Победителей не будет

Ирина Перечнева
6 октября 2008, 00:00
  Урал

Поддержки банков первого круга оказалось недостаточно для преодоления негативных тенденций в банковском секторе. Крупнейшие игроки не осознают опасности, рассчитывая на банкротство региональных учреждений и последующий передел рынка. Однако масштабы нынешнего кризиса вряд ли позволят им безболезненно решить эту задачу

Ситуация в банковском секторе остается чрезвычайно напряженной, банки всех уровней за последнюю неделю практически прекратили кредитование корпоративных клиентов. Понятно, что никто не вывешивает табличку «не кредитуем». Технологии отказа у всех разные: кто-то резко поднял ставки, кто-то увеличил сроки рассмотрения заявок, кто-то ужесточил требования к обеспечению. Это говорит о том, что мер финансовой поддержки, оказанных первой двадцатке крупнейших банков в первые дни кризиса, для стабилизации всей системы оказалось недостаточно.

Как известно, после падения фондовых индексов 16 сентября Минфин разместил на счетах Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ депозитов на общую сумму 1,1 трлн рублей, а на прошлой неделе ВЭБу было выделено 50 млрд долларов для рефинансирования долгов банков и компаний перед западными кредитными организациями. Сегодня очевидно: в бюджетной поддержке нуждаются как минимум банки первой сотни. 30 сентября на заседании совета Ассоциации российских банков председатель Уральского банковского союза Валентина Муранова озвучила коллективные предложения со стороны банковского сообщества Уральского региона.

С минимальными потерями

Нового витка финансового кризиса ждали все, прогнозы расходились лишь в сроках и масштабах. Теперь уже ясно: это будет самое тяжелое мировое финансовое потрясение, которое отразится на экономических интересах бизнеса, банков всех уровней, домохозяйств. Да, у России сейчас и золотовалютные резервы в разы больше, чем в кризис 1998 года, и бюджет профицитный. Но потерь все равно не избежать: в отличие от кризиса десятилетней давности, и промышленность, и финансовая система стали частью мировой пирамиды. «В мировой экономике было создано огромное количество производных финансовых инструментов, обеспеченность реальными активами которых не превышает 10 — 15%. Кризис доверия среди участников сложившегося порочного круга вынуждает их обналичивать деривативы по любой остаточной стоимости», — описывает ее суть старший финансовый советник инвестиционной компании БКС Евгений Тупикин. России сейчас нужно принять эффективные решения в первую очередь для поддержки банковского сектора, которые позволят минимизировать эти потери в будущем.

Как известно, в зоне риска оказались крупные банки с большим объемом иностранных заимствований. Именно за счет этих ресурсов в отсутствие внутренних источников и обновлялись основные фонды российской промышленности. Теперь она враз лишилась финансирования: западные деньги ушли из России. Ну и чего греха таить, банки первого круга поддались искушению заработать на растущих в последние годы фондовых индексах и вложили часть активов в акции и облигации, которые сейчас стремительно обесцениваются. Самостоятельные банки Урала, конечно, тоже выходили на международные рынки через организацию синдицированных кредитов, размещение кредитных нот, но их портфели мизерны в сравнении с заимствованиями крупнейших кредитных организаций. Логично, что срочная поддержка была оказана системообразующим структурам. Но банковская система потому и считается системой, что состоит не из десятка-двух учреждений. Это сложный, многофункциональный организм, и банки, расположенные в глубинке, его часть.

Бег по кругу

Для региональных банков, основную долю ресурсной базы которых составляют депозиты населения и предприятий, опасность представляет не само по себе стремительное падение фондовых индексов, а начавшаяся под влиянием этого паника среди вкладчиков. «ЦБ и Минфин сделали верные шаги для снятия напряженности, только чуть запоздалые. Решение о снижении норм обязательного резервирования и размещении средств денег на депозитах трех крупнейших банков нужно было принимать как минимум на день раньше. Это успокоило бы рынок, тогда потери были бы меньше», — убежден председатель правления Банка24.ру Сергей Лапшин.

