Тучи над пирамидами

Система регулирования потребительских кредитных кооперативов наконец создана. Это может снизить уровень мошенничества и масштабы строительства финансовых пирамид. Но с одним условием: если участники рынка найдут эффективные инструменты наказания и контроля

Рисунок: Андрей Колдашов

K началу сентября завершилось становление института саморегулирования еще в одной отрасли — кредитно-потребительской кооперации. Контуры системы прописаны в законе «О кредитной кооперации», принятом еще в 2009 году, однако нормы окончательно вступили в силу только в 2011-м. С 4 августа в течение трех месяцев все кредитно-потребительские кооперативы граждан (КПКГ), желающие и дальше работать на рынке, должны стать членами одной из действующих СРО.

К проблемам кредитной кооперации «Э-У» обращался неоднократно (см., например, «Обстоятельства непреодолимой силы», «Э-У» № 34 от 19.09.07, «Пороть их надо», «Э-У» № 16 от 21.04.08). Сегмент привлек наше внимание главным образом потому, что его в немалых масштабах начали задействовать мошенники.

Плацдарм для махинаций

Достоверно оценить объемы рынка КПКГ сложно. Кооперативы начали создаваться в России еще в начале 90-х годов, но далеко не все фигурировали в официальной статистике из-за отсутствия правового статуса. По данным, представленным на недавней пресс-конференции начальником отдела регулирования банковской деятельности Минфина Натальей Сатиной, в России действует 2800 кредитных кооперативов, представители налоговой службы говорят о 3200. Оценки объемов рынка разнятся от 15 до 70 млрд рублей. На Урале и в Западной Сибири кредитно-кооперативное движение получило активное развитие в Башкирии, Челябинской области, Пермском крае. По нашим приблизительным оценкам, до кризиса на территории региона действовало около 200 КПКГ.

В теории КПКГ представляет собой добровольное объединение людей, которые, внеся в эту организацию свой пай, получают возможность как размещать свои деньги под проценты, так и брать взаймы. Директор ОВК «Союз-Кредит» (Белебей, Башкирия) Наталья Федотова так описывает специфику работы КПКГ:

— Начинали с пяти человек, сейчас в составе кооператива более тысячи пайщиков. Взносы принимаются под 16 — 18% годовых, ссуды выдаются под 20 — 24%, средняя величина выдаваемой ссуды составляет 20 — 25 тыс. рублей, срок — до года. В структуре пайщиков есть и предприниматели: их порядка 10%, но на них приходится около 20% объема кредитования, у них хорошая кредитная история, а предоставленные им деньги оборачиваются со скоростью 3 — 5 раз в год. Отношения со всеми давно установились доверительные, договор зай­­ма оформляется за час, а для предпринимателей кредит в 50 тыс. рублей, если он выдан вовремя и без волокиты, иногда решает судьбу многомиллионной выручки. Не удивительно, что они во многих случаях предпочитают «Союз-Кредит» банкам.

К сожалению, это вполне безобидная форма взаимопомощи стала плацдармом для прикрытия финансовых махинаций. Мошенники, зарегистрировав такой кооператив, привлекали под обещание сверхвысоких процентов деньги от народа, даже выплачивали их первым участникам, а потом благополучно исчезали. Последствия пирамидостроительства, особенно сильно процветающего в 2006 — 2007 годах, сказываются по сей день. Буквально на днях мы нашли в информационных лентах сообщение о расследовании уголовного дела в Пермском крае: в результате деятельности финансовой пирамиды «Ковчег» пострадало 2090 пайщиков потребительского кооператива, а общая сумма ущерба составила 267 млн рублей.

Такая ситуация сильно раздражала профессиональных участников фондового рынка, банкиров. Во-первых, мошенники уводили у них потенциальных клиентов, а во-вторых, портили репутацию всех финансовых организаций.

С середины 2000-х на рынке Урала и Западной Сибири началась активная борьба с пирамидами. Профессиональные участники фондового рынка пытались втянуть в нее различные государственные органы — ФАС, ОБЭП, ФСФР, однако системного эффекта это не дало: каждый действовал лишь в рамках отведенных ему полномочий и брать на себя дополнительную ответственность особо не стремился. В 2007 году «Эксперт-Урал», собрав дискуссионную площадку на эту тему, пришел к выводу: без создания системы контроля за рынком кредитной кооперации строителей финансовых пирамид не остановить.

