Упор на идеологию

11 сентября 2006, 00:00
  Урал

Бороться с терроризмом надо, развивая патриотизм, считает Игорь Баринов, депутат Госдумы РФ, бывший начальник группы спецназа по борьбе с терроризмом «Альфа» управления ФСБ РФ по Свердловской области, участник антитеррористических операций в Чечне

— Игорь Вячеславович, есть ли на Урале социальная база для проявления терроризма?

— Психологи выделяют две группы террористов — фанатиков и наемников. Последние составляют более половины. К сожалению, социальное и материальное положение подавляющей части российского населения служит предпосылкой для выступления на стороне террористических групп. И Урал не исключение. В Чечне, например, остро стоит проблема безработицы, и осуществление терактов стало одним из основных способов заработка для местного населения. Поэтому территория Чечни хоть и подконтрольна федеральной власти, но об общественной целостности региона пока говорить сложно. Что касается фанатиков, то сомневаюсь, что на Урале это явление распространено, и терроризм может найти здесь опору в их среде.

— Как не допустить выступления местных жителей на стороне терроризма?

— Это не исключительно уральская проблема. Над ней думает весь мир. Однозначного алгоритма действий не выработал еще никто. В российских нормативных документах, на мой взгляд, недостаточное внимание уделяется сущности борьбы с самой идеологией террора. Необходимо развивать в обществе патриотизм, но при этом отделять его от национализма, не допускать проявлений национальной розни.

— Взрыв на Черкизовском рынке в Москве показал, что терроризм в нашей стране может быть и «белым», по мотивам расовой ненависти. Причем ему симпатизирует та часть общества, которая поддерживает лозунг «Россия для русских». Терроризм в России меняет идеологический вектор?

— Скорее это исключение из правил и проявление личных амбиций отдельных представителей нынешней молодежи, стремящихся к реализации антисоциальных замыслов. Подозреваемые будут направлены на медицинскую экспертизу, результаты которой прояснят ситуацию и позволят судить о мотивах трагедии. Известно одно: ни один из преступников не является членом какой-либо террористической организации. Значит, речь идет скорее об экстремизме, чем терроризме. Терроризм сегодня — это глобальные сети. Теракты готовятся долго и серьезно.

— Какие меры предосторожности вы посоветуете предпринимать уральцам в целях предотвращения терактов и чтобы не оказаться их жертвами?

— Меры предосторожности — традиционные: бдительность и помощь правоохранительным органам. После взрывов домов в Москве сами жильцы организовывали круглосуточное дежурство в подъездах и около домов. О малейшей опасности сообщалось в органы правопорядка. Хотя жить в атмосфере постоянного страха сложно, но и считать, что «такое со мной не случится», тоже не стоит. (Подробнее см. сайт www.antiterror.ru. — Ред.)

— Какие шаги необходимо предпринять государству, чтобы снизить угрозу терроризма?

— Панацеи от терроризма не существует. Но я бы выделил несколько условий борьбы с ним. Обязательное всестороннее нормативноправовое обеспечение антитеррористических действий. Проведение превентивных мероприятий, позволяющих выявить мотивы осуществления террористических акций. Согласованность усилий силовых ведомств, спецслужб и органов власти всех уровней на основе четкого определения их компетенции. Неотвратимость законного наказания за террористические преступления. Эти меры прописаны в принятом в этом году федеральном законе «О противодействии терроризму», но постоянно будут требовать ужесточения и доработки в силу объективных обстоятельств. В Госдуме разрабатываются несколько поправок к нему, Уголовному кодексу и закону о СМИ. Но пока рано о них говорить.

— Возможно ли введение смертной казни за террористические преступления?

— Это идет вразрез с основными демократическими принципами. Нельзя допустить, чтобы государство позволяло убивать своих граждан. Если такое вдруг произойдет, то не следует ожидать от общества всплеска патриотических настроений и социального спокойствия. Вернувшись к смертной казни, наше государство вряд ли когда-нибудь сможет полноценно функционировать на международной арене.

Интервью взял Евгений Сеньшин