Что вы говорите

Москва, 08.11.2010

Есть такой распространенный миф: у эскимосов четыреста (двести, сто или двадцать семь — в зависимости от фантазии и образованности журналиста или литератора) слов для обозначения снега. Стивен Пинкер, профессор факультета психологии Гарвардского университета, называет это великой мистификацией эскимосского словаря: на самом деле у этого народа не больше двенадцати таких слов. Сравните с русским: снег, град, крупа, наст, пороша, метель, буран, лавина, поземка — уже девять, и это без дополнительных форм, образуемых суффиксами. Языки гораздо ближе друг к другу — и именно об этом «Язык как инстинкт», лучшая, пожалуй, научно-популярная книга о современной лингвистике на русском языке.

 Пинкер доказывает, что в любом человеке существует своего рода инстинкт, чувство языка, которое подчиняется определенным правилам — «мыслекоду». Эти общие правила едины для любого языка, и он формируется в любом сообществе сам по себе, без всякого воздействия извне. К примеру, в 1970-х годах в Никарагуа появились первые школы для глухонемых детей, где их пытались учить чтению по губам. Результаты оказались плачевны. Дети самостоятельно разработали между собой собственную жестовую систему, которую использовали и дома; позже ее назвали никарагуанским жестовым наречием. Это достаточно примитивный пиджин-язык, но он вполне пригоден для повседневного общения и обладает собственной простой грамматикой.

 Что еще интереснее, следующее поколение глухонемых детей разработало более сложную систему — никарагуанский жестовый язык. Он менее похож на пантомиму и больше на настоящий, «взрослый» язык жестов. С его помощью дети вполне могли пересказывать друг другу абстрактные вещи, шутить и говорить достаточно бегло. Возможно, за такие способности отвечает специальный ген, но пока его поиски не увенчались успехом. «Язык как инстинкт» не только книга о связи языка, психики и работе мозга, это еще и полноценное изложение достижений современной лингвистики, начало которой положили работы американца Ноама Хомского. В свое время Хомский стал своего рода звездой, причем далеко не в научных кругах: как признает Пинкер, большинство так и не разобралось в его идеях. Проблему решает сам автор, последовательно и предельно доступно излагая основные понятия и подходы лингвистов и психолингвистов, концепции глубинных структур и многие другие весьма замысловатые на первый взгляд вещи, приводя множество примеров из лабораторных исследований, газетных статей и реальной жизни.

 Пожалуй, единственным препятствием для русскоязычного читателя может стать вынужденный англоцентризм книги: большинство примеров взяты, конечно, из английского языка (они по возможности, пусть и не всегда безупречно, переведены). Впрочем, раз грамматические законы для всех едины — подобное препятствие силы не имеет.

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №44 (442) 8 ноября 2010
    Инвестиционные проекты Урала и Западной Сибири
    Содержание:
    По Дарвину

    Кризис выявил инвестиционные приоритеты крупных промышленных компаний. Две трети проектов оказались устойчивы к явлениям экономической нестабильности, правда, сроки реализации растянулись

    Реклама