Демидовы и Худояровы со многими неизвестными

Культура
Москва, 29.10.2007
«Эксперт Урал» №40 (303)

Истории подготовки специалистов художественных профессий на Урале посвящена вышедшая в издательстве «Баско» книга «Крепостные художники Демидовых. Училище живописи. Худояровы. XVIII — XIX века».

Николай Никитич Демидов требовал от своих подопечных экономии во всем и показывал личный пример. Его письма, обнаруженные в областном архиве, — тонкие, практически прозрачные странички, покрытые с двух сторон бисерным почерком почти без просвета между строк. Не читать их требовалось, а расшифровывать. Чем и занимались два века назад его подчиненные, собирая для этого советы из самых зорких и используя увеличительные стекла. Так же, вооружившись лупой и терпением, исследовала эти письма историк Ольга Силонова. А первое письмо, попавшее в ее руки и определившее для нее тему на 20 лет, было о плане открытия в Нижнем Тагиле школы живописи для крепостных. 

Худояровы — фамилия известная. Традиции знаменитой сегодня нижнетагильской росписи по металлу восходят к творчеству членов этой семьи, занимались они и традиционной масляной живописью. Но, оказывается, на Урале было много художников, не вписавших в историю искусства свои имена, потому что были крепостными. Неизвестные художники, как и неизвестные солдаты во время войны, нередко определяют победу: кто — войск, кто — художественного стиля. Так произошло и с подневольными мастерами Урала, которые создали особое направление в лаковой живописи. Ольга Силонова глубоко «вгрызлась» в исторические пласты и исследовала их с большой дотошностью. Книга представляет результаты ее розыскной деятельности. Автор достает из забытья имена мастеров и воссоздает систему их подготовки и обучения, которая позволяла передавать традиции из одного поколения художников к следующему.

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№40 (303) 29 октября 2007
Пенитенциарная система
Содержание:
Детский бунт: акция справедливости?

Две основные официальные версии беспорядков в Кировградской колонии (ФГУ ВК-2) — организация побега и перевод во взрослую колонию 19-летнего воспитанника — входят в противоречие с комментариями бывших заключенных ИК: «Акция организована как протест над издевательствами, которым мы подвергались»

Реклама