Дед Мороз покажет

Ирина Перечнева
22 ноября 2010, 01:10
  Урал

О том, почему банки держат низкие ставки по вкладам и как долго продлится мораторий на их рост, рассказывает председатель правления ВУЗ-банка Андрей Золотухин

Андрей Золотухин

— Андрей Александрович, почему банки не стремятся привлечь вклады?

— Денег у населения сейчас довольно много: большинство предприятий уже не задерживают заработную плату, она снова начала расти, кто-то набирает новых работников. Но в отличие от докризисной ситуации, когда люди предпочитали жить в долг, много тратили на инвестиционные цели, такие как покупка квартир, машин, сейчас домохозяйства копят: никто не хочет оставаться без страховки «на черный день». А кроме банка, который дает пусть даже небольшой, но доход, нести эти деньги все равно некуда. Да, есть рынок ценных бумаг, но он сложный, сильно рискованный, и только очень небольшая часть людей готова сегодня часть сбережений направлять туда. Казалось бы, для банков ситуация выгодная: себестоимость ресурсов низкая как никогда — бери не хочу. Но что делать с этими ресурсами, когда в экономике нет соответствующего спроса на кредиты? Хотя по динамике положительные тенденции налицо и темпы кредитования начали понемногу расти, ни население, ни предприятия пока не хотят активно брать в долг.

— Когда разорвется этот замкнутый круг?

— Я считаю, что спусковой крючок — это потребление. При активном росте потребления начнет быстрее расти и бизнес, ему тоже понадобятся кредиты. И так по кругу: население — кредиты — рост потребления — рост объемов бизнеса — кредиты — рост зарплат — снова рост потребления. После кризиса потребление растет очень медленно, да еще и сместилось в более дешевые сегменты. И каковы предпочтения потребителей, покажут как раз предновогодние два месяца, традиционно самые активные с точки зрения продаж. Именно в этот период мы получим ответ на вопрос: вернулся спрос на докризисный уровень или нет. Если вернулся, бизнесу дан четкий сигнал, и механизм снова начнет раскручиваться, прежде всего с тех отраслей, которые связаны с конечным потребителем: розница, мелкий опт и так далее. За ними начнет активнее расти производство.

— А если нет?

— Тогда банки будут жить в прежних стратегиях. Во-первых, кредитование все равно развивается. Это, конечно, не те объемы, что раньше, но процесс идет. У каждого банка свои подходы и концепции. Мы в программах кредитования физических лиц изменили два основных параметра. Первый — это сумма кредита. Грубо говоря, мы ее измельчили. Если раньше банки боролись за то, чтобы выдавать крупные суммы, то сейчас мы исходим из того, что риски лучше распределить на большее количество клиентов. Плюс к этому заемщики стали более трезво подходить к своим потребностям и брать меньше. Поэтому средняя сумма по кредитам физическим лицам упала в два раза после кризиса и растет очень медленно. Второе — это цель. До кризиса было модно давать деньги «на любые цели», сейчас мы запрашиваем информацию у клиента, куда именно он хочет этот кредит направить и, как можем, проверяем целевое использование наших денег. Это существенно снижает риски.

Изменился подход и к кредитованию бизнеса. Раньше, например, очень популярны были кредитные линии. Можно было один раз оформить их и выбирать по мере необходимости, причем сразу в нескольких банках. Сейчас мы стараемся финансировать в основном конкретные сделки, которые имеют «вход» и «выход». Купил или произвел — продал, деньги получил — кредит закрыл. Сделка закрылась — денежки верни. Я тебе снова их дам, но завтра. Кроме того, мы стали внимательнее относиться к обязательствам клиентов по отношению к другим банкам. Немаловажный аспект — налоговая дисциплина: претензии налоговых органов к клиенту тоже несут в себе риски ухудшения обслуживания кредита.

Наконец, еще одно важное направление, которым можно и нужно заниматься в период кредитного затишья — развитие инфраструктуры. Для банков это развитие сети новых отделений (кстати, именно в них у нас более высокие темпы роста активов, так как там нет старых кредитных портфелей и бизнес растет с нуля). Мы идем, во-первых, в те города, где у нас уже есть одна-две точки и там развиваем сеть дальше, а во-вторых, в новые небольшие города УрФО. Российская банковская система достаточно концентрирована, и в этом смысле после кризиса особенных изменений не произошло. Да, в крупных центрах вы найдете и сто банков, и больше, а в городах, где менее 100 тыс. жителей, — их в лучшем случае два-три. Там и клиент не избалован банковскими услугами, и у нас хорошие перспективы роста бизнеса. В целом плотность банковской сети в России еще очень далека от уровня европейских стран и развитием ее надо заниматься как раз сейчас: когда начнется новая волна кредитного бума, мы будем готовы ее поддержать и ресурсами, и технологиями, и инфраструктурой.