Совсем как большие

Мария Истомина
14 августа 2006, 00:00
  Урал

Рост производства труб в России, пришедший на смену прошлогодней стагнации, достигнут в основном за счет сегмента труб большого диаметра. Сохранение положительной динамики прямо зависит от того, удастся ли ограничить доступ к этому рынку иностранных производителей

По итогам января — июня 2006 года наши предприятия выпустили 3,6 млн тонн труб. Рост по сравнению с аналогичным периодом в 2005­м — 16%. Не прорыв, конечно. Но на фоне производственных показателей прошлых лет — изменения к лучшему налицо.

Ни убавить, ни прибавить

Отраслевые аналитики выделяют несколько причин увеличения производства труб в России. Дмитрий Парфенов, инвестиционная компания «Проспект»: «В первом полугодии нефтедобыча в стране практически не росла — точка насыщения достигнута. Высокие цены на энергоносители заставили предприятия нефтяной промышленности активизироваться с разведочным бурением и освоением новых месторождений. Это один из центров роста спроса на трубную продукцию. Кроме того, в стране начали готовиться или уже запущены несколько газовых трубопроводных проектов: газпромовский Северо­-Европейский Усть­-Кут — Чита; Сахалин — Китай; в 2007 году Роснефть начинает Сахалин — Хабаровск. Это также стимулировало рост спроса на трубы».

Примечательно, что введение с 31 января текущего года антидемпинговых пошлин в отношении поставок украинских труб малого и среднего диаметров (см. «Борьба миров», «Э­-У» № 3 от 23.01.06) фигурирует среди причин в последнюю очередь. По пяти видам труб, попавшим под запретительные меры, рост производства варьируется от 2% (бесшовные) до 28% (нефтепроводные электросварные). По двум отмечено снижение: бурильным — на 10%, нефтепроводным бесшовным — на 18%.

Главе Фонда развития трубной промышленности России Александру Дейнеко ничего не остается, как винить российское правительство: «В отношении украинских труб мы предлагали ставки пошлин в 1,5 — 2 раза выше, чем были приняты. Рынок подтвердил правильность наших расчетов: сегмент труб малого и среднего диаметров увеличился в 2006 году на 16,5%, а импорт — на 33%. Это говорит о том, что пошлины не оказывают ожидаемого действия на выравнивание условий на рынке». Тем не менее, считает Дейнеко, без пошлин импорт из Украины увеличился бы на 50%.

Наибольший рост, по данным министерства промышленности и энергетики РФ, продемонстрировал сегмент труб большого диаметра (ТБД, к ним официально отнесены стальные электросварные трубы диаметром более 508 мм) — до 32%. Напомним, что на ТБД из Украины антидемпинговые пошлины не распространяются. В ИК «Проспект» прогресс сегмента связывают с расширением производства на Выксунском металлургическом заводе (Объединенная металлургическая компания — ОМК) и пуском в середине июля этого года Ижорского трубного завода (ИТЗ, ОАО «Северсталь») — промышленного комплекса ТБД для нефте­ и газопроводов. Планируется, что на проектную мощность (600 тыс. тонн одношовных сварных труб диаметром от 610 до 1420 мм) завод выйдет через год.

Введение антидемпинговых пошлин, но теперь уже против отечественных производителей — на поставки труб в Европу, также отразилось на динамике отрасли. Решение чиновников из Еврокомиссии, вступившее в силу в конце июня, установило пошлину для продукции ОАО «Трубная металлургическая компания» (ТМК) в размере 35,8%, для заводов Группы ЧТПЗ — 24,1%. Правда, последствия этой меры экспертное сообщество оценивает по­разному. Одни считают, что существенно на результаты финансово­хозяйственной деятельности российских трубников это не повлияет: компании переориентируются на рынок внутренний и стран СНГ. Другие уже подсчитали возможный ущерб: от 270 до 450 млн долларов (в физическом выражении — 450 тыс. тонн труб).

Как сообщили «Э­-У» в Группе ЧТПЗ, в условиях действия антидемпинговых пошлин компания будет искать выхода с «запретной» продукцией на другие рынки, в том числе США, Ближнего Востока, стран Юго­-Восточной Азии, Африки. Это приведет к дополнительным временным и финансовым издержкам. В ТМК ситуацию не комментируют.

Брат пошел на брата

В чем отраслевые аналитики единодушны, так это в приоритетах российского рынка: его будущее — за ТБД. Этот сегмент рынка, говорят эксперты, имеет неплохие перспективы: с началом реализации крупных государственных проектов потребление ТБД в России будет ежегодно расти не менее чем на 10%.

До запуска Ижорского трубного завода в России ТБД делали в основном три завода: Волжский трубный (ТМК; спиралешовные диаметром 1420 мм), Челябинский трубопрокатный (Группа ЧТПЗ 1067 — 1220 мм), Выксунский металлургический (ОМК; прямошовные 1420 мм). Совокупные мощности выпуска ТБД (508 — 1420 мм) составляют сегодня в России около 3,4 млн тонн. При этом потребление едва превышает 1,4 млн тонн — это 32% от возможного производства.

