Экономическая батрахология

Спецвыпуск
Москва, 31.10.2011
«Эксперт Урал» №43 (486)
Экономика Урало-Западносибирского региона напоминает гипертрофированного головастика: она становится все более концентрированной, и средняя эффективность предприятий пребывает в той же положительной зависимости от размера

Фото: Андрей Порубов

Представляем читателям очередной рейтинг 400 крупнейших предприятий Урала и Западной Сибири по итогам 2010 года. Результаты 11-й волны исследования «Эксперт-Урала» отражают особенности посткризисного роста системообразующих предприятий региона. Заметим, кстати, что наши коллеги в федеральном издании назвали выборку крупнейших предприятий страны «Эксперт-400» «рейтингом роста» (см. «Количество перерастает в качество», «Эксперт» № 39 от 03.10.11).

Напомним: по итогам 2009 года суммарная выручка четырехсот крупнейших компаний Урала и Западной Сибири упала примерно на 11,5% к объемам 2008-го и оказалась практически на уровне 2007 года (при расчете в ценах соответствующих лет). Ситуация вполне ожидаемая: суммарный промышленный выпуск Большого Урала сократился за 2009 год в натуральном выражении на 7,7%, в финансовом — на 9,7%. По итогам 2010 года выручка топ-400 приросла на 26% к уровню 2009 года и составила почти 7,5 трлн рублей в текущих ценах.

Динамика суммарного сальдированного финансового результата крупнейших компаний также радовала: по итогам 2010 года он прибавил более 30% к уровню 2009-го. Подчеркнем, значение превышает прирост выручки — это важный положительный знак, на наш взгляд, свидетельствующий о «качестве» восстановительных процессов. Ведь как раз по поводу рассогласованности динамики выручки и прибыли, снижающейся совокупной рентабельности и эффективности экономики вообще мы сокрушались год назад (см. «Учиться не дышать», «Э-У» № 43 от 01.11.10). Однако о полном восстановлении говорить пока рано: например, средняя по выборке рентабельность в 2007 году составила почти 9%, в 2010-м — около 6,7%.

Кризисное падение было отыграно не только в ценовом выражении: индекс промпроизводства за прошлый год по Урало-Западносибирскому региону в целом превысил уровень докризисного 2007-го примерно на 2% (об этом мы писали в начале текущего года, см. «Сломанные амбиции», «Э-У» № 7 от 21.02.11).

Однако это лишь средние показатели. Попытаемся отследить на уровне структуры выборки, какие изменения посткризисное восстановление привнесло в устройство экономики Большого Урала.

Отраслевой срез

Выручка Сургутнефтегаза, давнего лидера наших рейтингов, за 2010 год выросла на 18% с 526,6 до 621,5 млрд рублей. Это по сути и определяет изменение верхней границы всей выборки. Чуть меньше поднялась нижняя граница: порог вхождения компаний в пул четырехсот крупнейших в 2010 году достиг 2,36 млрд рублей, что на 15,1% выше, чем год назад. Однако это все еще ниже уровня 2008 года: тогда порог отсечения составил 2,40 млрд рублей.

Подчеркнем: и нижняя, и верхняя границы выборки подтянулись значительно меньше суммарного прироста выручки (около 26%). А значит, основные изменения произошли внутри, что не могло не сказаться на структуре: ротация мест компаний внутри списка в нынешнем рейтинге, пожалуй, самая серьезная за последние годы. При этом заметим, что по составу элементов выборка довольно стабильна: в 2010 году в рейтинг попали чуть более 50 компаний, которые не присутствовали в списке-2009. В 2009-м новичков было около 80, а в 2008 и 2007 годах — существенно больше пятидесяти.

В отраслевой структуре рейтинга кардинальных изменений не происходит: незыблем нефтегазовый сектор, уверенно со стабильным, пусть и небольшим приростом держатся химия и цветная металлургия. Основным изменением стало увеличение структурной доли черной металлургии — отрасль отыгрывает утраченные в кризис позиции, однако до полного восстановления пока далеко.

Эти выводы подтверждает и расчет средних показателей рентабельности по отраслям. Безусловные лидеры — ТЭК, нефтехимия и цветная металлургия. Стоит обратить внимание и на аутсайдеров по показателю — машиностроение и строительство. Пока доля этих секторов в отраслевой структуре рейтинга стабильна, но если ситуация с прибыльностью не улучшится, то и показатели выручки, думается, начнут падать. Здесь можно вспомнить наши прошлогодние расчеты динамики условной рентабельности: тогда машиностроение продемонстрировало самое страшное падение. Так что нынешний рейтинг, к сожалению, еще раз подтверждает: машиностроительные производства пребывали в самом тяжелом положении как на стадии кризисного обвала, так и в период посткризисного восстановления.

Положение в строительстве в целом сносное: по итогам прошлогодних расчетов кризисного провала эффективности отрасль оказалась где-то в середине выборки. Однако строительный сектор неоднороден: часть, ориентированная на промышленные объекты, держится на плаву, а вот жилстрой имеет все шансы глубоко завязнуть в воронке стагнации вслед за машиностроением (подробнее см. «Спецстроям на радость», с. 74).

Уверенно держится потребительский сектор: хотя его структурная доля и невелика — всего 3%, средний прирост выручки в сегменте по итогам 2010 года составил 31%. Во-первых, это значительно превышает среднее значение по рейтингу (26%). Во-вторых, важно отметить, что у розничного сектора этот прирост «более настоящий» (то есть поступательный), чем у основной выборки: в кризис сегмент отрицательной динамики фактически не демонстрировал. В то время как для большинства представителей рейтинга прирост является восстановительным, они во многом «завоевывали обратно» утраченные в кризис позиции (подробнее о розничном сегменте в рейтинге см. «Торговля посткризисными плодами», с. 72).