Недостатка в инструментах поддержки мгновенной ликвидности у региональных банков нет: они пользуются и ломбардными кредитами ЦБ, и кредитами под залог ссудных портфелей. Проблема в другом — нечем заменить отток вкладов. Снижения норм обязательного резервирования в начале сентября явно недостаточно для решения именно этой задачи.

Главная проблема нашей экономики, — говорит заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин, — отсутствие по-настоящему длинных денег. Мы все время говорили о том, что необходимо вводить безотзывные банковские вклады, которые нельзя расторгнуть раньше окончания договора. Когда в прошлом году в октябре начался первый виток кризиса, наши финансовые власти вроде бы согласились, но резонно заметили: не начинать же во время кризиса. Правильно, конечно. Но когда напряженность спала, появилась другая аргументация: все и так хорошо, зачем поднимать волнения. Вот и пожинаем сейчас плоды этого бега по кругу.

Принимая решения о размещении бюджетных средств на депозитах Сбербанка, Газпромбанка и ВТБ в общей сложности на 1,1 трлн рублей, Минфин рассчитывал обеспечить общую ликвидность за счет перетока денег от банков первого круга к средним и малым. Однако банковский сектор иллюзий на этот счет не питал.

— Не надо переоценивать уровень перетока ресурсов по всей системе: на межбанковском рынке у каждого уровня своя ниша, — считает председатель правления Мега-банка Юрий Зобнин. — Совершено очевидно, что эти деньги получат лишь банки первой тридцатки, которые направят их на решение собственных проблем. Можно, конечно, порассуждать о том, что произойдет косвенное перераспределение денег в рамках хозяйственных цепочек предприятий, что клиенты малых банков в результате насыщения системы деньгами получат заказы от крупных. Но это не более чем теория.

Так и получилось. «22 сентября среди банков первого круга ставки на рынке МБК держались на уровне 5,5%, а региональные покупали деньги уже под 14 — 20%. Некоторые крупные банки вообще закрыли на нас лимиты, причем не только по чистым, но даже по покрытым линиям», — констатирует Сергей Лапшин.

В первые дни кризиса на Урале ситуация не переросла в критическую благодаря лишь нескольким факторам. Во-первых, осенние затруднения аналитики в банках предвидели и старались по максимуму накопить ликвидность, сокращая объемы кредитования экономики и предприятий. Это, конечно, не самый лучший способ, но единственно возможный. Во-вторых, первая волна пошла преимущественно среди вип-клиентуры: деньги снимали не из-за боязни потерять их в принципе, а в стремлении заработать — к примеру, переложить либо в недвижимость, либо в ценные бумаги, которые, как считалось, достигли «дна». Такие вкладчики в отличие от «бабушек», действуют вдумчиво. Председатель правления ВУЗ-банка Андрей Золотухин рассказывает: «Днем снимут деньги, потом вечером посмотрят телевизор, вроде бы ничего не происходит страшного, и на следующий день идут обратно. Все-таки за последние годы психология людей сильно изменилась, мало кто хочет держать деньги без работы». И, наконец, на поведение вкладчиков отрезвляющее воздействие оказали очень быстрые и внятные действия по спасению банков, у которых появились реальные проблемы, ведущие к банкротству (КИТ-Финанса, Ренессанса и Связь-банка).

— Как известно, после кризиса 2004 года в тяжелейшей ситуации оказался ГУТА-банк, который в итоге и был куплен ВТБ, — проводит аналогию председатель совета директоров банка «Северная казна» Владимир Фролов. — Но чтобы тогда провести сделку, понадобилось шесть месяцев. За это время была потеряна и клиентская база, и кадровый состав. Я думаю, сейчас власти поняли: нельзя допускать такой ситуации, и все процедуры, в том числе и заведение денег в проблемные банки, провели очень быстро. Наверное, отчасти это связано еще и с политическими рисками, которые сейчас несут лидеры государства. Если они не удержат ситуацию, начнутся банкротства в банковской сфере, чего им нельзя допускать ни при каких обстоятельствах.

