Инструмент для непаханого поля

Экономика и финансы
Москва, 15.11.2010
«Эксперт Урал» №45 (443)
Принятие закона о торговле и обострившаяся конкуренция снизили доходность факторинга. Однако игроки рынка рассчитывают на рост бизнеса, прежде всего за счет экспансии в регионы

Не так давно аналитики рейтингового агентства Standard & Poor's, изучив тенденции на рынке корпоративных финансовых услуг, предположили, что по итогам 2010 года факторинг может показать самую высокую динамику, обогнав по темпам восстановления кредитование. Причины — рост розничного товарооборота (на территории Урала за десять месяцев 2010-го — 4% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года), восстановление доверия на рынке и возвращение к практике предоставления отсрочек, свернутой в кризис. Судя по динамике факторинга на Урале, предположения вполне обоснованы. 

Феникс

В 2009 году российский рынок факторинга в сравнении с 2008 годом сжался, по данным «Эксперт РА», на 60% (с 600 до 360 млрд рублей). Однако уже в первой половине 2010 года по отношению к тому же периоду 2009-го его оборот (объем уступленных требований) вырос на 16% и приблизился к 200 млрд рублей. Портфель факторов увеличился на 18%. Доля Уральского региона в общем объеме, по оценкам Ассоциации факторинговых компаний, составляет примерно 4%: с января по июнь факторам было уступлено около 8 млрд рублей. Большинство игроков ожидают увеличения портфеля относительно прошлого года на 25 — 30%, а самые оптимистичные прогнозируют 4 — 5-кратное развитие бизнеса.

Оживление торговли — ключевой фактор. «Оказание факторинговых услуг под дебиторскую задолженность производственных и торговых компаний, реализующих на условиях отсрочки платежа товары народного потребления, формируют около 80% объемных показателей рынка факторинга. В 2008 — 2009 годах уровень потребления снижался, в результате чего сокращался объем производства товаров и, как следствие, потребность в финансировании производства. С 2010 года мы наблюдаем увеличение товарооборота на условиях отсрочки платежа, рост количества компаний, предоставляющих отсрочку, кроме того, некоторые поставщики включили в стратегию развития выход в регионы и на новые рынки. В связи с этим увеличилось количество обращений потенциальных клиентов к факторинговым компаниям и рост активов игроков рынка», — констатирует директор екатеринбургского представительства Национальной факторинговой компании Валерия Вялкова.

Дополнительным импульсом стало восстановление промышленного производства. С осени 2008 года по май 2009-го в портфеле дебиторской задолженности доля металлургических компаний, поставщиков и производителей бытовой техники уменьшилась на 50 — 90%. С 2010 года компании постепенно начали снимать запреты на обслуживание клиентов из отраслей, которые в период кризиса попали в категорию высокорискованных. Так, в октябре Газпромбанк сообщил, что приступает к реализации схемы безрегрессного факторингового финансирования Магнитогорского металлургического комбината: ММК уступает дочерней компании банка «ГПБ-факторинг» дебиторскую задолженность своих покупателей — российских производителей трубной продукции — и получает денежные средства в полном объеме до наступления срока платежа.

Фактор раздражения

Однако увеличение клиентской базы не привело к росту доходов факторов. Объем факторингового вознаграждения, полученного игроками в первой половине 2010 года, по данным «Эксперт РА», сократился на 28% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Причина — возросшая конкуренция между специализированными компаниями и подразделениями банков, оказывающими факторинговые услуги. Многие компании рассматривают факторинг как альтернативу кредитованию, поэтому сейчас выигрывают факторы, предлагающие самые низкие ставки обслуживания. Очевидно, что эти преимущества есть у банков: они имеют достаточно ресурсов, причем дешевых. И это сильно раздражает специализированные факторинговые компании.

По словам генерального директора Русской факторинговой компании Елены Гладких, факторинг за счет быстрой оборачиваемости и диверсификации рисков менее рискованный инструмент, чем кредитование. «Обладая дешевыми денежными ресурсами и испытывая избыточную ликвидность, банки начали активно вкладывать средства в финансирование по факторингу, причем ставки, с которыми они вышли на рынок, оказались беспрецедентно низкими. Кредиты банков сегодня гораздо дороже стоимости факторингового обслуживания, хотя исторически факторинг всегда был более дорогой услугой, так как помимо финансирования клиенты получают и управление дебиторской задолженностью», — отмечает эксперт.

Сейчас по усредненным оценкам комиссия по факторингу в 1,5 — 2 ниже, чем в кризисные 2008 — 2009 годы. Для сравнения: тогда ставки достигали 30%, сегодня — 13 — 19%. «Эффективная ставка может составлять и 6 — 7% годовых в зависимости от условий сделки, качества клиента и его покупателей. Кроме того, мы стремимся развивать реверсивный факторинг с покупателями, что дает нам дополнительные гарантии надежности и, соответственно, возможность снижения стоимости факторинга для наших клиентов», — рассказывает заместитель генерального директора филиала Банка Сосьете Женераль Восток (BSGV) в Екатеринбурге Сергей Козлов.

