Разные, поэтому не вместе

Кризис не принес юридическому бизнесу долгожданного очищения: на смену одним недостаточно квалифицированным специалистам пришли другие — такого же уровня. В этой связи вновь приобрел актуальность вопрос регулирования отрасли. Соглашаясь друг с другом в целом, участники рынка не могут договориться о конкретике

Aналитический центр «Эксперт-Урал» подготовил рейтинг юридических компаний Урала и Западной Сибири по итогам 2010 года. Первую попытку ранжировать игроков мы предприняли в прошлом году (см. «Право на право», «Э-У» № 42 от 25.10.10). Тогда на наше предложение откликнулись всего 14 компаний, поэтому удалось выявить лишь самые общие тенденции. В этом году количество желающих принять участие в рейтинге серьезно увеличилось: данные предоставили 24 компании, что позволяет относительно объективно оценить состояние отрасли.

Если по итогам прошлого года все рейтингующиеся показали падение выручки на 1,6%, то в 2010-м такой результат получили только четыре компании. Совокупные доходы всех участников рейтинга составили 573 млн рублей: по сравнению с 2009 годом их выручка выросла на 9%. Дал ли кризис дополнительные возможности рынку юридических услуг?

Законодатель-работодатель

Безусловно, экономика еще не оправилась от потрясения — предприниматели вынуждены разгребать кризисные завалы: в число лидирующих практик по-прежнему входит сопровождение процедуры банкротства и консультирование в этой связи (9,8%). Частично спрос в этой сфере подстегивает законодатель. Управляющий партнер «Агентства правового креатива» Олег Худяков: «Новая редакция закона “О несостоятельности (банкротстве)” позволяет привлекать к субсидиарной ответственности по корпоративным долгам не только руководителей предприятия, но и мажоритарных акционеров. А это дополнительная возможность для кредитора вернуть свои средства».

Постоянные изменения в налоговом законодательстве обеспечивают работой и налоговых консультантов: на их долю приходится 20% совокупной выручки участников рейтинга. Новый всплеск потребности юридические компании ощутили в конце прошлого года, когда стало очевидно, что государство не будет отказываться от повышения налогов, а значит, бизнесу придется вновь искать способы их аккуратной оптимизации.

В число лидирующих практик нашего рейтинга попали также сопровождение сделок с землей, зданиями и иными видами недвижимого имущества (14% в доходах юристов). Правда, это скорее субъективное влияние тюменской компании РАСТАМ: очевидно, у нее есть крупные и постоянные клиенты, нуждающиеся в этих услугах, они и принесли ей основной объем выручки.

Вместе с тем участники рейтинга отмечают изменения структуры потребностей клиентов.

«Восстановление экономики после масштабного финансового кризиса меняет структуру задач, которые ставятся перед юристами. Если в кризисный год это были банкротства и взыскание долгов, то уже в прошедшем году можно отметить рост количества инвестиционных проектов, которые сопровождали юристы», — отмечает партнер юридической фирмы «НБ Консалтинг» Николай Бабушкин.

Руководитель группы компаний «Левъ&Левъ-Аудит» Елена Артюх указывает на рост обращений за юридическими услугами «созидательного» типа, в частности при образовании новых компаний. В целом, по мнению заместителя управляющего партнера по развитию адвокатского бюро «Ковалев, Рязанцев и партнеры» (KR&P) Антона Платонова, и предприниматели, и граждане успели приспособиться и оценить преимущества посткризисного состояния экономики, «поэтому рынок юридических услуг будет планомерно расти. Восстановления докризисных объ­емов можно ожидать к началу 2012 года».

На потоке 

Анализируя итоги 2009 года, мы констатировали: рынок юридических услуг пережил кризис менее болезненно, чем некоторые другие виды консультационного бизнеса, например, аудит. Вместе с тем сегмент должен был понести количественные потери: спрос на услуги уменьшился. Мы попросили участников рейтинга оценить масштаб потерь.

Директор группы компаний «Аваль» Мария Ренжина считает, что рынок не покинул ни один из серьезных участников:

— Такие компании начали деятельность задолго до кризиса, к этому времени наработали достаточную клиентскую базу, имя, положительную репутацию и огромный опыт, что позволило им в тяжелые времена сохранить достойный уровень.

Председатель совета директоров ООО «Юридическая контора “Юрико”» Дмитрий Вершинин более скептичен. По его мнению, ушло примерно 25% от общего числа игроков:

— Основные причины — неподъемные кредиты, которые компании набрали до кризиса, ошибки в менеджменте, такие как неправильная организация работы, неоправданно высокие заработные платы, отсутствие сплоченной команды, нежелание руководства компании работать в более жестких условиях. Кроме того, случайные факторы, допустим, банкротство основного клиента.

