Старатель на распутье

Русский бизнес
Москва, 18.06.2007
«Эксперт Урал» №23 (286)
На Урале наблюдается замедление темпов прироста добычи золота. Исправить ситуацию могут только крупнейшие компании отрасли. Их оружие — запуск инвестиционных проектов и приобретение новых месторождений

В начале июня компания «Золото Северного Урала» заявила о строительстве золотодобывающего предприятия на участке Галкинский в 20 км от разрабатываемого ею Воронцовского месторождения (Свердловская область). Прогнозная мощность — не менее 6,2 тонны условного золота (суммарная добыча золота и серебра в пересчете на стоимость золота) в год. Когда на участке начнется добыча, пока не известно, но технико-экономическое обоснование появится уже в следующем году.

Искать и осваивать новые месторождения золота сейчас самое время: большинство участков разрабатываются уже на третийчетвертый раз, на некоторых добыча идет больше столетия. Истощение месторождений и проблемы перехода на новые участки привели к сокращению объема добычи золота в Свердловской и Челябинской областях. В прошлом году он едва превысил 10 тыс. тонн, что больше показателя 2004 года всего на 6,7%. Добыча существенно выросла только у «Золота Северного Урала» (+41,7% за аналогичный период) и компании «Восточная», входящей в холдинг «Южуралзолото» (+15,6%). Остальные золотодобывающие компании показали прирост не более 7%. Игроки, добывающие менее 600 кг золота, в лучшем случае остались на уровне 2004 года. Стимул развитию отрасли не придал даже подъем мировых цен на 49%, до 600 рублей за грамм, в 2005 — 2006 годах. Себестоимость увеличивалась примерно такими же темпами и достигла в 2006м 500 — 550 рублей за грамм. Наилучшие показатели рентабельности у крупнейших компаний отрасли — артели старателей «Нейва» (35%) и «Золота Северного Урала» (27,4%). 

Весной была предпринята и первая попытка возобновить разведку: золото и платинодобывающая компания «Южно-Заозерский прииск» (Свердловская область, Краснотурьинск) заявила о намерении приобрести совместно с компанией «Втордрагмет» Нейворудянскую геологоразведывательную партию. Напомним, что разведка практически прекратилась с лишением возможности оставлять на предприятиях для этих целей часть налога на добычу полезных ископаемых (см. «Золотая синергия»).

Мал золотник, потому не дорог

Между тем расширения географии более чем на 100 км от разрабатываемых участков не ожидается. Свободных месторождений свыше 10 тонн золота вблизи старых участков на Урале практически не осталось. Месторождения поменьше старателям не интересны: вложения в них не окупаются. Например, на освоение с нуля одного из месторождений в Карпинском районе Свердловской области компания «Втордрагмет» потратила более 100 млн рублей. Инвестиции такого масштаба при нынешних ценах целесообразны только при запасах свыше 400 тонн золота. (Расчет: 250 рублей на грамм золота без учета дисконтирования при сохранении цен и чистом денежном потоке, т.е. возврате инвестиций + прибыли.) При этом значительная часть вложений приходится на «привязанные» активы: дороги, электрические коммуникации. Так и получилось, что в начале 2007 года не нашлось ни одного покупателя на Костаревское рудное месторождение с прогнозными ресурсами чуть более тонны, а до него — на Большой Покап и Большую Простокишенку (все — Свердловская область).

В результате поле деятельности золотодобытчиков разделилось по районам. «Мы не приобретаем лицензии в районе Невьянска, — рассказывает председатель Южно-Заозерского прииска Валерий Кольцов. — Для работы там нужна своя инфраструктура, своя база. То же скажут и невьянские компании про Краснотурьинск. Именно поэтому сюда не приходят компании из других регионов: нет месторождений привлекательных настолько, чтобы строить здесь инфраструктуру; срок отработки 5 — 7 лет. Поэтому сильной конкуренции за лицензии сегодня в Свердловской области не наблюдается».

За рубежом проблему бедных месторождений решают объединением капиталов: в 2006 году сумма сделок слияния золотодобывающих компаний составила 19,3 млрд долларов (это втрое больше, чем в 2003м). Средства были направлены на приобретение крупных месторождений с низким содержанием золота.

Потенциал развития имеют только лидеры золотодобычи, малые компании будут разрабатывать лишь периферийные участки

У нас не согласны объединяться даже лидеры отрасли. Генеральный директор ОАО «Полиметалл» Виталий Несис: «Каждый перспективный участок находится за несколько тысяч километров от другого. Добиться синергии в таких условиях сложно, поэтому объединения маловероятны. В них может быть смысл при реализации масштабных проектов». В отсутствие на Урале таковых смысл видится в другом: объединение позволит золотодобытчикам содержать смежные производства (литейные мастерские, цехи ремонта оборудования), а также вместе использовать буровое и разведывательное оборудование. Это помогло бы снизить себестоимость грамма золота.

