Заведомо худшие условия*

Ирина Перечнева
29 ноября 2010, 00:00
  Урал

Над сильными промышленными регионами и городами довлеют недостаток капитала, низкая динамика доходов населения и искусственно замороженная занятость

Андрей Порубов

Oчевидно: эффект модернизации проявится прежде всего там, где благоприятны стартовые условия — достаточны уровни развития промышленности, потребительского спроса, обеспечения финансовыми ресурсами, приемлемо качество предпринимательской среды и человеческого капитала. Региональные органы власти, следуя общему тренду, пытаются эти условия создавать (см. «Как сбалансировать экономику», с. 33; «Какие инструменты используют региональные власти для реализации курса на модернизацию экономики», с. 32). Успех в значительной степени зависит от того, с какими потерями или, наоборот, приобретениями, территория прошла нынешний кризис.

Не внушает оптимизма

Детальный анализ нескольких важнейших макроэкономических параметров субъектов федерации, проведенный директором региональных программ Независимого института социальной политики (Москва) Натальей Зубаревич, показывает, что положение регионов крайне неоднозначно. Промышленное производство закономерно быстрее восстанавливается на нефтегазовых территориях. Относительно прочих выиграли слаборазвитые регионы: их утраты компенсировала помощь бюджета. Неплохая динамика Дальнего Востока объясняется тем, что ему просто нечего терять — он еще не оправился от предыдущих экономических катаклизмов.

Прорвались новые индустриальные центры, такие как Калужская, Ленинградская области, преимущественно за счет проектов greenfield. Несколько точек опоры помогли полифункциональным субъектам, к которым на Большом Урале можно отнести Пермский край и Башкирию.
В выигрыше оказались южные территории: помогло естественное преимущество в виде хорошей земли, дешевой сельхозпродукции и более модернизированной переработки.

В проигрыше, судя по динамике промпроизводства, остались субъекты федерации, в структуре которых доминируют машиностроение и металлургия. В их число входит Челябинская и Свердловская области. Не внушает оптимизма и динамика инвестиций в промышленно развитые центры: на стадии экономического подъема они резко выделялись среди прочих уровнем притяжения капитала, однако сейчас потеряли это преимущество. «Для уральского региона ситуация не самая тяжелая. Жуткого падения нет, но нет и подъема», — констатирует Наталья Зубаревич.

Стабильности ради

Самая неоднозначная и драматическая ситуация складывается на рынке труда. В тучные годы экономисты в один голос твердили: рост заработных плат, неадекватный низкой производительности труда, служит одним из главных тормозов для перехода промышленности на качественно иной уровень. Предполагалось, что нынешний кризис естественным образом решит эту проблему: собственники и менеджеры, поставленные перед необходимостью снижения затрат, будут вынуждены сократить раздутые штаты и заняться наконец повышением эффективности производства. В интеллектуальных видах бизнеса, в сфере услуг, сосредоточенных, как правило, в крупных областных и республиканских центрах, это и произошло: частные компании вышли из кризиса с совершенно другими издержками.

Промышленность, базирующаяся по большей части во вторых городах, очистительный огонь не прошла. Под политическим давлением владельцы крупных производств были вынуждены вместо увольнений предложить работникам неполную занятость: на пике кризиса подобная мера касалась каждого пятого. Это, по мнению заместителя главного редактора журнала «Эксперт» Александра Ивантера, отличительная черта нынешнего кризиса: «Дефолт конца 90-х годов привел к резкому обесценению фактора труда. Реальная зарплата тогда упала на 40%, реальные доходы — на 25%. А вот в 2009 году доля оплаты труда в ВВП продолжала расти».

Причина в том, что нынешний кризис в значительной мере модерировался государством, а оно поставило во главу угла недопущение социальной напряженности. Да, население испытало существенно меньший шок, но и потенциал посткризисного роста был существенно снижен (см. «Бюджет как книга жизни», с. 34).

И, наконец, последние показатели, на которые стоит обратить внимание, это реальные денежные доходы населения и оборот розничной торговли. Во всех субъектах федерации УрФО (за исключением Курганской области, получившей значительную бюджетную помощь) реальные денежные доходы населения упали в январе — августе 2009 года к 2008 году в среднем на 3%, а где-то и на 11%. В январе — августе 2010-го часть субъектов осталась на том же уровне, а у некоторых падение продолжалось. При этом, например, Южный и Северокавказский федеральные округа продемонстрировали самый большой рост доходов граждан. Аналогичные тенденции и в динамике оборота розничной торговли. «Благодаря мерам государственной поддержки максимальный эффект от роста доходов получен южными регионами», — резюмирует Зубаревич.

Получается, что в городах горнозаводского Урала на стадии выхода из кризиса сложились заведомо худшие условия для модернизации. И теперь предстоит подумать над тем, как снять эти ограничения.  

* По материалам круглого стола «Постиндустриальное развитие городов и территорий промышленных регионов: эффективные форматы и стратегии».