Ждать

Москва, 27.09.2010
«Эксперт Урал» №38 (436)
Обвал сырьевых цен и протекционистские меры государств-импортеров вызвали огромное сокращение экспортных доходов Урала и Западной Сибири. Но это не привело к изменениям ни в продуктовой структуре уральского экспорта, ни в географии поставок

За минувший 2009 год объем экспорта сотни крупнейших предприятий Урала и Западной Сибири колоссально упал: до 25,7 млрд долларов против 37 миллиардов годом ранее. Сокращение — минус 30% в денежном выражении. Похожая картина с доходами от экспорта и у основных федеральных компаний, расположенных на территории Урало-Западносибирского региона: 30,1 млрд долларов выручки за 2009 год против 50,7 миллиарда в 2008-м. Это минус 40,6%. (Отметим, что в выборке топ-40 «федеральных филиалов» на лидера рейтинга Холдинг ТНК-ВР приходится три четверти экспортных доходов). Для сравнения заметим, что за 2009 год суммарно промышленный выпуск Большого Урала в натуральном выражении сократился на 7,7%, в финансовом выражении — на 9,7%. На таком фоне 30-процентное сокращение доходов от экспорта выглядит ошеломляюще.

Цены

Важная причина резкого сжатия экспорт­ных доходов в 2009 году — обвалы цен на мировых сырьевых рынках. Падение коснулось всех основных товарных статей уральского экспорта: углеводородов, цветных и черных металлов, химической продукции. А вот характер обвала и динамика последующего восстановления были разными.

Раньше всех цены упали на нефть — основное экспортируемое Россией (и Западной Сибирью в частности) сырье. Дна падения мировые котировки Urals (40 долларов за баррель) достигли в декабре 2008 года, затем цены снова поползли вверх.
И несмотря на то, что к заоблачным предкризисным значениям в 90 — 100 долларов за баррель им подобраться не удалось, с лета-2009 их уровень не опускался ниже 60 долларов. Это достаточно комфортно как для нефтедобытчиков, так и для отечественной бюджетной системы, живущей за счет экспортной пошлины на углеводороды и поступлений от налога на добычу полезных ископаемых.

Почти не уступили по скорости спуска нефтяным котировкам мировые цены на медь. Низшая точка зафиксирована также в декабре 2008 года: тогда на Лондонской бирже за тонну красного металла предлагали менее 3 тыс. долларов, хотя еще за полгода до этого цена подбиралась к 9 тысячам. Однако медные цены почти сразу пошли вверх, и к концу 2009 года приблизились к докризисному уровню (в первом квартале 2010-го, по нашему мнению, можно было говорить о полном восстановлении). Тем не менее эксперты и участники рынка до сих пор сомневаются в стабилизации (подробнее см. «Дно пройдено», с. 40).

Менее оптимистичную траекторию продемонстрировали мировые цены на алюминий и прокат черных металлов: в начале 2009 года они «лежали на дне», затем начали восстанавливаться, но очень неуверенно и медленно, в итоге к концу 2009-го сумели реабилитироваться только наполовину.

Особняком стоят цены на хлористый калий, экспортируемый в больших объемах прикамскими Уралкалием и «Сильвинитом». Острую фазу кризиса в конце 2008-го — начале 2009 года мировая калийная отрасль встретила рекордными ценами:
с начала 2007 года ее продукция подорожала более чем в пять раз — до тысячи долларов за тонну. Взятая высота продержалась несколько месяцев, однако объемы продаж уменьшились почти до нуля, и цены поползли
вниз. Как результат, к концу 2009 года цены на спотовых рынках на хлористый калий упали до 400 долларов за тонну, а в декабре экспортный трейдер Уралкалия и Беларуськалия Белорусская калийная компания заключила соглашение на поставку 1,2 млн тонн хлоркалия в Китай и вовсе по 350 долларов за тонну.

В результате экспортная выручка уральских компаний от нефти и нефтепродуктов снизилась в 2009 году на 43% к уровню 2008-го, доходы от экспорта меди и медных изделий — на 26%, от экспорта черных металлов — на 46%, от экспорта минеральных удобрений — на 65%.

