая ни в коей мере (максимально по возможности) не должна распространять естественное социальное и имущественное расслоение взрослых на детей. А это проблема как обучения, так и организации детского досуга. И то, и другое у нас опять же - не решено.

Так что ж удивляться кризису демографической политики? На самом деле являющейся ближайшим, банальнейшим отражением, следствием - как угодно - идиотской, преступной, отсутствующей - также на ваш выбор - политики социальной.

Максим