Сетевой сбой

Глеб Жога
21 июня 2010, 00:00
  Урал

Минувший год бюджетная система прошла очень затратно, бессистемными стали отношения федерального центра и регионов; угроза 2010-го — экономия на вложениях в базовый человеческий капитал и сокращение сети социальных учреждений, предостерегает руководитель региональных программ Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич

— Несмотря на кризис, доходы бюджетов в 2009 году в среднем в субъектах Российской Федерации почти не сократились, всего минус 4%. При этом собственные доходы региональных бюджетов упали прилично, а ситуация с налогом на прибыль, системообразующим для областной казны, просто ужасна. Такой дисбаланс стал возможен исключительно благодаря росту федеральных перечислений.

Есть несколько неприятных последствий такой политики. Во-первых, раньше у нас по стране в среднем федеральные трансферты составляли около 17% в доходах региональных бюджетов, а по прошествии 2009 года — 27%. Мне кажется, финансовое вмешательство Москвы, а следовательно, и административное регулирование региональной действительности уже сильно превышают некоторый критический уровень. Теперь в большинстве регионов администрация больше зависит от федералов, чем от ситуации на местах.

Во-вторых, в двух третях регионов кризис привел даже к росту (!) доходов бюджетов (а в некоторых областях увеличение составило до трети прежних доходов). Эта ситуация в рамках здравого экономического смысла вообще не объясняется. Такие всплески получились из-за неравномерного распределения финансовой помощи. В работавшем на протяжении 2009 года механизме компенсаций, на мой взгляд, логики не было — это абсолютно ручное управление. В результате его функционирования была разрушена системность в отношениях двух уровней бюджетной системы: региональные власти не понимали, что им перепадет, и заявлялись на все госпрограммы.

В итоге при таком принципе раздачи федеральной помощи больше всего недополучили развитые российские регионы, в том числе и почти все уральские области. Они капитально пострадали от кризисного падения, но бюджетный провал им компенсировали в гораздо меньшей степени, чем промышленным аутсайдерам, скажем, Северного Кавказа.

Еще момент: доходы сократились на 4%, а расходы не сократились вовсе. Но в среднем регионы не потеряли в сравнении с 2008 годом. За счет чего? Очень многие занимали, однако когда и за счет каких доходов областные бюджеты смогут вернуть эти долги — мне не понятно. С этой точки зрения я хочу выделить уральцев: их скромность в заимствованиях и наращивании долгов не знает границ. Это оказались самые крепкие российские области, и пока на их плечах не висит гирями то, что давит на подавляющее большинство субъектов федерации.

Теперь о направлении расходов. Мы знаем, что сокращалось финансирование ЖКХ. Я обращаю ваше внимание на то, что сокращались и базовые расходы на человеческий капитал — финансирование здравоохранения. Куда же направлялись средства? Все деньги были вбуханы в рост социальной защиты — создание временной занятости, общественных работ, «замазывание» вызванного кризисом всплеска безработицы. Причем такая социальная защита совершенно безадресна и очень категориальна по слоям населения. На мой взгляд, здесь мы направлялись в совершенно противоположную сторону от элементов здравой социальной политики.

В итоге мы прошли 2009 год чрезвычайно затратно, при этом с отсутствием модернизационного эффекта. И сейчас для регионов, «подсевших» на дотации из центра, наступает час Х: федеральный бюджет небесконечен, ситуация с доходами значительно хуже прошлогодней. Нас ожидает минимум 20-процентное сокращение трансфертов областным бюджетам. Поэтому примерно 2/3 российских регионов 2010 год будут проживать в тяжелейшей ситуации: зарплаты сокращать нельзя, финансирование нацпроектов — нельзя, а расходы сокращать как-то надо. Отчисления на ЖКХ и социальные пособия сильно тоже резать нельзя — это грозит социальным неспокойствием. А стабильность масс нынче является основным приоритетом властей. Значит, будут резать сеть социальных учреждений (школы, больницы, детские сады) — другого выхода нет. А это сокращение бюджетников, скандалы на местах, падение доходов населения. И власти рискуют в этом надолго увязнуть.