Из ТЭКа в лес перетекая

Леспром на пороге инвестиционного бума. Новые игроки вкладывают в строительство ЦБК и деревообрабатывающих предприятий деньги, заработанные на других рынках. В долгосрочной перспективе отрасль способна стать в уральской экономике одной из базовых, потеснив топливно-энергетический комплекс

Отправку делегации на всемирную выставку оборудования для лесной промышленности, проходящую в эти дни в Ганновере, чиновник из аппарата правительства Ханты-Мансийского округа прокомментировал так: «Раньше в такие поездки ездили, чтобы дать себе отдых — пива выпить, страну посмотреть. Но эти едут работать».

То, что отношение к леспрому в уральском регионе становится все более серьезным, видно не только на примере ХМАО. Региональные власти давно призывали бизнес развивать переработку древесины. Действительно странно, когда в экономике территорий, покрытых тайгой, вклад леспрома в промышленное производство измеряется десятыми долями процента (от 0,03% в ЯНАО до 1,3% в Свердловской области, исключение — Пермский край с 10%). Коммерсанты не заморачивались со строительством перерабатывающих мощностей, продавая кругляк. Но и тут сложно было добиться размаха: китайцы и финны, массово скупающие российский лес, далеко. Если в целом Россия экспортирует 49% кругляка, то, например, Средний Урал — только 1%. При этом, как заявлял губернатор региона Эдуард Россель, расчетная лесосека у нас на 10% больше, чем в Финляндии. Но выпускает область лесной продукции на 8,46 млрд рублей в год, а Финляндия — на 25 млрд евро.

Закономерно не потрясал и уровень инвестиций. Несколько громких проектов, анонсированных в регионе, так и не реализованы: УГМК отказалась от строительства целлюлозно-бумажного комбината, так же поступила, по нашим данным, и Ruukki Group Oy.

Ситуация, однако, постепенно меняется. Как отметила аналитик ИК «Антанта Капитал» Анна Крылова, рост строительного сектора, производства мебели повысили спрос на продукцию деревообработчиков, прежде всего — с высокой добавленной стоимостью.

К отрасли начали проявлять интерес инвесторы из других секторов экономики. По словам Анны Крыловой, началось перераспределение инвестиционных потоков в пользу ЛПК.

А в отрасли пока есть где развернуться: по оценке директора по управлению активами ООО «Уником Партнер» Виталия Калугина, рынок не насыщен, уровень конкуренции низок. Между тем рентабельность высока: от 20 — 35% в «белом» бизнесе до 70 — 80% при использовании «серых» схем.

Дело в том, что изменились условия игры. С 1 июля 2007 года таможенные пошлины на необработанную древесину составят до 20% от цены поставки, но не менее 10 евро с кубометра. С 1 апреля пошлина возрастет до 25% (не менее 15 евро), а с 1 января 2009 года она станет фактически запретительной — 80% (не менее 50 евро, при том что сейчас 1 кубометр древесины хвойных пород стоит около 35 евро, лиственной — менее 50 евро). Зато в течение года скорее всего будут отменены пошлины на экспорт готовых продуктов, целлюлозу и пиломатериалы. На Дальнем Востоке эти меры вызвали негодование лесоэкспортеров, на Западе — возмущение покупателей-финнов. А на Урале, ориентированном на внутреннего потребителя, по всей видимости, начинается инвестиционный бум.

Кровные, деревянные

Правда, пока распределение инвестиций явно неравномерно. В Пермском крае идет реконструкция ОАО «Соликамскбумпром»: запущена новая ТЭЦ. Краснокамский ЦБК наращивает мощности, рассчитывая увеличить их за два года со 120 до 180 тыс. тонн продукции. С новыми проектами сложнее. Как рассказал директор Пермского аналитического центра Сергей Седов, инвесторы не проявляют интереса к лесопереработке, считая затраты слишком высокими. Например, строительство Добрянского бумажного комбината обошлось бы в 700 млн долларов, а окупилось лишь через 9 —12 лет.

В других регионах удалось перейти от слов к делу. Хорошо продвинулись лесопереработчики в ХМАО. Соглашение с администрацией округа о сотрудничестве в области прединвестиционных исследований проектов глубокой переработки леса подписала Русская лесная группа. Компания активно интересуется деревообрабатывающими активами в Зауралье и, по нашим данным, рассматривает возможность строительства предприятий на территории ХМАО. К 1 августа 2007 года ее специалисты должны разработать концепцию развития новых производств.

