Письма читателей

1 июня 2009, 00:00
  Урал

Склоняя ЕГЭ

2009, № 16 (373)

Изначально, мне кажется, основное предназначение ЕГЭ было пересечь коррупцию при поступлении в государственные вузы. По ходу дела было ясно, что коррупцию как при поступлении, так и в процессе учебы в них ничто не может остановить, если даже будут разработаны и введены новые программы как ЕГЭ. Коррупция как главный и страшный бич России победима только с помощью действенных законов на демократической основе. К сожалению, демократия у нас в России, теперь уже понятно, не состоится, напротив, коррупция стала движущей силой, методом правления в России, это страшная правда. Демо­кратия — это целеустремленная работа, связанная с рутиной и творчеством, которых у нас нет, мы забыли, что такое творчество, порядочность, добросовестность, а без них всякие там ЕГЭ — выдумки высокопоставленных чиновников, имитация их деятельности на высоком посту. И когда стало понятно, что ЕГЭ вовсе не может быть панацеей от коррупции, надо было замаскировать его под что-то другое, мало кому понятное, ведь много сил и средств потрачено. Так на «верху» и сделали. Во-вторых, я очень долго, самостоятельно, в научном поиске интересовался судьбами известных, талантливых людей. Так вот, преобладающая часть из них вовсе не была отличниками и даже хорошистами. Что же получается, ЕГЭ со своими роботизированными тестами — барьер для будущих талантов? Так оно и есть, общество, опутанное коррупцией, что-то здоровое не создаст... Нужна непримиримая борьба с коррупцией начиная с властных структур. Без этого мы однажды проснемся как в 1991-м...

Салих Алиевич Салихов

Они вернутся

2009, № 18-19 (375)

За 2008 год из России было выведено около 70 млрд долларов на импорт машин и комплектующих для отверточной сборки. Ничем не обоснованная ускоренная автомобилизация — один из основных лопнувших российских пузырей. Не может и не должна страна, где годовая зарплата составляет половину стоимости машины, обеспечивать такую динамику роста, причем в основном за счет импорта. Особенно в сочетании с убогой инфраструктурой, что привело к транспортному коллапсу. Это, наконец, было признано на высоком уровне (заявление вице-премьера С. Иванова пару месяцев назад).
Не нужно фантазировать, глядя на успехи стимулирования автопрома в Германии. Там решаются совершенно другие задачи в других условиях. Цель — обеспечить мировое лидерство Германии в автопроме, улучшить экономику и экологию (замена старых машин на новые в два раза снижает потребление топлива и в пять раз — атмосферные выбросы). Попутно решаются задачи временного сохранения рабочих мест и обеспечения плавного, а не обвального снижения производства. Причем стимулирование замены старых машин на новые примерно в таком же виде существовало во многих странах в течение последних 30 лет. Наши же меры направлены исключительно на продление агонии ВАЗа.
Кроме того, очевидно, что меняется и изменится экономическое поведение людей, банков и государства. Советский лозунг «Экономика должна быть экономной» никто не отменял.
Трудно предсказать динамику и структуру продаж автомобилей, но можно точно сказать, что в ближайшие десять лет объем продаж 2008 года достигнут не будет.


Яков Гуревич

Проект «Мост через кризис»

2009, № 20 (376)

Избежать ошибок в экономическом и политическом развитии Россия могла бы, опираясь на историю существования европейских государств, некогда обладавших статусами мировых империй. Многое у нас, как выясняется при отстраненном размышлении, является общим. Посмотрите: Испания идет «по жизни» немного впереди, опережая нас в общественном развитии. Конечно, всякое обобщение отсекает нюансы и исключения, но тем не менее: Испания и Россия балансируют на разных концах европейского коромысла, будучи окраинами единой цивилизации. Обе страны — форпосты христианской европейской цивилизации. Испания и Россия были (а Россия по факту — пока является) огромными империями, включавшими в орбиту своих интересов многие народы и земли. Обе страны в ХХ веке прошли через кровь гражданских войн и диктатур. Обе страны являются крестьянскими по своему менталитету, припозднившись с индустриализацией до ХХ века. Даже диктаторы у нас были в одинаковом звании генералиссимуса! И еще одно: и Испания, и Россия во многом живут сегодня за счет природной ренты, торгуя своими природными ресурсами. Только Россия торгует ресурсами невозобновляемыми (нефть, газ, металлы), обеспечивая мировой экономике «крутящий момент», а Испания торгует ресурсом практически вечным — морем, солнцем и прекрасным климатом.

