Письма читателей

25 февраля 2008, 00:00
  Урал

Охрана «висячего» моста

2008 № 6 (315)

Почему-то не сказано о еще одной, вполне эффективной и в мировой практике применяемой модели, — независимых исследовательских институтах. Очевидно, что государство не способно адекватно и рентабельно распоряжаться подобными организациями: выделяемые средства распиливаются в интересах тех, кто контролирует финансовые потоки, а разработки не отвечают ни запросам времени, ни потребностям экономики. Другой предлагаемый выход — передача институтов в руки крупных отраслевых холдингов также не представляется реальным: все, кто хотел себе подобный институт, давно такой создал, а покупать старый, с морально устаревшей системой хозяйствования, себе дороже. Институты вполне способны выживать самостоятельно, но для этого во главе их должны стоять не ученые и конструкторы, а менеджеры, которые научатся создавать продукт, отвечающий требованиям рынка, и продавать этот продукт. Впрочем, в таком случае институт должен скорее называться инжиниринговой компанией, но если того требует время, название роли не играет.

Тимофей Барецкий

 

Лобби — это фамилия

2008 № 6 (315)

— Оппоненты «Юноны» утверждают, что производство на заводе «Медсинтез» в Новоуральске ориентировано на технологии вчерашнего дня: генно-инженерный инсулин устарел.

— Они хотят подчеркнуть, что на повестке дня аналоговый инсулин. Да, новая разработка очень хороша. Две из трех компаний начали его производить. Но аналоговый раз в пять дороже, чем генно-инженерный, и недоступен массовому потребителю. Россия закупает аналоговый инсулин для маленьких детей и инвалидов, но обеспечить им всех желающих — это подорвать экономику.

Корреспондент задал очень грамотный и принципиально точный вопрос. На который так и не последовало медицинского, повторяю, медицинского, а не экономического или технологического ответа.

В целом же, как говорится, «истина где-то посередине». Лукавят все стороны торговли (им и положено лукавить) — нашей стране действительно нужно высокотехнологичное медицинское производство и она вполне может его себе позволить (в т.ч. по объему собственного рынка сбыта). Вместе с тем стремление отечественных коммерсантов использовать протекционистские меры, действительно, чревато ухудшением для больных выбора оптимального медицинского препарата. Что, увы, в последние пару лет (после фактического дефолта программы льготного лекарственного обеспечения) и случилось. Адекватного же защитника прав пациентов мы не создали. Более того, условия его появления находятся в не менее «сложной» зоне, нежели описанная в данной статье для фармпроизводителей…

P.S. Тем не менее все, что говорит А. Петров, — правда. Просто он ну очень умело расставляет акценты….

А В 612

 

Вспомним революционера

2008 № 6 (315)

«...Ты хорошо начал, солдат...». А потом — «но советский коллективизм как раз и ставил целью выработку в человеке личностного начала, научения самой важной практике для индивидуума, стремящегося овладеть собственной судьбой, — практике овладения собой. Эти практики — от обличения себя делами, покаяния перед коллективом до самосовершенствования, культивирования сознательности, подражания герою и т.д. — были весьма противоречивы, но они работали именно в этом направлении. Эти же практики невольно привели и к раскручиванию маховика большого террора 1937 — 1938 годов. Так или иначе, но в СССР насаждался культ личности вовсе не только одного Сталина, но личности вообще».

М-да...

Сделать «выработку в человеке личностного начала, научения самой важной практике для индивидуума, стремящегося овладеть собственной судьбой, — практике овладения собой» причиной «большого террора» и монополизации власти — это свежо.

А В 612

 

Кто наденет синие воротнички?

2008 № 7 (316)

Тащить мигрантов из СНГ — самое легкое занятие. Конечно, их и искать-то не надо, они сами сюда едут. И занимают те места, которые могли бы занять безработные.

