Страховка для Европы

Юрий Дорохов
19 марта 2007, 00:00
  Урал

Европейские компании инвестируют в российские активы ТЭК, чтобы обеспечить собственную энергобезопасность

Намерение властей России превратить страну в «энергетическую супердержаву» во многом основано на оптимистичных прогнозах роста потребления энергоносителей за рубежом и прежде всего — в странах Европы, традиционно являющихся основным рынком сбыта российских углеводородов. Россия поставляет в ЕС четверть нефти и почти треть газа, потребляемого Европой. В топливном балансе некоторых стран российская нефть доминирует: в Венгрии на ее долю приходится 98% закупок, в Литве — 97%, в Польше — 95%.

Горючее — слезы

Учитывая долю рынка, которую занимают поставки нефти и газа из России, нет ничего удивительного в том, что европейские политики остро реагируют на несовпадение позиций с российской стороной, например, в вопросе ратификации договора к Энергетической хартии. Москва считает, что он не соответствует интересам РФ: в нем нет гарантий либерализации рынка урана, на котором доминируют российские производители, отсутствует механизм гарантий стабильности поставок со стороны транзитных государств. Принятая в 2000 году поправка к документу фактически выводит изпод действия Хартии сам Евросоюз, нивелируя понятие внутриевропейского транзита. Для отечественных участников рынка это неприемлемо.

Планы создания «газового ОПЕК», объединения стран-поставщиков, нервируют Европу. Хотя не все чиновники относятся к идее настороженно. Так, еврокомиссар по вопросам энергетики Андрис Пиебалгс заявляет, что не видит в этом опасности, так как не верит в возможность контроля цен на газ: слишком много видов топлива могут его заменить.

Европейское направление неизбежно будет доминировать в экспортных энергоблоках

Зато практически все еврочиновники и депутаты остро отреагировали на «транзитный конфликт» России и Белоруссии, который привел к кратковременному прекращению поставок нефти в начале 2007 года. Впрочем, многие российские политики считают, что конфликт с транзитным государством был оправдан и позволил в конечном итоге сделать условия транспортировки нефти в Европу более рыночными и прозрачными (см. интервью председателя комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи Валерия Язева).

Деньги как топливо

Пока политики дискутируют, европейские компании разрабатывают планы хеджирования политических и экономических рисков путем вложения в российские активы. Прежде всего речь идет о недопущении дефицита топлива, вызванного несоответствием динамики спроса (в России и за рубежом) и добычи. По оценке Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, спрос на газ внутри страны к 2015 году настолько превысит предложение, что дефицит для поставок в ЕС может достигать 91 млн тонн нефти и 24 млрд кубометров газа.

Предотвратить энергетический голод можно, вложив в российский ТЭК за это время от 29 до 46 млрд долларов. И инвестиции уже пошли. Наибольший интерес западных компаний привлекают активы в ХантыМансийском и ЯмалоНенецком автономных округах (на долю этих регионов приходится более 60% добычи нефти в России и более 90% добычи газа соответственно). Компания BASF AG подписала в 2006 году соглашение об обмене активами, по которому Газпром увеличил участие в совместном предприятии Wingas GMbH в Германии с 35 до 50% минус 1 акция в обмен на 35% акций Южнорусского газового месторождения в ЯНАО. Кроме того, BASF стал партнером Газпрома по строительству Североевропейского газопровода (Nord Stream) из России в Германию через Балтику.

Ряд проектов, связанных с европейскими потребителями, российские газовики реализуют самостоятельно. Так, Газпром выкупил у независимого производителя газа компании «Итера» права на разработку крупного газового месторождения Береговое, приобретя контрольный пакет акций разработчика — ОАО «Сибнефтегаз». Предполагается, что газ Берегового также пойдет в Nord Stream. Кроме того, Газпром готовит к запуску Бованенковское, Харасавэйское и Новопортовское месторождения, суммарные запасы которых составляют 5,8 трлн кубометров газа.

Полуостров Ямал — территория основных стратегических проектов разработки газовых месторождений. Здесь открыто 26 месторождений с разведанными запасами 10,4 трлн кубометров газа и 291,8 млн тонн извлекаемых запасов нефти. В результате освоения запасов Ямала, по прогнозу губернатора ЯНАО Юрия Неелова, к 2020 году добыча газа в округе возрастет с 580 до 730 млрд кубов.

Нефтяники также планируют рост добычи. По оценке Минэкономразвития, к 2010 году добыча нефти в России увеличится до 514 млн тонн (с нынешних 480 млн тонн), экспорт вырастет до 273 млн тонн. При этом одним из главных факторов, стимулирующих рост производства, называют увеличение спроса со стороны европейских потребителей. Более 60% прироста добычи будет попрежнему приходиться на северные уральские регионы.

Правда, не все экспортные потоки направятся в сторону Европы. Газпром разрабатывает планы создания газопровода в Китай, а Транснефть уже строит нефтепровод к Тихому океану. По словам заместителя директора департамента ТЭК Минпромэнерго Сергея Михайлова, к 2015 году Россия будет обеспечивать 20% рынка нефти в ЕС, 5% азиатскотихоокеанского рынка и 1% рынка США. Однако несмотря на развитие «восточного направления» поставки на европейский рынок останутся стабильными, в физических объемах даже вырастут.