Незаметная реформа

Меры, предпринимаемые властью для снижения административных барьеров, могут оказаться "медвежьей услугой" бизнесу

На последнем заседании консультативного совета по иностранным инвестициям при правительстве Свердловской области в начале октября были представлены итоги исследования, цель которого - выявление отношения малого бизнеса к первым результатам действий власти, направленным на снижение административных барьеров. Проект охватил четыре пилотных региона: СанктПетербург, Калининградскую, Новгородскую и Свердловскую области. Работа проведена информационноконсультационным центром "БизнесТезаурус" (Москва) совместно с региональными партнерами (в Свердловской области в исследовании участвовал фонд "Социум") в рамках проекта "Дерегулирование экономики и устранение административных барьеров. Российская Федерация", финансируемого европейской программой помощи EuropeAid Programme.

Малый бизнес относится к категории явлений, о которых все слышали, но никто не видел. По официальным данным, в Свердловской области почти 30 тысяч субъектов малого предпринимательства. Сколько из них действительно занимаются предпринимательством, а сколько - "мертвые души" (фирмыоднодневки или созданные для минимизации налогообложения крупных компаний), не знает никто. Поэтому единственный способ получить хоть какиенибудь данные о реальном состоянии дел в малом бизнесе - опрос самих предпринимателей. Исследование в Свердловской области и опирается на результаты опроса 300 предприятий различных сфер: торговли, промышленности, строительства, сектора услуг.

Главная задача - понять, как изменились и изменились ли вообще административные барьеры, препятствующие развитию малого бизнеса. Почему это важно? Потому что малый бизнес во всех странах живет относительно недолго по сравнению с крупным и средним. В России, как и в странах ЕС, США, Великобритании средний срок жизни малых предприятий ограничен четырьмяпятью годами, затем большая часть либо ликвидируется, либо вырастает. Если одновременно с ростом среднего срока жизни малых предприятий происходит увеличение их общего количества, можно говорить о благоприятных условиях развития предпринимательства. Главное, чтобы на смену ликвидированного бизнеса приходил новый, а это как раз и зависит от уровня административных и прочих барьеров.

В прошлом году по сравнению с 2000м средний срок жизни малых предприятий в Екатеринбурге практически не изменился. Изменился ли уровень административных барьеров? Перед тем как ответить на этот вопрос, посмотрим, как предприниматели оценивают действия власти в части снижения административных барьеров в целом.

Что произошло за четыре года

По данным опроса, в Свердловской области превалирует нейтральная оценка результативности усилий властей: 51 - 64% (в зависимости от уровня органов власти) руководителей предприятий считают, что меры не мешают, но и не помогают. Причем число предпринимателей, воспринимающих власть нейтрально и рассчитывающих в бизнесе преимущественно на собственные силы, растет. Это хорошая тенденция: она свидетельствует не столько о снижении внимания власти к малому бизнесу, сколько об уходе граждан от иждивенческих настроений.

Соотношение положительных и отрицательных оценок складывается не в пользу органов власти, хотя для разных уровней управления оно различно. Меры местных властей несколько реже, чем региональных, получают нейтральную оценку, что объясняется их непосредственной близостью к малым предприятиям.

Отраслевой разрез показывает такую же картину. Но соотношение положительных и отрицательных оценок складывается со значительным перевесом (в среднем более чем в шесть раз) в пользу последних. Относительно позитивнее оценивают усилия властей руководители предприятий сферы услуг. Возможно, зафиксированное опросом улучшение предпринимательского климата для этой группы компаний - одна из причин наблюдаемого в последнее время роста числа малых предприятий сферы услуг.

Значительно больше расходятся оценки результативности в разрезе масштаба бизнеса. Чем крупнее компания, тем негативнее оценки ее руководителя. Для компаний с численностью работников более 25 человек (сегмент крупных компаний в составе малого бизнеса) характерно доминирование отрицательных оценок над нейтральными (разница порядка 10%). Можно утверждать, что меры властей всех уровней ставят в неравные условия более мелкий и более крупный бизнес, трансформируясь в своего рода административные привилегии для микропредприятий. Таким образом, возникают препятствия для роста малых предприятий и их превращения в средние.

Дополнительным подтверждением этого вывода можно считать тот факт, что руководители более молодых предприятий (созданных с 2003 года) позитивнее оценивают результативность мер властей всех уровней, чем их "более зрелые" коллеги - руководители предприятий, организованных до 2002 года включительно.