Теперь система появилась. Рассмотрим ее параметры и оценим эффективность.

Маргинальные варианты мошенничества ушли в прошлое, финансовые пирамиды строятся более искусно

В ответ на чаяния

Итак, чтобы получить статус СРО, некоммерческие партнерства должны были к 30 августа этого года набрать сто кредитных кооперативов с любым количеством пайщиков или пять — с числом пайщиков не менее сотни, сформировать компенсационный фонд (на эти цели члены СРО должны отчислять не менее 0,2% среднегодовой величины активов), принять уставы и стандарты деятельности.

На данный момент статус СРО официально получили шесть некоммерческих партнерств «Национальное объединение кредитных ко­оперативов» (Волгоградская область), «Кооперативные финансы» и объ­единение кредитных кооперативов «Народные кассы» (оба — Москва), «Опора кооперации» (Татарстан), «Губернское кредитное содружество» (Новгородская область), Межрегиональный союз кредитных кооперативов (Чувашия). Функции контроля за рынком переданы ФСФР, которая кроме СРО будет контролировать и крупных игроков с числом пайщиков более 5 тыс. человек. По данным на 30 августа, в реестре кредитных кооперативов, официально принятых в члены СРО, числилось 489 организаций, с территории Урала и Западной Сибири мы насчитали 87. Понятно, что это не предел, процесс вступления в СРО еще идет. Генеральный директор Лиги кредитных союзов, директор СРО КПК «Кооперативные финансы» Александр Соломкин считает, что доступ на рынок в общей сложности получат около тысячи КПКГ. По его мнению, «закон в целом учел основные чаяния практиков: с одной стороны, снял ряд ограничений, которые сдерживали развитие кредитной кооперации, и ввел ряд новаций в деятельности системы, с другой — установил систему нормативов и определил механизмы регулирования». 

Барьеры на входе

Откровенных мошенников должны отпугнуть несколько ограничений. Во-первых, повышение стоимости входа на рынок. Чтобы получить членство в СРО, необходимо сначала заплатить вступительный взнос, а затем каждый месяц отчислять платежи в СРО. Величина ежемесячных членских взносов примерно одинакова — СРО дифференцируют его в зависимости от объема активов КПКГ: минимальный уровень составляет 500 — 1000 рублей, максимальный — около 10 тыс. рублей. А вот разница в размере вступительных взносов колоссальна: в одну СРО «дорога» стоит 35 тыс. рублей, в другую — всего 1000. Назвать такой порог заградительным для желающих заработать сложно. Впрочем, это типичная болезнь становления института саморегулирования, ее перенесли и оценщики, и аудиторы, и строители. В рамках заданных законом о саморегулировании в России правил работает принцип: чем больше членов СРО, тем больше взносов и тем мощнее организация. А поскольку каждая формируемая СРО стремится быть лидером, выставлять слишком жесткие правила решаются не все. В итоге доступ на рынок на первых порах получают практически любые желающие. «Мне не нравится развернувшаяся закулисная борьба: те СРО, которые уже успели зарегистрироваться, позиционируют себя как более привлекательные для кредитных кооперативов, если не единственно возможные, и выглядит это, по меньшей мере, странно», — делится Наталья Федотова.

Второй барьер — необходимость исполнения финансовых нормативов. В законе о кредитной кооперации их установлено восемь (см. «Финансовые нормативы, обязательные для исполнения кредитными кооперативами»). «Нормативы ограничивают риски концентрации активов и пассивов КПКГ, устанавливают требования к достаточности капитала, определяют ограничения на размещение активов, сформированных за счет привлеченных средств от членов кооператива», — оценивает новации Александр Соломкин. По его словам, обсуждаются необходимость и целесообразность определения порядка формирования резервов на просрочки по предоставленным займам, что должно защитить организации от принятия на себя излишних рисков, связанных с предоставлением некачественных займов.

В целом мы с подходом согласны, за исключением некоторых моментов. В отношении ряда нормативов установлена странная зависимость: чем старше ко­оператив, тем жестче требования. Так, кооператив, который работает на рынке более двух лет, должен сформировать резервный фонд на случай покрытия убытков в размере не менее 5% от суммы привлеченным им средств, а если кооперативу меньше двух лет, на резервы можно направить минимум 2%. Возможно, таким образом законодатель пытается создать стимулы для количественного роста игроков. Но эта логика противоречит законам рынка: чем старше организация, тем она опытнее и надежнее.

