Лети, птичка!

11 февраля 2008, 00:00
  Урал

"Наука в загоне», «в прорывных технологиях мы отстали от Запада на несколько десятилетий», «государство должно на порядок увеличить финансирование научных исследований, если мы не хотим отстать от высокоразвитых стран окончательно». Эти выступления-слоганы представителей российских научных кругов звучат с телеэкранов и трибун конференций с начала 90-х годов. Да, к науке не применим классический рыночный подход, прибыль от научной деятельности в отличие от реализации бизнес-проектов сложно получить за три-пять лет и не всегда можно измерить деньгами. Но то речь о науке академической.

Современная наука сосредоточена в сети научных учреждений и организаций, которые существенно различаются как по направленности исследований, так и по характеру взаимодействия с обыденной жизнью (читай: рыночной средой). Поэтому обобщать науку, говоря о необходимости увеличения господдержки, не совсем корректно. Возьмем отраслевые НИИ и проектные организации. Их взаимодействие с производственным бизнесом должно быть в наибольшей степени тесным и продуктивным, а значит — прибыльным. Потому эти объекты федеральной собственности и стали готовить к акционированию и приватизации. Но пока у правительства не получается из-за противоречивости собственного подхода: стремление приватизировать уравновешивается боязнью вообще потерять для страны отраслевую науку.

Однако государство для отраслевых институтов — плохой хозяин: ему сложно контролировать расходование средств, использование помещений и оборудования. Директора федеральных НИИ любят пугать приватизацией, дескать, при продаже института его здание не будет использоваться по назначению. Но разве сейчас в неприватизированных НИИ не процветает подпольный бизнес сдачи в аренду помещений под офисы сторонним коммерческим структурам? Сегодня в такие НИИ журналистам проникнуть сложнее, чем на оборонное предприятие. Формально оставаясь государственными, часть отраслевых институтов давно превратилась в источник обогащения их руководства. Не госфинансирование хотят сохранить директора таких НИИ и проектных организаций (оно до сих пор остается мизерным), а то положение, при котором институт остается их вотчиной.

Находясь под крылом государства, институты никогда не смогут включиться в полноценные взаимоотношения с профильным бизнесом. Их ждут медленное угасание и смерть по той причине, что перспективные сотрудники массово сбегают в создаваемые с нуля частные инжиниринговые компании. Переход именно на модель инжиниринговой компании должны совершить институты после приватизации, если хотят остаться на плаву. Это означает выполнение заказов под ключ: разработку не только проектной части, но и всего технологического процесса, передачу на субподряд изготовление оборудования, монтаж и пусконаладку. Другого пути самостоятельного функционирования отраслевых институтов в рыночных условиях нет. В противном случае им грозит поглощение со стороны профильных промышленных холдингов, либо российских и зарубежных инжиниринговых компаний. Что тоже не так уж плохо по сравнению со статус-кво.