Палки и колеса

Не благоприятствует старателям и законодательство. «Закон “О недрах” неэффективен, поскольку не учитывает различий между добывающими отраслями, — полагает главный инженер Артели старателей “Нейва” Сергей Лушников. — Вся направленность новой редакции этого закона, как и старой, на углеводородное сырье. Документ написан с расчетом на получение доходов с состоятельных недропользователей при помощи аукционов. Аукционы появились три года назад, а вместе с ними и те, кому нужна лицензия только для получения кредита в банке. Не так давно участвовала фирма, которая занимается недвижимостью. И на месторождение, красная цена которому 1,2 млн рублей, довела цену до 120 миллионов, а потом не заплатила. Результаты аукциона аннулировали».

Многие золотодобывающие компании Урала неконкурентоспособны перед спекулянтами: они не располагают такими деньгами. Итог: проблемы с обновлением сырьевой базы не решаются, количество недропользователей сократилось на треть. Недавно для пресечения подобной практики ввели залог, но период, когда спекулянты имели свободу, дал о себе знать низким приростом добычи золота.

По мнению участников рынка, рациональнее было бы выделить из закона «О недрах» статьи по отдельным видам полезных ископаемых. Это позволит учитывать интересы недропользователей, не связанных с нефтью или газом.

Ставит препоны и система получения разрешительной документации. «Существует много структур с дублирующимися функциями, — рассказывает Сергей Лушников. — Например, если на участке есть водоемы, то перед началом золотодобычи необходимо получить заключения о соблюдении мер по защите рыбных запасов в двух инстанциях: Камуралрыбводе

и Россельхознадзоре, причем обе — под Минсельхозом России. Досаждают и абсурдные инструкции: экспертиза предоставленного компанией технико-экономического обоснования, например, в некоторых инстанциях должна проводиться не меньше месяца, хотя реально на это требуется гораздо меньше времени». Уже имея лицензию и получив экспертизы на проект, нужно пройти около 30 инстанций. В итоге на оформление документов уходит около трех лет из пяти срока действия лицензии.

Вниз по тренду

Самые привлекательные золоторудные месторождения уже разобраны крупнейшими компаниями, месторождения компаний с объемом добычи менее тонны в год (преимущественно россыпные) иссякают. Приобретать более-менее интересные участки малые золотодобывающие компании не в состоянии — цена лицензии, поднятая лидерами отрасли до небес, и стоимость создания инфраструктуры делают вложения непосильными. В результате доля золота, добытого из россыпных месторождений, продолжит уменьшаться за счет роста извлечения золота рудных месторождений. Если эти тенденции сохранятся, то к 2015 году в Свердловской и Челябинской областях будет добываться 12 — 13 тыс. тонн металла ежегодно (прирост к 2006му всего 20 — 30%). При этом доля россыпных месторождений в общем объеме добычи с нынешней четверти упадет ниже 10%.

Все это возможно исправить повышением степени извлечения золота, но и здесь компании, работающие с рудой, имеют преимущество перед теми, кто разрабатывает россыпи. В рудной золотодобыче существует множество технологических возможностей, наиболее перспективным считается выщелачивание. А в россыпной золотодобыче применяются еще «дедовские» технологии: металлические шлюзы с застилками по дну, на которых оседает золото. Это оборудование золотодобытчики производят сами: как отмечает Сергей Лушников, эффект от использования дорогих аналогов несопоставим с их ценой.

Путь крупнейших компаний — геологоразведка, приобретение геологоразведочных партий, уверен Валерий Кольцов. При этом компании от государства ожидают передачи на региональный уровень полномочий предоставления прав пользования участками для геологического изучения и отмены аукциона при предоставлении участков для этих целей.

При невозможности повысить результативность добычи компании снизили инвестиционную активность. Вложения золотодобывающих компаний Свердловской области в основной капитал составили в минувшем году 322,9 млн рублей, что всего на 1,6% выше уровня прошлого года и ниже уровня инфляции. Обновление основных фондов идет только на крупнейших компаниях, разрабатывающих рудные месторождения. Так, «Южуралзолото» начало строительство новой золотоизвлекательной фабрики стоимостью более 300 млн долларов. В компании отмечают: это позволит увеличить добычу в два раза до 2011 года. «Золото Северного Урала» планирует в течение второго полугодия2008 нарастить мощность аналогичного актива в 1,5 раза, затратив на это 12 млн долларов.

Получается, потенциал для развития в золотодобыче на Урале имеют только лидеры отрасли. Но малые старатели не прекратят существование и не будут поглощены. Их ниша — разработка периферийных участков уже освоенных месторождений, не требующих новой инфраструктуры (о таких планах заявили почти все золотодобытчики). Правда, таких участков на Урале все меньше.

Объемы золотодобычи по крупнейшим компаниям Урала
Крупнейшие золотодобывающие регионы РФ

Новости партнеров

Реклама