Горшочек, не вари!

Глеб Жога
31 мая 2010, 00:00
  Урал

Редкое издание по футурологии сохраняет актуальность более сорока лет. Первая книга Тоффлеров «Шок будущего» («Футуршок»), вышедшая в США в 1970 году, — из разряда таких редкостей. Практически все последующие публикации четы футурологов (Элвин Тоффлер всегда подчеркивает, что все его книги написаны в соавторстве с супругой Хейди, хотя на обложке часто стоит лишь его имя) актуализируют мысли и идеи, высказанные в «Футуршоке». Не исключение и эта.

Время не одинаково для всех — поднимаемая Тоффлерами мысль, прямо скажем, не нова. Если вы хотите успешно существовать в настоящем (и будущем) обществе, вам нужно суметь уловить динамику разных организаций и социальных групп. Бизнес раньше всех прочувствовал это условие: еще в середине прошлого века американский статистик и экономист Эдвард Деминг предложил принцип «Just in time» (точно в срок), который фактически стал основой японского экономического чуда. Сегодня индустрия обеспечения синхронизации имеет огромный размах и едва ли не самые высокие темпы роста мировой экономики.

Но Тоффлер идет дальше: он говорит о необходимости синхронизации всех общественных сфер и социальных институтов. Сейчас скорость изменений (и скорость реакции на изменения), скажем, в бизнесе, гражданском обществе, институте семьи, законотворчестве, системе образования очень разная, и отрыв растет. Усиливающийся дисбаланс может в перспективе привести к развалу общественной системы.

Сложности авторы видят и в применимости нынешних экономических подходов в будущем. Причина — фундаментальные изменения в факторах производства. Например, классическая экономика базировалась на трех — труде, земле, капитале. Они конечны и исчерпаемы, за них нужно было соперничать, а экономическое мастерство заключалось в удовлетворении безграничных потребностей при помощи ограниченных ресурсов. Сегодня все больший сектор экономики переходит на базу информации и знания. И прежние подходы не годятся. Во-первых, знание — не соперничающий ресурс: им может воспользоваться каждый. Во-вторых, информация неисчерпаема. Более того: чем больше информацией пользуются, тем больше новых данных продуцируется. К тому же, знания — гораздо условней и относительней по сравнению с деньгами. В какую форму в результате переродится конкуренция в экономике и как ею управлять, — пока не ясно.

Подчеркнем, что Тоффлер не социолог, он в первую очередь писатель. Поэтому его метод формирования будущей действительности не является строго научным. Автор с высокой точностью моделирует условия жизни в будущем как на макро-, так и на микроуровне, «вживается» в них, и на основе полученного опыта формулирует грядущие перемены. Естественно, такой подход критикуется академической социологией, вплоть до высмеивания. Но как показывают минувшие десятилетия, тоффлеровский задел частенько подтверждается строгими научными изысканиями.