Лев Гумилев убедительно показал, что жизнь народов в принципе похожа на жизнь семей и отдельных людей — те же взлеты, падения, последствия неправильных решений, тот же надлом или тот же героизм — все похоже.

Вот, например, взаимоотношения наших стран с сырьем: Колумб открыл Новый Свет в 1492 году. Буквально через десяток-другой лет оказалось, что в Мексике тьма-тьмущая серебра. И начали его возить в Европу на галеонах. И цены на серебро в Европе просто рухнули. Моравские рудники в Чехии оказались никому не нужны. Шахтеры стали безработными. В Европе заполыхали гуситские войны — через 20 лет после того, как Яна Гуса сожгли на костре.

Или другая империя — Советский Союз. И другое сырье: нефть. В 1973 году разразился нефтяной кризис, после которого цена барреля (бочки) нефти возросла от 3 до 15 долларов, а в 1981 году была достигнута отметка 35 долларов за баррель. В 1975 году СССР поставляет на внешний рынок 93,1 млн тонн, а в 1980-м — уже 119 млн, а в 1983-м — уже 130 млн тонн. Но не один СССР оказался таким «умным». Поставки нефти растут из Венесуэлы, Норвегии, осваивается шельф Северного моря… И к 1986 году цены на нефть падают — примерно по тем же причинам, что и цены на серебро в XVI веке. В итоге СССР разваливается, и на окраинах империи заполыхали локальные войны — опять в Европе оказалось много людей, готовых взять в руки оружие. И опять мировая экономика запнулась, выбирая дальнейший путь.

И ведь испанская империя ужалась до размеров сегодняшней Испании не из-за того, что иссякло серебро, золото и другие богатства Нового Света. Серебро на американском континенте добывается до сих пор. Испанская империя занималась образованием индейцев — в итоге вырастила в завоеванных странах свою элиту, которая взяла власть и указала империи-маме «на дверь». Точно так же российская империя взрастила национальные элиты в союзных республиках: всех этих секретарей ЦК, принадлежащих к титульной нации, и при них — вторых секретарей с простыми русскими фамилиями, попутно научив все соседние страны разговаривать и доказывать теоремы по-русски. Секретари ЦК стали после этого президентами, передавая власть по наследству. И все элиты в бывших союзных республиках впитали русскую культуру.

Что ждет нашу ужавшуюся империю в будущем? Для этого и стоит повнимательнее присмотреться к опыту Испании.

Кажется, что наши ресурсы конечны, поэтому ничего хорошего нас не ждет. И мы станем бедными и захудалыми. Но это не совсем так.

Такая большая территория по определению не может быть совсем бедной природными ресурсами. И если потребность в нефти продолжает снижаться, а поставки газа Европой диверсифицируются, в стремлении получать газ не только из нашего краника, то по запасам пресной воды — мы явно первые в мире. Сейчас никто не знает, откуда через 50 лет мир будет черпать энергию. Если окажется, что из водорода и теория металлогидридного ядра Земли верна, то у нас снова все хорошо — практически неограниченное месторождение водорода в зоне Байкальского рифтового разлома.

Получается, что России незачем модернизироваться. Незачем развивать свое образование и науку: нас все никак не прижмет «по-настоящему». На словах признавая важность интеллектуального развития, важность модернизации экономики, у нашей власти и нашего народа нет глубинных причин всем этим заниматься всерьез. Мы так и будем торговать тем, что завоевали наши предки, до тех пор, пока постиндустриальные экономики бедных ресурсами стран не обгонят нас за счет научной и интеллектуальной составляющей. После этого они просто придут и возьмут то, что им нужно, отмахнувшись от наших устаревших ядерных ракет, как от назойливых мух.

Вот тогда российская империя сожмется до размеров среднерусской возвышенности, и все имперские потуги окончательно останутся в прошлом.
И настанет совершенно другая, спокойная и неинтересная, жизнь…

Дмитрий Головин, председатель «Комитета 101»