Движение без препятствий

Ирина Перечнева
26 ноября 2007, 00:00
  Урал

Власти Тюменской области в отличие от многих субъектов федерации никогда не ставили барьеров для прихода на свою территорию инорегиональных банков. Вопреки расхожему мнению, такая политика не привела к выдавливанию с рынка местных игроков

В конце октября в Тюмени заработал филиал Райффайзенбанка, 38-го по счету инорегионального кредитного учреждения, представленного в области именно в этой форме. И это не считая 155 банков, действующих без открытия баланса (в виде кредитно-кассовых и операционных офисов, представительств). В отличие от большинства соседних субъектов федерации, власти Тюменской области изначально придерживались политики благоприятствования «варягам». Несмотря на мощную экспансию банков других регионов и прежде всего Москвы (она продолжается по сей день), самостоятельные игроки смогли занять на собственном рынке сильные позиции. В Урало-Западносибирском регионе по количеству самостоятельных банков (их 22) область уступает только Свердловской (24). А вот по числу крупнейших — ей равных нет: Ханты-Мансийский, Сургутнефтегазбанк и Запсибкомбанк входят в сотню ведущих в стране по активам и капиталу.

Сразу оговоримся: банковский сектор Тюменской области мы рассматриваем с учетом автономных округов (Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого). Во-первых, на этих территориях действует одно управление Банка России. Во-вторых, представители банковского сообщества категорически не соглашаются обсуждать ситуацию, к примеру, только на юге области. Они говорят, что банковская система едина: округа исторически связаны друг с другом, и это заставляет банки строить сети по всей области. Так, Запсибкомбанк, зарегистрированный в Тюмени, имеет десять филиалов в ХМАО и девять в ЯНАО, а у Ханты-Мансийского, наоборот, — девять точек в Тюмени. Эти и другие особенности банковского сектора региона мы анализируем с начальником Главного Управления Банка России Тюменской области Сергеем Поповым.

Расстановка приоритетов

–– Сергей Аркадьевич, не секрет, что в начале становления банковской системы во многих субъектах федерации присутствовал определенный сепаратизм: власти к банкам из других регионов относились настороженно, где-то даже создавались искусственные барьеры для их вхождения. Тюменская область занимала прямо противоположную позицию. Почему? 

–– Важнейший фактор — субъективный: позиция губернаторов и органов власти на территориях: они убеждены, что кредит приносит развитие в регион. Купил человек автомобиль в кредит, сделал такси, начал возить людей — появилась новая услуга. Купил квартиру — дал возможность заработать строителям, и так далее. Да, в свое время было много разговоров: вот придут москвичи и все выкачают. Никто ничего не выкачал. Наоборот, банки сформировали рынок услуг. Рубль никаких препятствий в своем движении не преодолевал. И жизнь подтвердила дальновидность такого подхода: Тюменская область занимает лидирующие позиции и в секторе потребительского кредитования, и по уровню развития банковской инфраструктуры.

Банковская система будет адекватна запросам экономики, когда появится спрос на банковские услуги. Для этого как минимум 90% транзакций должны проходить через кредитные учреждения 

–– При высоком уровне конкуренции в области много самостоятельных банков. Благодаря чему они удерживаются на рынке?

–– Первый фактор — емкость рынка. Поэтому ни один из банков, который к нам пришел, не занял монопольного положения, что нарушило бы баланс сил. А конкуренция — только на пользу потребителю. Вот появился Райффайзенбанк с полным набором своих продуктов — самостоятельные банки должны будут улучшить качество сервиса. Банки не просто выдают кредиты, они борются за платежеспособного клиента. И такой клиент получает возможность выбора. Второй фактор — грамотная позиция собственников тюменских  банков. Они часто слышат своего рода упреки: нам бы столько денег... Действительно, бюджетная обеспеченность Тюменской области — самая высокая в России. Но дело не только в количестве денег, но и в умении правильно их расходовать. Владельцы банков — совершенно разные, у многих другие бизнесы, и все зависит от того, как они относятся к участию в банковском деле. Если в расстановке приоритетов предпринимателя банк, где он является акционером, хотя бы на полшага впереди других дел, — все получается. Третья точка опоры банковского сектора — сильная промышленность. У нас часто принято во всем винить банки: они плохо работают, мало кредитуют. Но банки не возникают на пустом месте, они растут там, где есть спрос. Вот сегодня много разговоров о том, что банковская система не успевает за потребностями экономики. Почему, на ваш взгляд? 

–– Недостаточно проработана законодательная база, поэтому у банков нет длинных денег.

–– Считаю, что все гораздо проще: нет массового спроса на банковские услуги. А спрос появится тогда, когда 90% транзакций будет проходить через банки. В США на долю транзакций до 10 долларов приходится 90% наличного оборота, а на платежи больше 100 долларов — всего 10%. Когда у нас будет аналогичное соотношение, с правой стороны баланса будет расти база ресурсов, а с левой — клиентов, которым они нужны. Вы правы, законодательство должно быть адекватно, но это не главный вопрос. Будет спрос на банковские услуги, я вам гарантирую: сектор станет настолько привлекательным для инвестиций, что его капитализация вырастет мгновенно. Но для этого необходимо проводить целенаправленную политику. Сейчас бизнес призывают: давайте работать через банки. А нужно внедрять в сознание участников рынка понимание того, что нельзя работать мимо банков.

Спрос — в массы

–– Но потребность в ресурсах есть, и достаточно серьезная. К примеру, малые предприятия все время жалуются, что банки их не кредитуют.

–– Да, есть. Малые предприятия хотят получить деньги в банке, но при этом сами через банк не работают, не включают его в свой деловой оборот. Между тем специфика банковского бизнеса такова, что клиент должен быть понятен банку, он должен сказать не просто «хочу денег», но еще и ответить на вопрос, как будет их отдавать. Банк  ждет не просто любого клиента, он ждет ответственного партнера.

–– Сергей Аркадьевич, вас не беспокоит тот факт, на территории области присутствует много банков в форме кредитно-кассовых офисов?  

–– Да, есть такая тенденция. Мы понимаем, что это ускоряет развитие банков, позволяет более динамично строить сеть. Единственное, что в этом беспокоит, — невозможность анализировать работу таких банков на нашей территории: мы не видим их баланс, объем кредитования, текущую ликвидность. Операция совершена, но у нас нигде не отражается. Это неправильно, хотя бы потому, что невозможно просчитать реальный объем денег, проходящий по территории области. На самом деле, такие организационные структуры, как кредитно-кассовые и операционные офисы, предназначены для того, чтобы банки легче открывали подразделения в депрессивных районах. Но я не знаю ни одного банка, который бы пошел туда, где нет денег. Эта задача по плечу только государству.

–– Среди 22 банков Тюменской области много небольших по размеру. Ваша точка зрения: нужны ли экономике малые кредитные учреждения?

–– Опять вернемся к спросу. Если потребность в банковских услугах будет расти, конфигурация банковского бизнеса будет меняться. Но эта конфигурация совсем не обязательно должна состоять только из крупных банков. Автомобили тоже есть разные, и ящик молока никто на КаМАЗе не повезет. Так и у банков: есть разный уровень клиентов, разный уровень восприятия банковских услуг. Его нужно уметь удовлетворять.