Деньги плюс нормативы

Пока финансовые власти регулируют обстановку исключительно фрагментарными мерами, то есть точечно финансируя определенные банки. Банки-члены Уральского банковского союза совместно с главным управлением Банка России по Свердловской области провели за эти две недели несколько консультаций, выработали общие предложения. Так, одним из основных инструментов должен стать доступ более широкого круга банков к участию в депозитных аукционах Минфина, считает председатель Уральского банковского союза Валентина Муранова:

— Деньги на депозитных аукционах, на которых размещаются средства бюджета и госкорпораций, необходимо давать напрямую всем банкам, которые имеют международные рейтинги выше спекулятивных уровней (по шкале Moodуs — от В2 и выше), требования к величине собственных средств банка, участвующего в аукционе, снизить в два раза, с 5 до 2,5 млрд рублей. Далее — нужно максимально расширить ломбардный список ЦБ: он должен распространяться на долговые инструменты всех компаний и банков, имеющих международные рейтинги В2 и выше. На наш взгляд, в него следует также включить долговые обязательства всех компаний, которые учреждены органами власти субъектов РФ или являются акционерными обществами с участием государства, при этом, возможно, следует внести дополнительные ограничения по величине их активов, прибыли и т.п. Это нужно для того, чтобы такие компании не испытывали проблем с рефинансированием своих облигационных выпусков в случае, если их долговые обязательства находятся в ломбардном списке Банка России.

Как подсчитали в УБС, все средства физических лиц в средних банках (60 банков после топ-20) составляют порядка 850 млрд рублей. Если эта группа не справится со своими обязательствами перед частными клиентами, именно такая сумма уйдет на погашение из системы страхования вкладов. «По нашему опыту, для поддержания ликвидности и сохранения спокойствия вкладчиков банку достаточно иметь подушку в размере ~15% от средств физических лиц. Иными словами, чтобы избежать проблемы на 850 млрд рублей, которые уйдут безвозвратно, достаточно сейчас предоставить на возвратной основе банкам второго эшелона сумму в несколько раз меньшую — всего 120 — 150 млрд рублей», — аргументирует Валентина Муранова.

Наконец, уральские банки считают, что в период кризиса следует скорректировать нормативную базу. В октябре ЦБ начнет анализировать показатели деятельности банков за третий квартал в соответствии с указаниями 2005-У «Об оценке экономического положения банков» и 1379-У «Об оценке финансовой устойчивости банка в целях признания ее достаточной для участия в системе страхования вкладов». Сентябрьское падение на фондовом рынке, безусловно, отрицательно отразится на финансовых результатах: снизятся показатели доходности, не все смогут выполнить нормативы. Это может быть поводом для признания банков несоответствующими требованиям к участию в системе страхования вкладов или отключению их от системы рефинансирования Банка России. «Мы считаем, что нужно рассмотреть возможность установления моратория до 1 июля 2009 года на применение к кредитным организациям соответствующих санкций», — формулирует общую позицию руководителей региональных банков Валентина Муранова.

Безусловно, эту позицию поддерживают далеко не все банкиры. Как это не раз бывало во время финансовых кризисов, крупные московские банки уверяют власти, что все идет в общую систему, при этом пытаются использовать трудности для передела рынка в свою пользу. Как говорят в частных беседах менеджеры региональных банков, их собственникам поступает вал обращений о покупке бизнеса за мизерные цены. Никто не спорит: экономике нужны сильные и стабильные банки, и консолидация активов — эффективный механизм для решения этой задачи. С одной оговоркой: в стабильной ситуации. А в критической обстановке, в которой сейчас находится банковская система России, действовать надо быстро, иначе волна паники среди вкладчиков и клиентов одного даже временно испытывающего трудности банка перекинется на всю систему. Как резонно замечают специалисты, одновременно провести санацию можно максимум трех-пяти банков, на большее не хватит ни кадров, ни технических ресурсов. Нельзя не учитывать этот фактор. Иначе ни победителей, ни побежденных в этом кризисе не будет.