Протекционизм

Сокращение доходов от экспорта не всегда говорит о таком же сокращении объемов выпуска соответствующих отраслей. Например, падение нефтедобычи и нефтепереработки в натуральном выражении на Большом Урале в 2009 году не превысило 3%, при том что отрасль целиком экспортоориентированная, а ее доходы от внешних поставок за соответствующий период снизились на 43%. Очевидно, что мировая потребность в нефтепродуктах не сократилась пропорционально падению цен.

Тем не менее основным инструментом поддержания ориентированных на экспорт отраслей в кризисный обвал стала интенсификация внутреннего спроса. Активнее всех в мире по этому пути продвигался Китай, попытки предпринимались и в нашем отечестве. Самой успешной (и важной для производителей-уральцев) в России, пожалуй, оказалась поддержка производителей черных металлов. В результате уральский чермет, в последние годы ориентированный на экспорт, по итогам 2009 года сократил выпуск продукции только на 18%, в то время как объем экспортных доходов сжался вдвое.

Важная причина резкого сжатия экспортных доходов в 2009 году — обвалы цен на мировых сырьевых рынках

К поддержке национальной экономики за счет интенсификации внутреннего спроса обратились и в основных странах-импортерах российской продукции. А эта мера, к сожалению, идет рука об руку с протекционистской таможенной политикой. В итоге отечественные экспортеры в 2009 году стали чаще наталкиваться на заградительные пошлины. Особенно высоки таможенные преграды оказались для цветных и черных металлов в Европе, Китае и США. И даже снижение в РФ некоторых экспортных пошлин (для уральцев, скажем, очень существенным было обнуление пошлины на экспорт катодной меди) ситуации окончательно не выправило.

В целом приходится констатировать: экспортоориентированная отечественная экономика раунд посткризисного восстановления за счет протекционизма и внутреннего спроса проиграла. По итогам 2009 года валовой продукт нашей страны упал на 7,9%, в то время как основные импортеры российской продукции в экономическом смысле чувствовали себя лучше: Китай — плюс 8,7%, Казахстан — минус 1,5%, Еврозона — минус 4,1%. Чтобы поддержать экспортеров, теряющих рынки сбыта, внутреннего спроса оказалось недостаточно.

Инициатива

В начале экономического кризиса летом и осенью 2008 года среди высказываний отраслевых экспертов и макроэкономистов нередко можно было встретить тезисы об «очистительном эффекте» грядущих экономических трудностей. По нашему ощущению, с началом лета 2009 года (когда отчетливо стала проявляться фаза посткризисного восстановления) интенсивность разговоров о положительном влиянии кризиса на экономику поугасла.

Отраслевая, продуктовая и территориальная (страны-импортеры) структура рейтинга уральских экспортеров по итогам 2009 года практически не изменилась в сравнении с предкризисными показателями. Переориентировались на другие продукты или иные рынки сбыта лишь единицы. Остальные до конца года находились в состоянии оцепенения. Поэтому, на наш взгляд, основное отличие экспортных показателей Урало-Западносибирского региона в кризисный год от докризисного состояния заключается лишь в сокращении объема выручки (количественный показатель). Качественных сдвигов не произошло.

В принципе продемонстрированная отечественной промышленностью тактика выживания в кризис «затянуть пояса и ждать» имеет право на существование. С высоты настоящего момента (середина сентября 2010 года) можно сказать, что-де ничего смертельного с экспортоориентированной экономикой Большого Урала не произошло, хотя и было сложно. Между тем практика пассивного пережидания чревата тем, что на каждом повороте мировой экономической конъюнктуры нас как национальный хозяйственный комплекс будут обходить все новые и новые экономически подвижные и инициативные конкуренты.  

В подготовке материала принимала участие Елена Лыжина    

Рейтинг крупнейших подразделений федеральных холдингов по итогам 2009 года
Рейтинг крупнейших экспортеров Урала и Западной Сибири по итогам 2009 года
20 наиболее динамичных компаний среди 100 крупнейших экспортеров Урала и Западной Сибири

Новости партнеров

«Эксперт Урал»
№38 (436) 27 сентября 2010
Пермский экономический форум
Содержание:
Худсовет

Российским регионам необходимо взращивать новое поколение граждан-модернизаторов. А этого не сделать без комплексной стратегии развития на пару поколений вперед и без опережающей гуманитарной революции

Реклама