Итак, положение подавляющего большинства малых предприятий Свердловской области, по данным опроса, не зависит от усилий местных органов власти. В свою очередь компании не рассчитывают на их поддержку при решении своих проблем. Отраслевая принадлежность компаний на "градусе отношений" не сказывается. Некоторые преимущества для бизнеса создают клиентские связи: малые предприятия, чьими клиентами были органы власти, в экстренных случаях могут действовать, заручившись их поддержкой. Но предприниматели, по их собственным оценкам, практически не способны влиять на принятие долгосрочных "властных" решений.

С расширением масштаба бизнеса (измеряется в численности персонала) растут возможности апеллировать к властным структурам в экстренных ситуациях. Так, из числа микропредприятий (не более 10 сотрудников) лишь порядка 8,7% могут заручиться поддержкой региональных властей (17,5% - поддержкой местной власти). Для более крупных фирм (свыше 25 сотрудников) аналогичные показатели - 19,3% и 28,7% соответственно. Но такого рода приближенность к власти не означает лучших условий деятельности: с ростом размера предприятия увеличиваются затраты на прохождение административных процедур, ухудшаются субъективные оценки мер по дебюрократизации экономики. Более крупный бизнес попадает в "заколдованный круг": одной рукой власть увеличивает административное давление на всех, другой - помогает решать возникающие проблемы на условиях эксклюзивности.

Наиболее распространенные административные барьеры

Меры по снижению административных барьеров можно оценить как качественно (результативность), так и количественно (динамика затрат на прохождение административных процедур). По данным опроса малых предприятий, наиболее распространенные процедуры: сдача отчетности в налоговую инспекцию, проверка налоговых органов и органов противопожарного надзора, СЭС, регистрация изменений в учредительных документах, получение лицензий на отдельные виды деятельности (их проходят более двух третей опрошенных). Менее распространены процедуры, связанные со сделками с недвижимостью (от 33,2 до 50,5% предприятий).

Административные процедуры существенно различаются по времени и стоимости. Так, связанные со сделками с недвижимостью длятся от 77 до 358 дней, тогда как ожидание лицензии занимает от 28 до 69 дней, а процедура сертификации - от 11 до 56 дней.

Наибольшими финансовыми издержками сопровождаются процедуры по сделкам с недвижимостью. Затраты на осуществление самой недорогой из них (государственной приемки объекта - ввода в эксплуатацию) составляют в среднем 18,85 тыс. рублей, самой затратной (ведения строительства, включая проверки на этом этапе) - 3,9 млн рублей. Проверки контрольнонадзорными органами обходятся предприятиям в среднем 1750 до 4775 рублей за каждую.

Таким образом, процедуры по сделкам с недвижимостью наиболее проблемны и для ведения текущей деятельности, и с точки зрения развития бизнеса. На втором месте - процедуры лицензирования и сертификации. Минимальные трудности создают проверки контрольнонадзорных органов.

Предприятия нейтральнонегативно оценивают изменения в административных процедурах. Самые отрицательные, по мнению малого бизнеса, произошли в тех, что связаны со сделками с недвижимостью - за время реформы они стали сложнее. Кроме того, эти процедуры характеризуются самой высокой относительной частотой любых негативных явлений. Лишь малая доля предпринимателей дает позитивную оценку изменений в прохождении какихлибо исследуемых процедур. К примеру, упростилась процедура регистрации нового предприятия.

По мнению предприятий, возможность обратиться к специализированным фирмам, оказывающим услуги по прохождению соответствующих процедур, несколько снизила их проблемность.

Стоимость административных барьеров

Совокупные денежные затраты предприятия, связанные с выполнением требований различных государственных и муниципальных органов, - пожалуй, наиболее адекватный численный показатель, позволяющий оценить административное давление на бизнес.

Относительно больше размер выплат у промышленных и торговых предприятий. В 2004 году затраты в сумме (обязательные и необязательные) составили порядка четверти валовой выручки опрошенных компаний, в строительстве и сфере услуг - около 15%. Наибольший пресс выплат давит на торговлю. Без сомнения, высокий уровень выплат для всех отраслей сдерживает развитие предпринимательства.

Доля расходов на административные процедуры увеличивается, причем наблюдаются отраслевые "ножницы". В строительстве подъем обязательных и необязательных выплат практически неощутим. В секторе услуг растут обязательные, а необязательные меняются слабо. В промышленности официальные выплаты поднялись с 4,6% в 2001 году до 9,4% в 2004м, а добровольные или вынужденные - с 3,8 до 9,5%. В торговле уровень обязательных выплат остается самым высоким: он увеличился с 8,8% в 2001м до 13,2% в 2004м. Неофициальные выплаты выросли с 5,5% в 2001 году до 9,4% в 2004м.