У нас количество вакансий практически совпадает с количеством безработных (по крайней мере, по официальным данным). Это как минимум смешно. И такая ситуация сохраняется уже лет семь. Да если просто говорить, русские не хотят работать. Не идут на непрестижные работы. Бред какой-то. А кто-нибудь попытался хотя бы сказать, чем ваша работа престижна? И не потому ли русские не идут, например, на ту же стройку, что там уже все забито непонятно откуда приехавшими азиатами? Без всякого национализма замечу, что русским по природе неприятно работать на одной стройке с мигрантами из ближнего СНГ. Стоит признать, что мы считаем их людьми низкого рода и, вогнав в себя этот стереотип, мы уже ничего не можем поделать. Если там таджик — значит, работа эта не для меня.

Я же русский, я выше.

Бизнесменам и власти стоило бы понять это. Чтобы исправить этот стереотип, нужны годы, десятки лет.

А мы его все взращиваем и взращиваем, пригоняя таджиков на стройки.

В Свердловской области оплата труда выше, чем в соседних областях. Так привлекайте рабочих из Челябинска и Кургана. Они хоть техникумы заканчивали. Постоянно говорите, что работа на стройке — это круто. Слышали рекламу «Макдональдса». Машина за восемь месяцев — вот это привлекает молодежь. А азиаты в грязных вагонах — нет.

Пусть тот же Курган (опять же без регионального шовинизма, уж такова сложившаяся демографическая ситуация, когда пришла пора регионам бороться за население), если не может платить за квалифицированную рабсилу, везет толпами таджиков. Нам-то они зачем? Они кирпичи еще кладут, а больше делать ничего не умеют. Какое уж тут качественное жилье?

Сергей Генералов

 

Уважаемый Сергей Генералов, принципиально с вами не согласен, причем по нескольким позициям.

Во-первых, неверно полагать, что вакансий на Урале, как впрочем, и в других прилегающих к нему территориях, ровно столько же, сколько безработных. Очевидно, что службы занятости населения работодатели давно не принимают всерьез: что они могут дать — людей в предпенсионном возрасте, молодежь без опыта работы? Зачем они бизнесу? Потому в такие службы сколько-нибудь значимых вакансий не поступает. Складывается идеальная такая картина — нам нужны три дворника, надо же, а у нас как раз трое безработных. Ну повезло. Рабочих рук нужно в сотни, тысячи раз больше, чем показывает статистика. Если мы говорим о развитии экономики, то еще больше. А больше не будет, мы всех трудоспособных, которым через 18 лет предстоит встать к станкам и компьютерам, уже родили. И уже сейчас видно, что нам не хватит синих воротничков.

Во-вторых, привлекать рабочих из соседних областей мы долго не сможем: там трудовые ресурсы точно так же исчерпаны. Более того, в тех территориях, где уровень зарплаты ниже, чем в более богатых прилегающих регионах, вообще не осталось рабочих рук. Внутренняя миграция — не выход из этой ситуации. Жить за ее счет смогут разве что Москва и Санкт-Петербург, которые остаются центрами привлечения жителей российской периферии. Регионам же перетягивать одеяло бесполезно — порвется. А конкурировать с Москвой за рабочие руки нецелесообразно, не дотягиваем мы до столичного уровня зарплат.

В-третьих, про отношение к мигрантам русскоязычного населения. Да, в обществе действительно сложилось негативное отношение к иностранцам. Считается, что «вчерашние жители Советского Союза» создают огромное количество социальных проблем: криминал, нехватка жилья и пр. Эта информация так и льется со стороны желтых СМИ без каких-либо аргументов. При этом статистика говорит об обратном: в общей структуре совершаемых преступлений доля правонарушений по вине мигрантов ничтожно мала. Никто не доводит до населения информацию, например, о том, сколько они приносят денег России. Безусловно, проблемы есть, но они решаемы. Национальное напряжение сойдет на нет, если мы легально и достойно примем этих людей в свое общество.

Если мы не будем конкурировать за мигрантов, плюнув на ворох демографических проблем, лет через 100, когда население России сократится вполовину, а то и больше, кто-то будет конкурировать за нашу территорию.

Антон Захарович Марков