Однако если для многих видов бизнеса кризис сыграл очистительную роль, избавил от неквалифицированных игроков, то к юридической практике это, похоже, не относится. Как и раньше, на рынок юридических услуг каждый месяц приходят новые фирмы, и также уходят незамеченными. Порог входа очень низок, поэтому сотни выпускников юридических вузов и молодых специалистов пытаются создать свой бизнес.   

Причина — не работает система регулирования. По словам Дмитрия Вершинина, «отсутствие барьеров для открытия юридической практики наводняет рынок сомнительными участниками, которые предлагают ненадежные услуги и дискредитируют образ юриста в глазах общественности». 

Это обстоятельство вернуло в повестку дня многолетнюю дискуссию о путях регулирования рынка юридических услуг.

Я так не играю 

Как известно, в России доступ к юридической профессии может получить любой желающий, даже не имеющий специального образования. Единственная группа, которая должна соблюдать определенные требования — адвокаты: чтобы иметь право представлять интересы клиента в суде, нужно сдать квалификационный экзамен, стать членом коллегии адвокатов. Серьезные компании давно говорят о необходимости разработки механизма доступа к профессии. Но договориться о конкретных механизмах консолидации и контроля юристы не могут.

Вариант первый — объединиться на базе действующего института адвокатуры. На практике это означает, что все частнопрактикующие юристы должны будут получить статус адвоката.

— В соответствии с Конституцией каждому гражданину РФ гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Единственное в нашей стране юридическое сообщество, которое призвано государством оказывать квалифицированную юридическую помощь, — адвокатское. Никакая иная юридическая деятельность, кроме адвокатской, не регулируется федеральным законодательством. Помимо законодательного предписания оказание только квалифицированной помощи подкрепляется внутренним адвокатским «законом» — кодексом профессиональной этики. Если такой план присоединения «вольнопрактикующих» юристов к адвокатскому сообществу рассматривать с точки зрения интересов российских граждан, то гражданское общество только выиграет, — считает управляющий партнер АБСО «Адвокатское бюро 35» Леонид Тарабанчик.

У Минюста есть концепция регулирования отрасли, но для ее воплощения необходимо согласие большей части профсообщества

Сторонники этой модели реформы упирают на то, что у российских адвокатов уже есть работающая система самоконтроля, кодекс этики, нормы дисциплинарной ответственности. Советы адвокатской палаты в субъектах федерации имеют право исключать из палаты недобросовестных коллег, что, по сути, означает отлучение от профессии. То есть механизм существует, и нет смысла создавать новый. 

Реакция корпоративных юристов, как правило, бурная: у них с адвокатами разные традиции, подходы, принципы ведения дела. Адвокатура в России создавалась в основном для регулирования практики в области уголовного права, центральной фигурой закона является адвокат: он лично заключает договор с доверителем, лично оказывает услуги.

Корпоративные юристы используют коллективные формы обслуживания, что создаст трудности в применении норм. Переход к этой модели осложняет и тот факт, что адвокатская деятельность в России не относится к разряду предпринимательской. Управляющий партнер «Спецюст» Александр Целых видит в этом также нарушение конституционных прав граждан: «Лишение гражданских истцов права обратиться помимо адвоката к другим лицам, способным, как они полагают, оказать квалифицированную юридическую помощь, фактически привело бы к понуждению их использовать только один способ защиты. Это не согласуется с Конституцией и сужает право на доступ к правосудию».

Юридические компании предлагают другой путь — создание наряду с адвокатурой саморегулируемых организаций частнопрактикующих юристов. В их рамках должны быть разработаны стандарты деятельности и инструменты контроля в соответствии с действующим в России законом о саморегулируемых организациях. На Урале эту форму регулирования активно отстаивают профессиональные объединения юристов: НП «Уральская правовая палата», НП «Западно-Сибирская правовая палата», Южно-Уральское правовое партнерство. Аргументация строится на том, что создание института саморегулирования и сохранит право граждан на доступ к правовой услуге, и позволит избежать монополизации отрасли.

Армия юристов несет потери, но договориться о системе регулирования не может. Минюст в целом склоняется к варианту объединения на базе адвокатуры и даже подготовил концепцию перехода, однако, как неоднократно заявлял заместитель министра Юрий Любимов, «мы не будем продолжать эту работу, пока рынок и бизнес не скажут “да”».

Похоже, рынок не скажет этого еще долго. Поэтому, как справедливо полагает директор по развитию группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анастасия Махнева, в ближайшие два года реформа юридической отрасли нам вряд ли грозит: накануне выборов власти не рискнут менять правила, а минимум год после них им будет явно не до этого.