Письма читателей

Москва, 18.06.2007
«Эксперт Урал» №23 (286)
Комментарии читателей к статьям «Прагматизм плюс эффективность», «Одни и без дома», «Завтрак туриста съешь сам», «Фарс-мажор» и «Шведская стенка»

Прагматизм плюс эффективность

2007, № 20 (283)

«Сэкономить 3 млн долларов за три года». Вот такой х… занимается Олег Анатольевич Чиркунов в своем крае — одной из богатейших областей России.

Вообще правление Чиркунова вполне может быть обозначено словами «сказка о потерянном времени».

На самом деле Перми вполне повезло. В то время как в других регионах правили му.аки типа Немцова и Аяцкова, в Перми руководили последовательно два отличных губернатора — Игумнов и Трутнев. По мелочам не воровали, местную промышленность московским ворам не распродавали за копейки, дворцов не возводили.

Вот такая вот простая резиденция в Перми — это наследие Игумнова и Трутнева. И порядок, при котором в здание администрации может любой попасть, — тоже.

А самое главное то, что в регионе пока еще остается много денег. По своим природным запасам Пермская область не богаче Оренбургской. А вот по уровню жизни — наверное, в разы. Причина одна — не все москвичам продали.

Так что регион пока еще может жить нормально даже при всех экспериментах Олега Анатольича. Лишь бы не мешал.

Тит Никиевич Бородкин

 

Майкл Портер — эт даа...

Еще господин Чиркунов точно любит труды Филипа Котлера, о чем даже упоминал в своем послании законодательному собранию. Лишь бы увлечение иностранной литературой не стало пагубным.

А то, знаете ли, и понять классиков можно посвоему (в послании губернатора, кстати, имя Котлера было напечатано с ошибкой), да и тестировать их на почти трехмиллионном регионе не безболезненно будет.

Главное — не забывать, что перестраивать — это не только ломать, но еще и строить новое.

Доживем — увидим.

Георг Светланов

 

Одни и без дома

2007, № 21 (284)

Хочу добавить, причем весьма старые, предложения типа:

«…очередной пример начальственной благоглупости, когда часть решений лежит прямо на поверхности, — ситуация с кризисом призыва в армию и одновременным наличием, по разным оценкам, — до 600 тыс. беспризорников. И что бы армии не озаботиться о своих потенциальных кадрах?! Попутно возродив роль, за которую ей были благодарны миллионы парней в 30 — 50е годы XX века — школы жизни. А не заниматься ловлей студентов…

…Мы считаем, что было бы целесообразным отдать часть функций по воспитанию детей, оставшихся без родительской опеки, вооруженным силам. В первую очередь это, конечно, касается мальчиков. В таком случае мы бы могли получить систему перспективного и постепенного вхождения в общественную жизнь людей с искаженной лишением нормальных семейных отношений ментальностью. Сейчас же “выпускники” детских домов выходят в общество дезадаптированными. И обречены либо на социальное аутсайдерство, либо на преступность. Служба же в армии, с ее институциональной опекой (фактически продлевающей воспитательный процесс), вместе с полученным профессиональным навыком дает дополнительные возможности для нормальной адаптации в общество. Попутно решается вопрос и профессионализации вооруженных сил, призыва на службу».

Эх, била меня за это «часть либеральной общественности»…

А вообще, не уподобляясь революционеру-водопроводчику, опрометчиво говорившему, что «да тут всю систему менять надо», скажу мирно-конформистски: пока во главе Минсоцразвития г-н Зурабов, а страна, продолжая дуреть от нефтебабок, не собирается ровно ничего менять, — сирот, равно как малолетних преступников и равнодушных к ним членов общества, будет только больше.

А В 612

 

2007, № 21 (284)

Фарс-мажор

Жить на Урале вообще опасно — и радиация кажется по сравнению с остальным относительно малым злом. Строго говоря, любую нашу воду пить не стоит, дышать этим воздухом — все равно что курить металлургический завод, а уж о бесконечной пыли и говорить не приходится.

