Штаны на лямках

Муниципалитетам пора признать: они не справляются с нехваткой мест в детсадах. Чтобы решить проблему кардинально, необходимо допустить в социальную сферу бизнес. Регуляторами могут выступать не контролирующие органы, а заказчики услуг — родители

Радостный крик коллеги заставляет предположить, что ей как минимум втрое увеличили жалованье. Но повод для зависти еще весомее: «Представляешь, заведующая детсадом наконец-то согласилась на встречу! Я ее полгода окучивала — места для моего ребенка у нее не было за любые деньги! А теперь мы, наверное, в детсад пойдем!».

Очередь в детсады только Екатеринбурга в 2008 году увеличилась более чем на

7 тыс. детей: с 11 до 18 тыс. человек. Недостаток путевок стал одним из поводов для митинга мам Екатеринбурга возле администрации города в День защиты детей

1 июня 2008 года. За два часа митинга под обращением к президенту страны собрано более 1,5 тысячи подписей. Ситуация в соседних городах-миллионниках не лучше. Так, в Перми в сад мечтают попасть 27 тыс. детей, в Челябинске — 20,5 тысячи. Охват дошкольными учреждениями в 2006 году в среднем по стране составлял 58,3% детей (против 66,3% в 1990 году). При этом УрФО занимает второе место среди федеральных округов по количеству детских садов и считается даже относительно благополучным.

Пропуск в детский сад

Ситуация дефицита сложилась не вдруг.

В 90-х резко упала рождаемость (в среднем по региону за 1990 — 2000 годы на 37%). В детсадах, соответственно, уменьшилась наполняемость групп. Параллельно сокращалось число ведомственных детсадов: предприятия больше не могли их содержать, здания стали активно передавать на баланс муниципалитетов. Только в Екатеринбурге за 1992 — 2000 годы муниципалитет получил около 190 детских садов. Детей начали переводить из нескольких детсадов в один. С начала 90-х годов количество детских садов в Урало-Западносибирском регионе сократилось на 45%: в Екатеринбурге в начале 1995 года насчитывалось 469 ДОУ на 57 тыс. мест, а в 2006 году их осталось 248 на 31,3 тыс. мест. Освободившие здания передавались в аренду и собственность государственным и коммерческим учреждениям. В итоге сейчас, например, в Челябинской области в 300 помещениях бывших садиков располагаются муниципальные органы власти, еще в 49 — федеральные.

За 2000 — 2004 годы рождаемость в среднем выросла на 13,5%: примерно с 2003 года проблема заявила о себе в полной мере. Цена поступления в иные сады сравнялась со стоимостью года обучения в вузе. Родители были готовы оплачивать что угодно. В том числе перекрытие крыш и настил полов, покупать в детсады домашние кинотеатры, компьютеры и кофеварки, лишь бы пристроить ребенка. Тогда же в городах стали организовывать учет детей, которым могут понадобиться детсады. Но даже постановка на этот учет чуть ли не в момент рождения отпрыска вовсе не гарантировала, что к трем годам он сможет получить место в муниципальном детсаду.

А возможности уплотнительного заполнения групп исчерпаны: в Челябинске, например, на 100 мест приходят уже 115 детей.

Казалось бы, подобные объемы неудовлетворенного платежеспособного спроса должны дать сигнал частному бизнесу, и в миллионниках начнет расти число частных детсадов разного формата. Не тут-то было.    

На домашнем

Альтернатива муниципальному детсаду — ведомственные детсады, мини-садики, а также дошкольные отделения частных образовательных центров.

В ведомственные сады своих детей стремятся устроить многие родители. Если сад принадлежит обеспеченным энергетикам или газовикам, то в нем хорошая материальная база, квалифицированные воспитатели, приличное питание. Но для «чужих» детей, как правило, здесь не хватает мест. Если же места и появляются, то отдавать за них приходится серьезные суммы: вступительный взнос — 15 — 20 тыс. рублей, ежемесячно — 5 — 7 тыс. рублей. Решить проблему дефицита мест такие детсады не в состоянии. В среднем по региону их число составляет 4% от общей численности ДОУ и продолжает сокращаться. Между тем в мире на воспитании детей работников компании уже научились делать деньги (см. «Корпоративные дети»).

Казалось бы, идеальный выход из положения — мини-детсад на 6 — 7 детей. Его в свое время нашли сами молодые мамы: они организовывали такие сады у себя на дому, брали под присмотр детей, сходных по возрасту с собственным чадом. Но этот сектор был и остался «теневым».

 pic_text1

Чтобы работать легально, мини-детсаду надо выполнить ряд условий. Для начала — пройти лицензирование. Владелец должен предъявить в местное образовательное ведомство устав организации, справку из налоговой, договор на аренду (или свидетельство о праве собственности) помещения, заключение о выполнении норматива по квадратным метрам, приходящимся на одного ребенка, заключения СЭС и пожарников по поводу помещения, образовательную программу, подтверждение наличия материально-технической базы и учебно-методической литературы и т.д, и т.п. Выполнение даже части этих требований для мини-сада невозможно. Самое сложное, конечно, с помещениями: «миники» располагаются в квартирах, а в них коммерческая деятельность запрещена. Поэтому сделать детсад легальным практически нереально. И сейчас юридически «миник» оформляется как ИП по оказанию услуг няни и дошкольному воспитанию.