Наиболее масштабный проект, продвигаемый властями округа, — строительство целлюлозно-бумажного комбината. Уже проведены прединвестиционные исследования. На первом этапе предприятие будет производить беленую хвойную сульфатную целлюлозу, затем офисные виды бумаги, картон для упаковки жидких продуктов. Стоимость инвестпроекта — около 1 млрд долларов. По расчетам, он будет перерабатывать в год более 2 млн кубометров древесины хвойных и лиственных пород: это 10% расчетной лесосеки Югры. Впрочем, окончательное решение по этому вопросу еще не принято: как пояснил источник в правительстве ХМАО, оно будет вынесено в августе 2007 года. «Там очень много вопросов по проектированию, выбору площадки и продуктов, которые будут выпускаться», — отметил чиновник.

Ощутимы результаты развития среднеуральского леспрома. В июне 2007 года «дочка» газовой компании «Итера» ООО «УСГСтрой» планирует запустить в эксплуатацию первую очередь Выйского деревообрабатывающего комбината под Нижним Тагилом. Вторая лесопромышленная компания в 2009 году начнет производство ламинированной ДСП в Алапаевске. По словам гендиректора компании Андрея Устюгова, проект частично финансируется государством, планируется включение этих средств в бюджет Свердловской области на 2008 год. ООО «Ураллеспром» в июне 2007 года запускает линию каркаснопанельных домов стоимостью 1,5 млн евро. По словам гендиректора предприятия Андрея Соколова, инвестиционная привлекательность проекта обусловлена тем, что каркаснопанельные дома на российском рынке практически не представлены, хотя коттеджное строительство востребовано.

По нашим данным, всего по Урало-Западносибирскому региону в эксплуатационной стадии находится более десятка проектов на сумму свыше 600 млн долларов, в инвестиционной — еще десять на четверть миллиарда, в прединвестиционной — около 15 проектов примерно на 4 млрд долларов (см. таблицу).

По словам начальника отдела лесопромышленного комплекса свердловского Минпрома Андрея Мехренцева, в 2007 году в ЛПК Свердловской области будет инвестировано более 1 млрд рублей. Ряд проектов планируется реализовать с участием иностранных компаний. Об интересе к переработке уральского леса заявила ИКЕА, но конкретизировать планы в московском офисе шведской компании не смогли. Зато конкретных договоренностей достигли чехи. Как рассказал «ЭУ» директор Чешского агентства по поддержке торговли Михал Гелбич, в стадии согласования находится проект, реализуемый ФГУП «Уралвагонзавод» в Волчанске. Как пояснил пресс-секретарь УВЗ Борис Минеев, расположенный там филиал завода ранее выпускал мебель из недорогих материалов, а теперь планирует перейти на натуральную древесину, прошедшую глубокую переработку. Финансирование проекта будет вестись в рамках кредитной линии, открытой УВЗ Чешским экспортным банком.

«В мире происходит географическое перераспределение производства в развивающиеся страны: они способны обеспечить необходимое качество при низких затратах. Поэтому при наличии соответствующей правовой базы в ЛПК обязательно придут иностранные инвестиции», — отмечает аналитик ИК «Союз Капитал» Сергей Федянин. По его мнению, эта тенденция, а также политика государства, направленная на увеличение в экспорте доли продукции с высокой добавленной стоимостью, обеспечивают отрасли большой потенциал роста.

Без зековского подхода

Правда, при этом придется столкнуться с рядом сложностей. По мнению Андрея Мехренцева, лесная отрасль испытывает давление со стороны естественных монополий (не устраивает тарифная политика железной дороги), необходимо решить кадровый вопрос: «Время “зековских” подходов при организации лесозаготовок закончилось. Если хочешь, чтобы молодежь приходила работать в лес, то техника и технологии должны соответствовать времени: техника — быть эффективной и удобной, а технологии — природощадящими».

Еще одна проблема, на которую обратил внимание Андрей Мехренцев — энергообеспечение: «Рост тарифов отрицательно сказывается на экономике производств, а попытки предприятий леспрома начать производство собственной электроэнергии или выйти на оптовый рынок наталкиваются на мощный бюрократический барьер». С ним согласился Андрей Устюгов, рассказавший, что его компания непросто решала вопрос с энергообеспечением. По мнению Андрея Соколова, сложности создают также получение земельных участков и медленное развитие программ доступного жилья. Источник в правительстве ХМАО заметил, что развитие регионального леспрома наталкивается на ограничители в виде нехватки дорог круглогодичного действия: собственный рынок сбыта невелик, а транспортные расходы при вывозе продукции в другие регионы делают ее неконкурентоспособной.

Тем не менее большинство экспертов считают, что эти трудности не остановят рост отрасли в долгосрочной перспективе. Лесной бизнес обладает одним важным преимуществом перед нефтегазовым: лес — ресурс возобновляемый. Роль леспрома в экономике будет расти, и этот сектор сможет, по мнению аналитиков, занять те же позиции, что и ТЭК.