Кумачовым радиационным знаменем размахивать, конечно, приятно и иногда, в общем-то, полезно, но кормушка эта — по сравнению с «обычным» промышленным загрязнением — капля в море. Нельзя сказать, что ситуация не смягчается — тучи зеленого дыма и неприятное ощущение в горле, похоже, нам уже не грозят. Но медленно да верно убивает наша горячо любимая развивающаяся промышленность не хуже распиаренной радиации. А уж об объемах вполне беззаконных средств, вращающихся в той сфере, и говорить не приходится.

Тимофей Барецкий

 

2007, № 21 (284)

Шведская стенка

Есть у молодых (молодость отнесем на счет биологического возраста — без обид) начинающих авторов одна общая беда находить себе «химер», как я это называю. То есть обнаружить глобальную проблему, где она совсем не велика, а то ее и вовсе нет.

Узнать химеру можно по тому, как она описывается, непременно в пафосных пугающих выражениях. Вот очередной шедевр такого свойства: «Вторжение московских и международных сетей на уральский рынок приобрело в последнее время характер эпидемии». Да что же такого сделали вам московские и иностранные сетевики, чтобы вы, дорогой мой человек Аркадий, начинали рассуждения о них в выражениях, которые больше бы статье о гитлеровской армии или борьбе со СПИДом подошли?

Чем они плохи? Где симптомы эпидемии? Может быть, в том, что «клиент приобщается к мировым тенденциям в дизайне, воспитывает вкус»? Или в том, что «местные компании оттачивают мастерство, осваивают новые методы и технологии»? Если симптомы таковы, так, может, и болезнь не болезнь? Но самой странной мне представляется мысль о том, что они, дескать, все унифицируют и стандартизируют и вскоре будет у нас все одинаковоеодинаковое и потребитель умрет от скуки. Я, Аркадий, не понимаю в принципе, о чем это вы. Я помню времена, когда все было стандартным. Колбаса, например, была стандартная по 220, еще была вроде как полукопченая по 3 с чем-то, но ее мало кто видел. Взгляните на прилавок супермаркета любой сети, хоть нашей, хоть не нашей. Где там стандартизация?

Думаете, я взялся доказывать, что приход сетей — благо? Вовсе нет. На самом деле все гораздо скучнее. Ни к каким глобальным последствиям их приход не приведет, тем более что федералов и иностранцев набирается в сумме с десяток. И дело тут ни в каких-то особенных конкурентных преимуществах. Большую часть потребителей ни один даже самый сильный игрок к себе не заманит. Мне проще переплатить 100 рублей за корзину продуктов в магазинчике возле дома, а не заводить машину и ехать в гипермаркет толкаться там среди толп народа. И обратно, закупаться для выезда на выходные компанией в несколько человек возле дома тоже не буду. Разница получается куда большая, чем в 100 рублей. Так что нет в приходе иностранных ритейлеров никаких мрачных сенсаций. И передела особого тоже не ждите. У всех свои ниши. 

Иван Иваныч

 

Завтрак туриста съешь сам

2007, №22(285) 

У каждой территории есть свои конкурентные преимущества, о которых не следует забывать. Если в Кургане можно развивать сельское хозяйство, зачем бредить идеей добычи нефти? А если на Среднем и Северном Урале активно развивается промышленность (металлургия, машиностроение, добыча полезных ископаемых),  зачем пытаться из ничего сделать центр внутреннего, а уж тем более въездного туризма?

Ни один иностранец, если у него есть выбор — поехать в Венецию на карнавал или в Африку на сафари, не попрется на Урал любоваться горами, сосенками и архитектурными памятниками, тем более что они вряд ли смогут конкурировать с замками во Франции, египетскими пирамидами, той же архитектурой Петербурга. Не проще ли успокоиться и заниматься тем, для чего приспособлена территория Среднего Урала, а не вынашивать амбициозные планы превращения Екатеринбурга в туристический центр?

Тимофей Барецкий

Новости партнеров

Реклама