Письма читателей

16 января 2006, 00:00
  Урал

2005, № 47 (217)

Медицине припарки

Страховая медицинская организация без нормального уставного капитала и ДМС — это не страховая компания, а больничная касса или общество по защите прав потребителей медицинских услуг. А зачем больничная касса при ТФОМС?  

Без подписи

Собственно если лелеять само по себе название «страховая компания», то, наверное, это так. Только, если быть понастоящему последовательным, придется сразу прийти к выводу о необходимости допуска на наш рынок западных страховщиков. Ибо по сравнению с ними наши страховщики — суетливая шпана на подхвате у коррумпированных губернаторов. Если же ставить во главу угла интересы конкретных потребителей медицинских услуг, то есть рядовых граждан, без разделения их на олигархов и инвалидов с детства, то им нужно банальное — механизм независимой вневедомственной экспертизы медицинских услуг. То, чего не доставало советской модели здравоохранения. В таком варианте юрлицу действительно больше подходит термин «общество по защите прав потребителей медицинских услуг». Но если речь идет о государственном устройстве социальной защиты, основанном на страховом принципе больших чисел сбора страховых платежей и индивидуализированных (разных по суммам) выплат, регулировать деятельность этих «обществ» должно государство. Что оно, по сути, и сделало. Дав компаниям по ОМС статус «некоммерческих». Дело осталось за малым — обеспечить конкуренцию между этими организациями за голоса потребителей. А уж как их называть при этом — дело второе. ТФОМС же не более чем безальтернативный для потребителей государственный инструмент финансового регулирования. И он — на своем месте.

Максим

2005, № 48 (218)

Зеркало для президента

А это ведь классно, писать вот так, как лет пять-семь назад без оглядки на власть. Как быстро все научились бояться — всего лишь тени. Как легко оказалось свалиться от свободы слова к этакой самоцензуре: «Мало ли чего». И вот, казалось бы, правильные простые слова уже воспринимаются как призыв к бунту. И никакой конкуренции — кроме заведомо одиозных изданий. Рейтинг «Э-У» эта заметка, безусловно, подымет. Вот он простой рецепт поднятия тиража, притока рекламы — не замечать тень и не бояться ее.

Осип

Если бы все так было просто...
Если бы все (ну не все, а подавляющее большинство крупных рекламодателей) не были членами «Единой России». Или — шибко зависимыми от ее членов. Например, председателей правительства или губернаторов...
А тираж… МК, КП, АиФ — что, очень оппозиционные издания?

хх1

Статья примечательна своей определенностью и жесткостью заявленной позиции. Поэтому я буду скорее рассуждать, а не оппонировать.
«...Запуганный сюжетом про Ходорковского с Лебедевым, крупный бизнес принципиально не высказывается по политическим проблемам...».
Не вижу в этом ничего плохого. Мы не забыли, что цели бизнеса — сверхприбыль. Личная.
«...Стране угрожает потеря конкурентоспособности в глобальной системе...».
Собственно говоря, почему? Непонятно.
Авторы знают, что именно необходимо для конкурентоспособности России?
С большим бы интересом ознакомился.
«...Нашим правителям плевать и на то, что у руля муниципалитетов, как правило, плохо образованные посредственности (ведь реформаторы не потрудились подумать о том, где взять десятки тысяч квалифицированных ситименеджеров)...».
Фиксация верная, а вывод странный. Гдето есть другие люди?
«...Напрашивается вывод: государство как корпорация — не средство, а самоцель. Так комфортнее бюрократии, ставящей привычку к тупой, ленивой монополии выше судьбы Родины и народа. Вот почему формула начала XX века “все в государстве, ничего против государства”, провозглашенная Бенито Муссолини, оказалась востребованной в России в XXI веке, когда мир вступил в постиндустриальную эпоху и стал гораздо разнообразнее и динамичнее...».
И цель, и средство. Процесс закономерный. И не худший.
Можно обозначить — «либеральная автократия».










Александр

2005, № 48 (218)

Не дают жилья России

Это вредная статья без конкретных фактов лишь способна поддержать бытующую криминальную практику. Здесь указаны структуры, их конкретные «услуги» и тарифы. Сколько получил журналист?

Без подписи

Не в моих правилах реагировать не на критику даже, а на оголтелые выкрики в свой адрес, но тут — не удержусь. Сперва отвечу на поставленный вопрос: нисколько не получил. Даже наоборот. Думаю, данная статья мне еще аукнется: входить в кабинеты некоторых директоров строительных компаний и некоторых чиновников станет сложнее — себято они узнают. Теперь по поводу «Вредная статья… лишь способна поддержать бытующую криминальную практику». Логика ваша, господин, пожелавший остаться неизвестным, мягко говоря, странная. Телепередачу о проблемах наркомании вы назовете рекламой наркотиков? Рассказ о финансовых махинациях и аферах — учебным пособием для начинающих мошенников, а не предостережением честных граждан? Как эта статья может поддержать бытующую криминальную практику? Или вы считаете, что лучший способ решить проблему — молчать о ней?
И еще о логике. «Без конкретных фактов» и «Здесь указаны структуры, их конкурентные “услуги” и тарифы». Вам не видится противоречия? Каких вам еще фактов? Имен? По понятным причинам их я называть не стал. Это чревато судебными исками. Всю информацию давали реальные люди, работающие в строительной сфере. Назвав имена комментаторов, мы подставили бы их. Значительная часть информации — инсайдерская. Как минимум, рассказчики лишились бы рабочих мест.
Я убежден: решение любой проблемы следует начинать с честного разговора, с называния вещей своими именами. Коррупция — болезнь. Часто, чтобы больной захотел лечиться, ему нужно в деталях описать симптомы болезни. Чтобы стало понятно: это серьезно. Чтобы стало страшно. Эта статья, если хотите, своеобразный рентгеновский снимок. Она не решит, да и не должна решать никаких проблем. Это — попытка объективно описать проблему такой, какая она есть. В этом и заключается смысл журналистики. А если получившаяся картинка неприглядна, есть ли в этом моя вина? Сомневаюсь. Не пеняйте на зеркало…
Напоследок один факт без комментариев, о котором мне стало известно уже после того, как статья ушла в печать. Фанклуб Beatles в Екатеринбурге давно вынашивает идею: поставить памятник любимой группе. Есть проект. Есть смета на сумму 20 тыс. долларов. При согласовании проекта в мэрии фанатам «предложили» облагородить прилегающую территорию на сумму в 40 тыс. долларов. Человек, который мне это рассказал, в шоке: он ответствен за привлечение спонсоров и теоретически мог бы найти 20 тысяч, но двойной довесок фанатам не потянуть. Так что — или сторгуются, или мы все перебьемся без памятника.