По-живому

Ирина Перечнева
7 ноября 2005, 00:00
  Урал

Чтобы повысить эффективность производства, необходима реструктуризация. Значит, сокращение персонала неминуемо. Крупный бизнес видит социальную ответственность в том, чтобы обеспечить занятость людей через развитие малого бизнеса. Местная власть к этому не готова

На заседание круглого стола под названием "Корпоративная социальная ответственность - вызовы современности" я шла с неохотой: банально. А когда ведущий, председатель общественного совета АНО "Институт корпоративного развития" Олег Генисаретский заявил, что участники собрались не для того, чтобы принимать резолюции и вырабатывать рекомендации, а чтобы попытаться в диалоге еще раз понять, что же такое социальная ответственность, приуныла совсем. Но уже через десять минут стало ясно: тема есть.

Итак, должен ли крупный бизнес обществу что-то еще помимо налогов? Похоже, российских предпринимателей раздражает такая постановка вопроса. На трибуне Владимир Белоглазов, заместитель генерального директора УГМКхолдинга:

- Металлургия в нашей стране зарождалась по принципу завод-город. Все, что касается жизнеобеспечения людей и называется сегодня социальной политикой, исторически было на ответственности металлургов. Нас же все время пытаются учить какие-то западные эксперты. Ну что может рассказать менеджер "Филипп Моррис", которому как раз есть в чем оправдываться перед обществом, о том, как надо заботиться о людях! Другое дело, как к этому относятся наше общество и наша власть.

Государство чаще всего понимает социальную ответственность как финансирование бизнесом направлений, на которые в бюджете не хватает средств. Предприниматели хотели бы видеть результат таких инвестиций: лояльное отношение общества к компании - это часть ее капитализации. "Мы не можем вкладывать деньги в социальную проблему и не задумываться, какой получим экономический эффект", - убежден вицепрезидент ОАО "СУАЛхолдинг" Анатолий Сысоев. Он всегда был сторонником активной социальной политики, не бросал санатории и больницы Краснотурьинска, где стоит Богословский алюминиевый завод, даже когда у предприятия были финансовые трудности. И забота окупалась сторицей: "Когда у нас были сложные времена, люди защищали завод".

Однако вложения в человека, в его здоровье, образование, условия труда, по мнению Анатолия Сысоева, не должны быть бессистемными:

- Люди на заводе говорят, что им не хватает денег на питание. Поднимаем зарплату, но все равно из 14 тыс. человек в столовую ходит максимум 2,5 тысячи. Тогда я ввожу смарт-карты с двумя кошельками - на одном заработная плата, на другом целевые 40 рублей на обед. Если не обедаешь, деньги пропадают. Число посетителей столовой сразу выросло до 10,5 тыс. человек, а количество заболеваний желудочно-кишечного тракта снизилось. Предприниматели должны понимать психологию человека и понуждать его заботиться о себе.

Похоже, у молодого поколения в бизнесе - иная точка зрения. Зал притих, когда начал говорить Алексей Школьников, сын известного на Урале металлурга Рудольфа Школьникова:

- Я директор КаменскУральского металлургического завода, мне 36 лет и я представляю второе поколение менеджеров. На мой взгляд, основная проблема сегодня - крайне низкая заработная плата. Задача номер один - повысить ее, причем резко и быстро. Тогда у человека появятся деньги, чтобы самому купить билет в театр, оплатить образование детей. Но будет больно.

Больно - потому что Школьников ставит амбициозную задачу за два года довести среднюю зарплату на предприятии до тысячи долларов. И все это ценой сокращения почти 5,5 тыс. человек. В этой ситуации топ-менеджер понимает социальную ответственность как обеспечение занятости людей. В целях повышения эффективности производства он намерен вывести за пределы завода непрофильные и сопутствующие направления бизнеса и передать их в частную собственность работникам предприятия: "Нам необходимо не просто создать частные предприятия, которые бы занимались аутсорсингом, но и поддержать их на первом этапе через предоставление заказов".

Однако, выйдя за пределы завода, новоиспеченные предприниматели сталкиваются с массой проблем. Школьников: "Вы не можете открыть счет в банке, не заплатив по безналу за справку в налоговую. Но как вы заплатите, если у вас еще нет счета? Поэтому мы подключаем своих юристов, выступаем поручителями перед банками. Парадокс: мы боремся с государственной и муниципальной властью, чтобы малый бизнес выживал".

Получается, что именно местная власть - главный тормоз на пути проведения реструктуризации, повышения эффективности промышленности, чего добиваются Школьников и его коллеги. Тормоз этот приводят в действие кадры, выбранные по политическим лозунгам, а не по уровню профессионализма, не способные сделать грамотные экономические расчеты. Градоначальники образования завод-город привыкли десятилетиями работать с одним налогоплательщиком и не имеют ни опыта, ни желания выстраивать отношения с многочисленной группой предпринимателей. Но отношение власти к бизнесу - тоже часть понятия "корпоративная социальная ответственность".

- Власти эта тема не очень интересна, и диалога не происходит, - делает вывод Владимир Белоглазов.

Так что пока осмысливать проблемы корпоративной социальной ответственности бизнесу приходится в одиночестве. Подтверждение тому: отсутствие на круглом столе хоть кого-либо из представителей чиновничества.

Екатеринбург