Кроме отечественных предприятий, на внутренний рынок ТБД традиционно поставляет продукцию Харцызский трубный завод (Украина). Доля импорта Германии и Японии незначительна. Они работают в основном под конкретные проекты, в частности «Сахалин-­1», «Сахалин-­2» (добыча нефти и газа на шельфе Сахалина), реализуемые в рамках соглашения с российскими властями о разделе продукции англо­голландской нефтяной компанией Royal Dutch Shell и японскими Mitsui и Mitsubishi.

По данным Фонда развития трубной промышленности (ФРТП), российские трубники, несмотря на 70­процентную квоту в сахалинских проектах, допущены к ним только на 8%: они поставили лишь 80 тыс. тонн из необходимого миллиона тонн. «Пользуясь прорехами в соглашении о разделе продукции, операторы проектов определяли изначально неподъемные для нас условия тендеров или сроки выполнения заказов. Например, поставить за два дня 400 тыс. тонн. Или явно надуманное: чтобы продукция производилась не менее трех лет», — отмечают в ФРТП.

Сегодня отечественные производители практически на 98% удовлетворяют текущие потребности Газпрома, Транснефти и Лукойла. Но борьба с иностранными конкурентами для них по­прежнему актуальна. «Газпром предпочитает не заключать долгосрочные фьючерсные контракты, а закупать трубную продукцию по мере необходимости, исходя из качества и цены. Это накладывает дополнительные риски на трубников при реализации масштабных инвестиционных проектов в сегменте ТБД», — говорит аналитик инвестиционной компании «Финам» Наталья Кочешкова. А Дмитрий Парфенов прогнозирует: до 2007 года возможности российских производителей вырастут до 3,7 млн тонн ТБД в год, а потребности рынка — только до 1,6 млн тонн. Значит, конкуренция
между всеми поставщиками труб на российский рынок еще более усилится.
«С началом реализации крупных трубо­проводных проектов в России экспансия зарубежных производителей, естественно, возрастет», — прогнозирует Александр Дейнеко. ФРТП уже сейчас начал разворачивать мощную акцию в защиту отечественных производителей труб.

По украинскому сценарию

Как сообщила в начале августа директор департамента госрегулирования внешнеторговой деятельности и таможенного дела министерства экономического развития и торговли РФ Галина Баландина, ее ведомство предлагает ввести специальную защитную пошлину в размере 8% на ввоз ТБД (от 508 мм) из всех стран. Пошлина устанавливается сверх обычной таможенной. Пока беспошлинный ввоз распространяется на трубы из Украины, а также в рамках проектов «Сахалин­-1» и «Сахалин-­2». На импорт других ТБД действуют пошлины от 5 до 10%. Расследование Минэкономразвития начало с подачи Фонда развития трубной промышленности. ФРТП вообще выступает сегодня в роли своеобразного индикатора умонастроений российских трубников. И развернувшаяся борьба с импортом ТБД означает — именно на этот рынок отечественные производители делают ставку.

По оценкам ФРТП, объем отгрузок российских предприятий на внутренний рынок в отсутствие мер его защиты грозит сократиться в этом году с 1,4 млн до 850 тыс. тонн. Потери могут превысить 350 млн долларов. Введение пошлины и призвано предотвратить негативный сценарий развития событий. Сейчас документ проходит согласование в министерстве промышленности, министерстве финансов, Федеральной антимонопольной службе. Предположительно, в кабинет министров он поступит уже осенью.

На этом защитники российских трубников останавливаться не намерены. ФРТП планирует обратиться в правительство с инициативой законодательно закрепить 70% участия отечественных компаний в таких проектах, как Северо­Европейский газопровод, Штокман, Приразломное. «Это, безусловно, правильный шаг с точки зрения защиты интересов отрасли, — считает Дмитрий Парфенов. — Однако он идет вразрез с принципами свободной торговли и планами вступления России в ВТО. Ведь для Газпрома или Транснефти важно не то, что поставщик — российская компания. Им важно, чтобы поставщик предложил наиболее привлекательные условия. А наши трубники, не имея сильного бэкграунда в виде поставщика штрипса (за исключением Северстали и, может быть, в перспективе — Выксунского завода, строящего свой стан 5000) ограничены в средствах». Не могут отечественные трубные предприятия предложить тому же Газпрому и связанное кредитование, когда трубы поставляются в кредит, выданный Газпрому самим поставщиком в счет будущих платежей или поставок газа. Японские компании сегодня имеют подобное конкурентное преимущество и часто прибегают именно к такой форме стимулирования спроса на свою продукцию. В этих условиях закрепление доли участия российских труб в государственных проектах и введение пошлин на ввоз ТБД помогут отрасли сохранить высокие темпы роста.