Урок новой географии

Москва, 15.02.2010

Едва ли не самый влиятельный нон-фикшн 90-х шел к нам довольно долго. На английском книга издана еще в 1997 году, вскоре ее автор, известный орнитолог и биогеограф Джаред Даймонд получил Пулитцеровскую премию. О работе благожелательно отозвался Билл Гейтс, и книгой заинтересовались не только любознательные читатели, но и люди бизнеса.

Вопросы, которые ставит перед собой Даймонд, иллюстрирует история, случившаяся в 1532 году в перуанском городе Кахамарка, где впервые встретились испанский конкистадор Франсиско Писарро и император инков Атауальпа. Первый возглавлял немногочисленный отряд наемников, второй — крупнейшее государство Нового Света и армию в сорок тысяч воинов. Уже через несколько минут после встречи Писарро взял Атауальпу в плен, а затем испанцы, вооруженные стальными мечами, с легкостью перебили инков. В итоге империя инков, ослабленная занесенной европейцами оспой, пала.

Почему европейцы покорили Америку, а не наоборот? Ответ в заглавии книги: виновны ружья, микробы и сталь, которыми была вооружена цивилизация Запада. Почему все это было именно у нее? По мнению автора, ключевым фактором стали условия жизни тех или иных народов, определившие темпы их развития (иногда Даймонда называют апологетом географического детерминизма).

Началось все тысячелетия назад — с одомашнивания животных и растений. Из 72 пригодных крупных млекопитающих, населяющих Европу, местные племена сумели одомашнить 13. У африканцев и американцев выбор был гораздо уже, а результаты — практически нулевые: у каждого животного находился недостаток. То же с флорой — в Средиземноморье изначально были распространены 36 из 55 видов крупносеменных злаков, а земли Междуречья идеально подходили для создания системы ирригаций. Эти факторы спровоцировали длинную причинную цепочку: сумев получить тягловую силу, европейцы перешли к оседлому образу жизни и производству продовольствия. Огромная протяженность Евразии с запада на восток способствовала быстрому распространению технологий и культур. Людей становилось больше, появились государства, что вкупе с животноводством вызвало глобальные эпидемии — эволюцию микробов и развитие иммунитета. Необходимость контроля над распределением продовольствия привела к возникновению письменности, которая позволила накапливать и сохранять знания, необходимые для технического прогресса.

Книга интересна не столько идеями, сколько огромным количеством любопытных мелочей: как животные и растения сами эволюционируют, чтобы быть полезными для людей, как могли быть впервые одомашнены дикие культуры, каким образом возникает и распространяется алфавит, наконец, какие группы и их распределения наиболее оптимальны для развития народа или отрасли. Именно последняя часть заинтересовала компанию McKinsey, впоследствии применившую идеи Даймонда при анализе развивающихся рынков.

У партнеров

    Реклама