Письма читателей

10 октября 2005, 00:00
  Урал

У попа была собака

2005,  34 (204)

Практически сразу после первых административных инициатив президента было замечено, что основной их целью является построение системы кадрового отбора для госслужбы. Что вполне естественно для выходца из госбезопасности, чуть ли не основной задачей которой и было участие в этой работе. Однако теперь нет ни "банка данных" КГБ, ни зигзагообразной системы ротации: производство - партийная служба - советская власть - производство и так далее, где на каждом участке кандидат подвергался особому тренингу. Поэтому дефицит "профессиональных менеджеров" (прежде про таких иронично замечали: "ему все равно где - в бане, клубе или на заводе, лишь бы начальником") только начал компенсироваться "горизонтальными" рокировками на губернаторские посты (в Иркутске, Калининграде, Нижнем Новгороде). В этом совсем не нужно искать "политической" подоплеки, типа желания "ослабить Лужкова". Просто ввиду отсутствия административного резерва приходится пользоваться работниками госмонополий да депутатами и чиновниками из тех, кто "засиделся". А роль "конторы" возложена на полпредства.

Но этого, очевидно, мало. Говоря о вовлечении "свободного" бизнеса в госстроительство через механизм кадрового рекрутирования его представителей во власть, можно предложить форму различных "экспертных советов" при соответствующих структурах. Планируется, что эту роль должны выполнять общественные объединения, саморегулируемые организации. Для того-то, возможно, и навязываемые сверху. Однако на деле они слишком часто влачат жалкое существование, полезность их для большинства участников сомнительна. Если же название СРО на слуху, то этим она обычно обязана темпераменту своего руководителя. Выражаясь эстрадным языком - "фронтмена". (Так, ОПОРА России в Екатеринбурге звучит во многом благодаря личности Евгения Артюха, по совместительству активного политика (местного лидера Партии пенсионеров) и руководителя крупной консалтинговой фирмы. Деятельность же Союза малого и среднего бизнеса, похоже, проявляется лишь в навязчивой рассылке различных спамов). Кроме того, если руководитель имеет личное дело, то неизбежен конфликт интересов, всегда решаемый в свою пользу.

Структуры федерального уровня в большинстве своем также не столько выполняют роль корпоративного переговорщика власти с обществом, сколько позволяют решать проблемы внутренней конкуренции, естественно, в пользу тех, кто ближе к руководящим органам - то есть москвичам. Собственно, для того и служат довольно откровенные условия пребывания в руководящих органах. Так, например, обязательным условием присутствия в президиуме страховых союзов является существенный дополнительный взнос. То есть легализована прямая покупка должности, что коррелирует с финансовой состоятельностью, но никак не с авторитетом.

Избегать подобного могут лишь группы, созданные ситуационно и тематически, под конкретный проект. Экспертный совет, особенно при умном руководителе госструктуры, порой приносит куда больше пользы. Здесь можно вспомнить "советы узким составом" медицинских страховщиков у директора Свердловского ТФОМСа Бориса Чарного. По крайней мере, это не место для ярмарки личного тщеславия. В общем, ситуация такова, что лозунг "ищем человека" пока, к сожалению, нужно адресовать скорее чиновнику, вынужденному заниматься кадровой политикой, но никак не бизнес-сообществу. Увы.

Максим

В 37 от 03.10.05 на стр. 23 неверно указана должность коммерческого директора компании "Уральские авиалинии" Кирилла Скуратова. Приносим извинения господину Скуратову и читателям журнала.