Однако низкие ставки ведут за собой высокий уровень риска для факторов. «Некоторые факторинговые компании и банковские подразделения предлагают поставщикам взыскивать деньги от покупателей по ставке 9% годовых. Учитывая, что стоимость пассивов для банков равна 7 — 9%, подобные предложения нужно рассматривать как связанные с повышенным риском», — отмечает главный экономист управляющей компании «Финам Менеджмент» Александр Осин.

Старейшие игроки рынка между тем обращают внимание клиентов на то, что дешевый факторинг не является факторингом в чистом виде. «Предложение факторинга по цене кредита и даже дешевле — это нонсенс. Низкие ставки предлагают в основном банки, которые в факторинге нашли для себя нишу, где они на короткий срок могут разместить избыточную ликвидность и быстро заработать. Но давайте называть вещи своими именами — есть факторинг и есть финансирование под дебиторскую задолженность. Факторинговые компании не претендуют на тех клиентов, которые нуждаются исключительно в финансировании, более того, таким клиентам мы сами рекомендуем обращаться в банки за необходимыми им решениями, если понимаем, что в факторинге реальной потребности у них нет», — говорит Валерия Вялкова.

В этой ситуации факторинговые компании пытаются привлечь клиентов за счет развития продуктов с высокой добавочной стоимостью. Прежде всего — факторинга без регресса. Он традиционно является более рискованным для фактора, но и более дорогим. Факторинговые компании, имеющие отработанные системы проверки надежности клиентов и покупателей их товаров, идут на этот риск. Во втором квартале 2010 года факторинг без регресса показал двукратное увеличение, его доля в структуре продуктового ряда российских факторов достигла 13,4%. Впрочем, доминирует на рынке по-прежнему факторинг с регрессом (76%). 

Еще одна причина снижения рентабельности — вступивший в силу 1 февраля 2010 года закон о торговле. Он ограничивает срок оплаты поставок продовольственных товаров в торговые сети. До нововведений, в 2009 году, отсрочка розницы составляла порядка 60 дней. Теперь поставки продуктов сроком годности менее десяти дней должны быть оплачены в течение десяти дней со дня приемки, сроком годности до 30 дней — в течение 30 дней. По остальным продуктам питания, в том числе алкоголю, отсрочка не должна превышать 45 дней. А так как одна из ключевых статей дохода факторов — комиссия за пользование клиентами заемными ресурсами, то введение верхних пределов отсрочки привело к снижению объемов финансового вознаграждения.

Фактор простора

И банки, и факторинговые компании, почувствовав вкус, не хотят сдавать позиций. По экспертным оценкам, уровень проникновения факторинга в России — менее 1% ВВП, в то время как в развитых экономиках около 3%. По данным Ассоциации факторинговых компаний, в розничной торговле на факторинговые операции приходится только 2,5% оборота, в оптовой — 1,6%. Потенциал развития игроки рынка видят в регионах. «В первом полугодии-2010 в регионах было сосредоточено 42% факторингового портфеля Промсвязьбанка. При этом в некоторых субъектах мы были единственной кредитной организацией, предоставляющей факторинговое обслуживание с финансированием. В перспективе мы также намерены сделать ставку на развитие сети в регионах», — комментирует руководитель развития факторинга екатеринбургского филиала Промсвязьбанка Лия Шаисламова. «Мы планируем расширять продуктовую линейку, а также более активно развивать факторинг в регионах с использованием возможностей филиальной сети банка. Реализация сделок с участием факторинговой компании позволит упростить технологию проведения операций, ускорить процедуры принятия решений и в конечном счете повысить качество обслуживания клиентов», — вторит коллеге генеральный директор «Газпромбанк-факторинг» Константин Сазонов.

Расширить портфель можно также за счет повышения качества и количества программ, развития как стандартных, так и персонализированных продуктов. «Что мы не восстановили после кризиса — это конвейерные привлечения клиентов под стандартизированные условия, например продажи стандартного продукта для микробизнеса», — отмечает Валерия Вялкова.

Сейчас почти 100% сделок проходят через федеральные банки и факторинговые компании, имеющие филиалы в регионе, а также местные банковские учреждения. Не исключено, что на волне растущего спроса снова начнут появляться небольшие региональные компании, исчезнувшие с рынка в кризис. Бывалые игроки, конечно, пророчат им трудную судьбу: «У меня нет уверенности, что региональный факто?р сможет предоставить искушенному уральскому клиенту конкурентный уровень сервиса и выгодную стоимость фондирования, при этом обеспечить собственную защиту от специфических факторинговых рисков», — говорит руководитель уральской дирекции факторинговой компании «Лайф» Николай Булдаков. Вместе с тем очевидно, что поле для игры на Урале есть, и места хватит всем — и банкам, и специализированным факторам: высокая конкуренция видна только в Екатеринбурге. Такие крупные города, как Тюмень, Челябинск, Пермь, еще слабо охвачены этим видом услуг.   

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №45 (443) 15 ноября 2010
    Реформа образования
    Содержание:
    Эффект Левиафана

    Без выработки четких целей и эффективных инструментов повышения качества образования вливание средств в вузы-гиганты не гарантирует модернизации высшей школы

    Реклама