Время от времени появляется очередное разоблачение деятельности мини-детсада: как правило, штрафуют за нарушение санитарных норм. На деле это означает обычно одно: содержатели не сумели договориться с соседями, и те «стукнули» в санэпиднадзор. Родители понимают возможные риски для здоровья их детей, но все равно заинтересованы в услугах мини-садов. За это они готовы платить немалые деньги. Для сравнения, за посещение ребенком МОУ в Екатеринбурге родители должны были заплатить от 0,5 до 2,5 тыс. рублей, а услуги мини-сада оцениваются в 8 —10 тыс. рублей в месяц.

Не отбить

Еще один выход — негосударственные детсады — большие, но принадлежащие не муниципалитету, а частному лицу. Например, созданные при частных школах и лицеях. Изначально они открывались в зданиях бывших детсадов, переданных в аренду. Но в Челябинске подобные посещают только 2% дошколят, в Екатеринбурге за последние пять лет таких открыто всего три.

Проблема все та же: недостаток помещений и излишний контроль. Типовых зданий для детсадов, которые можно получить на правах аренды, катастрофически не хватает, а в любом другом помещении размещение будет незаконным. «В настоящее время нет свободных зданий детских садов, находящихся в муниципальной собственности, для передачи в аренду, поэтому говорить о значительном увеличении негосударственного сектора дошкольного образования не представляется возможным», — говорит начальник управления администрации Екатеринбурга Евгения Умникова. Администрации готовы отдавать в аренду здания, но только те, что находятся в аварийном состоянии.

Нелегко приходится и существующим негосударственным детсадам. По данным председателя комиссии Екатеринбургской городской думы по развитию образования, науки, физической культуры, спорта и молодежной политики Леонида Рапопорта, 89% всей родительской платы за услуги НДОУ уходит на коммунальные

услуги, аренду здания и земельного участка. НДОУ, выполняя по сути социальную функцию, платят коммунальные платежи не как «бюджетные», а как «прочие» организации. А этот тариф даже выше, чем для промышленных предприятий. (О других проблемах — см. «Докажите, что вы садик».)

По идее, если так строго следят за негосударственными детсадами, то в муниципальных должен быть полный порядок. Но все говорит об обратном: невысокие зарплаты персонала порождают его постоянную нехватку, за переполненными группами плохой присмотр, маленькие суммы на содержание, выделяемые муниципалитетом, приводят к однообразному питанию и т.п. К тому же, муниципальные сады продолжают работать в строго определенные часы: как правило, в те же самые, в которые работают и родители. Сюда необходимо добавить и постоянные поборы, завуалированные под подарки персоналу взятки, выполнение родителями ремонтных, покрасочных, строительных работ… Одним словом, муниципалитеты и частному бизнесу развиваться не позволяют, и со своим хозяйством не справляются.

Быстрая реакция

Почему же проблему не отдают на откуп бизнесу? Во-первых, страшно: «Разрешишь всем желающим, наоткрывают дешевых, будут кормить детей неизвестно чем, а недовольные родители потом к нам побегут: куда смотрели!» — объясняет чиновник из Перми. Во-вторых, наличие дефицита очень выгодно для процветания коррупции. В том же Екатеринбурге не существует единой базы стоящих в очереди на места в детсады детей, родители не понимают, как движется очередь. «В большинстве районов Екатеринбурга встать в очередь на зачисление ребенка в детсад можно с момента его рождения, а в Ленинском — только по достижении ребенком года и 11 месяцев. В прошлом году я заявила в районной администрации о том, что и моему ребенку нужен садик. Мне сказали подождать год. В этом году я вновь пришла в администрацию и узнала, что фамилии из списка с номера 4400 до номера 6000 вычеркнуты. Причин нам никто не объяснил»,— рассказала одна из устроителей екатеринбургского митинга Елена Птицина. Это рождает желание прийти к заведующей конкретного детсада и решить проблему «из рук в руки».

Муниципалитеты ищут выход из ситуации в рамках существующих правил и условий. Без особого успеха. Кажется, первый выход на поверхности: надо вернуть под детсады здания, в которых сейчас «иные» организации. Но эти помещения, как правило, уже перестроены, а детский сад должен непременно размещаться в типовом, полностью соответствующем противопожарным и санитарно-эпидемиологическим требованиям. К тому же, чтобы выселить какое-то учреждение, надо предоставить ему новое здание, а их в муниципальной собственности просто нет.

