Немосква

20 апреля 2009, 00:00
  Урал

Что такое «культурная столица» в понимании организаторов и участников фестиваля «Новая драма. Пермь»

Борис Мильграм, министр культуры и массовых коммуникаций Пермского края, главный режиссер Пермского академического Театра-Театра:

— В России надо создавать большие территории современного искусства. Сейчас мы видим, как культура ищет место вне Москвы, потому что там, в очень насыщенном и дорогом пейзаже, в ситуации «ярмарки тщеславия», она перестает быть собственно культурой. И Пермь готова предложить себя в качестве такого пространства для производства искусства, где будут концентрироваться художники и создаваться смыслы.

Очень важно, что мы рассматриваем культуру как прагматичное устройство для экономического развития, а не только как предмет любви. На экономическом форуме в сентябре 2008 года мы ввели отдельную секцию «Культура и искусство как ресурс развития города». В этом году хотим пойти дальше и представить в одной связке культуру и молодежную политику как необходимый экономический инструмент.

Пермский край всегда становился площадкой для отработки экономических моделей. В управлении государственными учреждениями мы отделили заказчика от подрядчика. Сейчас министерство культуры по отношению к своим учреждениям является заказчиком смыслов, а деньги на выполнение заказа дает специально созданное агентство.

Пять лет назад, когда я приехал сюда, в театр мало кто ходил, к нему относились с большим пренебрежением. Сейчас мы переживаем невероятный бум. Параллельно с фестивалем «Новая драма» идут форум на пермской ярмарке «Образование и карьера» и любительский театральный фестиваль. Жизнь стала насыщена. Сегодня это уже другой уровень сознания и желания. У нас появились проекты, которых нет нигде. Мы создаем такие события, за которыми надо приезжать в Пермь.

Марат Гельман, галерист, директор Пермского музея современного искусства:

— Фестиваль «Новая драма» начинает очень важный процесс разрушения провинциального контекста: Пермь становится частью единого культурного российского пространства. Столица — это место, куда переезжают. В Краснодаре есть прекрасные художники, но это не значит, что там есть культурная ситуация и художественный процесс. Культурная столица — это место, где варятся люди и смыслы. И сейчас здесь в Перми мы создаем некий феномен, который вытянет все русское искусство на международный уровень.

При этом мы должны понимать, что существует два равнозначных процесса. Собирать цветы, которые сами выросли, — это одно. Но есть процесс садоводческий, когда ты знаешь, какие цветы хочешь вырастить, и думаешь про селекцию и прививки. Если мы выращиваем здесь двух сильных драматургов, пьесы которых ставятся в 44 странах мира, то тогда в театральном контексте Пермь победила.

Через год Пермь станет культурной столицей. Будет Москва и будет Пермь, здесь пойдут уникальные проекты и все станут стремиться именно сюда.

Эдуард Бояков, учредитель фестиваля «Новая драма», художественный руководитель театра «Практика» (Москва):

— Культурная столица — это город, куда стремятся люди, являющиеся лицом современной актуальной культуры. Они хотят здесь работать и быть в контакте с этим городом. Это место, куда хочет возвратиться писатель Сорокин, где готов писать новую пьесу драматург Дурненков. Сегодня нет художника, включая, наверное, даже Илью Кабакова, который бы сейчас ни желал сделать что-то в Перми. У этого города все двери открыты.

Гельман здесь старается создать некий культурный холдинг: музей, фестивали, разные проекты, включенные в городские программы. Однако следующий шаг — возникновение конкурентов: галерей, которые будут внутри дискурса современного искусства. Именно это станет центром тяжести в Перми, когда экспансия превратится в садоводческий процесс.