Еще один инструмент повышения надежности и ответственности участников рынка, принятый в системе саморегулирования, — формирование общего компенсационного фонда, из которого в случае разорения какого-либо из членов СРО будут выплачиваться компенсации пострадавшим от деятельности кооператива сторонам. Однако надо понимать, что о выплате компенсации вкладчикам, наподобие системы, действующей в банковском секторе, речи пока нет. Для этого необходимо принять изменения в законы, регламентирующие банкротства потребительских кооперативов, и создать систему страхования с соответствующим отчислением, как это принято у банков. Предложения такие у Минэкономразвития есть, но пока они находятся на рассмотрении в правительстве.

— Я считаю, что идея создания системы регулирования кооперативов оправдана, это должен быть качественный и своевременный этап развития кредитной кооперации, он логичен. Кредитной кооперации в России дали развиться, не ограничивая
излишними рамками, теперь потребность в регулировании и контроле назрела. Но 4 августа процесс перехода к новой системе регулирования не завершится, — резюмирует председатель Фонда развития кредитной кооперации Республики Башкортостан Николай Койков. — Потребуется как минимум еще три-пять лет для того, чтобы сами участники рынка смогли выстроить эффективную систему контроля за исполнением тех нормативов, которые установлены в законе.

Как показывает опыт других отраслей, успех модели саморегулирования во многом зависит не столько от ограничений, сколько способности и готовности саморегулируемых организаций контролировать правила игры и жестко наказывать за их несоблюдение. А с этим как раз больше проблемы: не хватает времени, квалификации, внимания к отдаленным регионам, а иногда и элементарного желания. Исполнительные аппараты СРО, поставленные в условия жесткой конкуренции друг с другом, особенно на этапе создания, вынуждены заниматься в большей степени внутренними задачами роста собственных СРО, нежели контролем за рынком.

«Эксперт-Урал» наблюдает за становлением института СРО в регионе много лет. И нам очевидно: кредитная кооперация наступает на те же грабли. На наш взгляд, настало время, обобщив опыт, накопленный в других отраслях, пересмотреть некоторые положения самого закона о саморегулировании.   

Финансовые нормативы, обязательные для исполнения кредитными кооперативами

Резервный фонд — не менее 5% (не менее 2% — для кредитного кооператива, срок деятельности которого составляет менее двух лет со дня его создания) суммы денежных средств, привлеченных кредитным кооперативом от пайщиков на конец предыдущего отчетного периода;

Максимальная сумма денежных средств, привлеченных от одного пайщика или от нескольких членов кредитного кооператива, являющихся аффилированными лицами, — не более 20%  (не более 30% — для кредитного кооператива, срок деятельности которого составляет менее двух лет) от общей суммы денежных средств, привлеченных кредитным кооперативом;

Максимальная сумма займа, предоставляемого одному пайщику, — не более 10% (не более 20% — для кредитного кооператива, срок деятельности которого составляет менее двух лет) общей суммы задолженности по займам, выданным кредитным кооперативом;

Максимальная сумма займа, предоставляемого нескольким членам кредитного кооператива, являющимся аффилированными лицами, — не более 20% (30% — для кредитного кооператива, срок деятельности которого составляет менее двух лет) общей суммы задолженности по займам;

Минимальная величина паевого фонда кредитного кооператива должна составлять не менее 8% суммы денежных средств, привлеченных кооперативом от членов;

Максимальная сумма денежных средств, привлеченных кредитным кооперативом от юридических лиц, не являющихся его членами (пайщиками), должна составлять не более 50% общей суммы привлеченных денежных средств;

Максимальная сумма денежных средств, направляемых в кредитные кооперативы второго уровня кредитным кооперативом, являющимся их членом, — не более 10% суммы паевого фонда и привлеченных средств кредитного кооператива;

Общая сумма денежных средств, направляемых кредитным кооперативом в течение отчетного периода на цели, не связанные с выдачей займов членам кредитного кооператива, — не более 50% общей суммы средств, привлеченных кредитным кооперативом от его членов.