Второй выход: одновременно с возвращением старых зданий строить новые. Но в центре городов это сделать негде. Разумеется, при комплексном развитии территорий генпланы предусматривают строительство. Однако этот процесс только начинается. В Челябинске в прошлом году в новом микрорайоне 33-А был открыт частный детский сад «Какаду», выполненный застройщиком территории СК Developman. Новшество — система видеонаблюдения, благодаря которой родители могут отслеживать ситуацию. Часть мест выкуплена муниципалитетом, но сам детский сад действует на коммерческой основе. Предусматривают строительство детских садов и девелоперские проекты Академический и ВИЗ-Правобережный в Екатеринбурге. 

 pic_text2

Городские администрации ведут борьбу с дефицитом, но меры носят точечный характер (см. «Подготовительная группа», с. 14) Так, челябинская программа за год решит проблему лишь 26,8% детей, стоящих в очереди. К тому же государственные средства не всегда расходуются эффективно. В той же Челябинской области решили в качестве критериев использовать два показателя — освоение средств и фактический ввод дополнительных мест в детских садах. Результаты оказались неутешительны: среднеобластной уровень к 1 апреля 2008 года составил лишь 30 и 40% соответственно.

Способом решения проблемы недостатка мест может стать некоторое смягчение официальных санитарных правил и норм (СанПиНов, принятых, к слову, еще в советское время). В Тюмени педагоги предложили меры, которые позволят увеличить число мест в детсадах почти на тысячу мест: брать в ясли не 15, а 20 ребятишек, в подготовительные группы — еще больше. Предложили облегчить и нормативы при организации спальни, раздевалки, уплотнить территории для прогулки детей за счет установки летом мобильных веранд. При этом сохраняется вся инфраструктура детсадов — спортивные территории, игровые комплексы. «Пока это лишь предложения управления образования, принимать решения будут специалисты, устанавливающие СанПиНы», — сказали в пресс-службе города. Но и эта мера, конечно, кардинально проблемы не решает. А на подходе новые: рождаемость в городах, подстегнутая стимулирующими выплатами, растет. Это значит, что еще через три года проблема станет практически нерешаемой.

Очевидно: в воспитание детей пора допустить бизнес, предложив ему льготы и даже стимулируя на этот вид деятельности. Конечно, самая большая проблема — уследить за тем, насколько хорошо предприниматели воспитывают и содержат детей. Чтобы не получить на рынке огромного числа мини- и частных детсадов, открытых непрофессионалами, для начала надо вывести «из тени» уже существующие, упростив для них процедуру перевода помещений из жилых в нежилые. Как правило, мини-детсады, которые давно работают на рынке, имеют у родителей определенную репутацию. Наверное, стоит опросить родителей: достоин тот или иной сад легализации или нет. Если да, то именно этим детсадам и надо давать добро на расширение. Бизнес развиваться готов. В крупных городах, где дефицит ощущается наиболее остро, мини-сады очень востребованы. «Мы планируем открыть новые восемь групп, сейчас для этого занимаемся покупкой недвижимости», — говорит директор сети мини-детсадов «Маленькая страна» (Екатеринбург) Наталья Осинцева

Муниципалитеты в принципе должны активнее работать с заказчиками услуг детсадов — родителями: именно родители заинтересованы в том, чтобы дети были сыты и довольны. А значит, мамы и папы в новых условиях могут выступать регуляторами деятельности негосударственных детсадов. Тем более что в сообществе наработаны и методы обмена информацией: упомянутый в начале статьи митинг собирали родители, общающиеся на родительских порталах Екатеринбурга. Затем они самостоятельно распространяли информацию через молочные кухни, поликлиники. Ясно, что и информация о «плохих» негосударственных садах будет расходиться именно таким путем. В муниципалитетах только должны научиться правильно работать с этими новыми источниками информации, быстро реагируя на желания родителей. По-другому быстро и качественно решить проблему дефицита детсадов не получится.

Корпоративные дети

Понятие «частный детский сад» в России уже существует, но до понятия «сеть детских садов» пока далеко — бизнес нерентабелен. Между тем американская Bright Horizons Family Solutions (ВН), мировой лидер среди компаний, предоставляющих услуги по уходу за детьми и воспитанию дошкольников и младших школьников (выручка за 1 квартал 2008 года — 199,8 млн долларов), уже знает, как сделать его прибыльным. За 22 года существования, создав сеть из 600 садов, она превратилась в транснациональную корпорацию, доминирующую на рынках США, Великобритании, Ирландии и Канады. Основой такого успеха стало сотрудничество компании с крупными корпорациями.

Корпоративный детский сад находится собственно в офисном здании: ВН не тратится на арендную плату, а компания-заказчик получает дополнительную мотивацию для сотрудников, сокращая текучку кадров. Бизнес развивается очень быстро: за первый квартал 2008 года было открыто 15 новых центров. Подобный подход подойдет и для России: при уплотнительной городской застройке создавать новые детские сады просто негде.