Очевидна связь административных затрат малого предприятия с его размером. У более крупных фирм их сумма составляет порядка 30% от валовой выручки: это почти в 2,5 раза больше выплат микропредприятий. Дополнительное подтверждение: уменьшение на 1,7% (от валовой выручки) официальных обязательных выплат при снижении за год численности занятых. При росте числа занятых обязательные выплаты увеличиваются на 1,5%.

Зависимости между возрастом предприятия и размером административных выплат нет. Хотя в первый год работы малое предприятие тратит на административные функции гораздо больше, чем в последующие: это связано с регистрацией, оформлением лицензий и другими процедурами начального периода деятельности.

По результатам опроса малого бизнеса стало очевидно, что предприниматели связывают оценку результативности мер органов власти по сокращению административных барьеров с размером затрат на их преодоление: чем выше затраты, тем негативнее оценка действий властей. Так, малые предприятия, чьи руководители считают, что власти "скорее помогают", тратят на официальные обязательные выплаты от 3,5 до 7,9% валовой выручки. У компаний, давших негативную оценку властям, величина "административных" затрат достигает в среднем 36% от валовой выручки. Наименьшему административному давлению подвергаются предприятия, чье положение, по мнению их руководителей, не зависит от решений власти.

На административные затраты бизнеса влияет характер отношения предпринимателей с представителями органов власти. "Приближенный" бизнес несет меньшие издержки, вероятно, в силу того, что он значительно реже подвергается официальному регулированию. Официальные обязательные выплаты у таких предприятий в среднем ниже, чем у предпринимателей, ведущих бизнес на общих основаниях. По необязательным выплатам (добровольным и вынужденным) прослеживается обратная тенденция: у "приближенных" выплаты несколько выше.

Итак, общий итог неутешителен. Уровень издержек малого бизнеса на преодоление административных барьеров растет. Мероприятия по снижению административных барьеров не достигают цели и остаются не замечены малым бизнесом. При этом микропредприятия получают относительные преференции в развитии, а вот на малый бизнес чуть большего размера административное давление сильнее. В результате правила администрирования предпринимательской деятельности не стимулируют переход предприятий из малых в средние, а подталкивают к дроблению бизнеса, чтобы не выходить из зоны "властных" привилегий. Тем самым тормозится формирование рациональной структуры национальной и региональной экономки.

Правда, есть и положительные моменты. Вопервых, растет число предпринимателей, относящихся к мерам власти по поддержке бизнеса нейтральнобезразлично и рассчитывающих только на собственные силы. Вовторых, Свердловская область выглядит лучше по сравнению с другими регионами. Здесь проводится в среднем меньшее количество проверок малого бизнеса. Гораздо большее число малых предприятий уверено, что позиция компании учитывается при выработке как региональной, так и местной властью долгосрочных решений. Большее число свердловских компаний могут оперативно решать возникающие проблемы в контакте с местными органами власти.

Малый бизнес: дело молодое

Наибольшее число малых предприятий России сконцентрировано в промышленности, строительстве и торговле. Сектор услуг пусть медленно, но растет. В среднем каждое малое предприятие имеет более одного вида деятельности, формирующего существенную часть выручки. Чаще всего производство и строительство совмещаются с торговлей и предоставлением услуг. Административные барьеры (лицензирование, проверки и т.п.) слабо меняются при изменении масштаба деятельности, зато прямо зависят от количества видов бизнеса. Как следствие, при прочих равных условиях диверсифицированные фирмы сталкиваются с препятствиями чаще, чем специализированные.

Потенциал малого бизнеса как сектора экономики тем выше, чем больше доля нового бизнеса в его составе. В странах Западной Европы старых малых предприятий порядка 10% от общего числа, в странах центральной и восточной Европы - от 10% в Польше до 22% в Словении. В России в середине 90х годов старые малые предприятия составляли около трети от общего числа и демонстрировали адаптационную стратегию, нацеленную на выживание в условиях переходной экономики.

В 2004 году в малом бизнесе Свердловской области, как и в других регионах, доминировали вновь созданные предприятия - их доля 90%. Это положительная тенденция: она свидетельствует о высокой мобильности и предопределяет высокий потенциал эффективности. Новые предприятия добиваются лучших результатов в области сбыта, занятости, инвестиций, экспорта, чем старые (приватизированные) предприятия.

С развитием рыночных отношений, по мере реструктуризации старых компаний и притока ресурсов в новые, различия в их производительности нивелируются. Это показатель завершения переходного периода экономики.