Отраслевая структура рейтинга «Эксперт-Урал – 400»

Количественный срез

Важная тенденция — экономика Урало-Западносибирского региона становится все более концентрированной. Вес крупнейших компаний в совокупном региональном экономическом комплексе продолжает расти: это движение шло в последние докризисные годы, развивалось при кризисном падении, наблюдается и теперь. Доля первого по выручке дециля выборки в общей сумме продолжает увеличиваться: например, с 60% в 2007 году до 62% по итогам 2010-го. Условно стабильными остаются по доле второй и третий децили. А вот «хвост» выборки теряет вес пропорционально разрастанию «головы».

 Важно, что и средняя эффективность предприятий в экономике Урала и Западной Сибири, судя по нашим рейтингам, пребывает в той же положительной зависимости от размера компании. Эффективность лидеров рейтинга всегда была самой высокой, что, вообще говоря, не соответствует нормам рыночной экономики — обычно наиболее прибыльными и рентабельными являются средние бизнесы, которые уже распрощались с рисками малых форм, но еще не разрослись до гигантизма крупняка. Конечно, на Большом Урале есть динамичные компании, которые мы называем «газелями» (см., например, «Шило как внутренний стержень», «Э-У» № 18 от 09.05.11), но их вес в общей массе ничтожно мал.

Кризис и посткризисный рост только усилили этот перекос региональной экономики: выручка первого дециля в кризис сокращалась меньше всех, эффективность также просела на минимальные величины. Так, средняя рентабельность первых сорока компаний в последнем докризисном году составляла 13,7%, а по итогам 2010 года показатель восстановился до уровня 12,7%. При этом в докризисные годы и «тело» (второй дециль) и «начало хвоста» (3 — 5 децили) еще могли хоть как-то тягаться с «головой» по показателям эффективности. Но по итогам-2010 примат крупняка застолбился окончательно: «тело», если и не растеряло объемов выручки, то крепко получило по шапке эффективности и восстанавливаться не торопится (рентабельность второго дециля в 2007 году была около 13%, в 2010-м — только 9%). «Началу хвоста» пришлось тяжелее всего в выборке: именно этот сегмент сильнее провалился по объемам выручки в кризис, а рентабельность даже по итогам восстановительного 2010 года составляет лишь половину от докризисных показателей (5 — 6% от прежних 10%).

20 наиболее динамичных компаний

20 наиболее прибыльных компаний

Распухающий головастик

В кризис, как известно, основные средства оставались непосредственно у государства. И государство поддерживало отечественную экономику, во многом определяя характер посткризисного восстановления. Как поддерживало? Во-первых, напрямую через бюджетные расходы: например, увеличивая затраты на ремонт и строительство дорог, что позволило во многих регионах удержать строительные компании (см., например, «Рубли на километры», «Э-У» № 41 от 17.10.11; вопросы эффективности этих трат оставим за кадром). Во-вторых, за счет формирования заказа со стороны монополий (естественных и не очень): многие помнят, как заказы Второй грузовой компании спасли Уралвагонзавод, как тянули АвтоВАЗ, а за ним и металлургическую отрасль. О росте спроса со стороны энергетиков, например, нам рассказывали кабельщики (см. «Между взлетом и падением», с. 68). А государственная интенсификация строительства трубопроводов подняла потребности внутреннего рынка труб на рекордные высоты (см. «Глубже в ТЭК», с. 66).

Мы не устаем повторять, что у этого процесса была и обратная сторона — безоглядный на общий кризис рост тарифов (подробнее см., например, «Летел и таял», «Э-У» № 46 от 22.11.10). Получалось, что объемы выручки восстанавливались, но затраты росли быстрее — оттого и проседала совокупная рентабельность по реальному сектору региона. А некоторые компании даже решались уходить на самообеспечение, чтобы избавиться от влияния этого фактора. Например, как это сделал «Метафракс»: далеко не самое энергоемкое производство в регионе завело собственную малую энергогенерацию. При этом сами энергетики сетуют на государственное сдерживание тарифов, мол, в результате им не хватает средств на инвестиционную программу (см. «Позитив против негатива», с. 70).

Хотели роста внутреннего спроса? Получите. Переориентация промышленности Большого Урала на отечественный рынок в 2010 году видна отчетливо. Особенно в сопоставлении с рейтингами крупнейших экспортеров нашего региона, которые мы готовим на протяжении последних семи лет. Так, по итогам 2009 года объем экспорта сотни крупнейших предприятий Урала и Западной Сибири колоссально упал: до 25,7 млрд долларов против 37 миллиардов годом ранее. Сокращение — минус 30% в денежном выражении. Еще хуже была картина с доходами от экспорта и у основных федеральных компаний, расположенных на территории Урало-Западносибирского региона: 30,1 млрд долларов выручки за 2009 год против 50,7 миллиарда в 2008-м — минус 40,6% (см. «Ждать», «Э-У» № 38 от 27.09.10).

Рейтинг крупнейших компаний Урала и Западной Сибири по объему реализации продукции

По результатам 2010 года доходы от экспорта крупнейших предприятий Урала и Западной Сибири выросли на 31% к уровню провального 2009-го: казалось бы, неплохо. Но эту динамику определили компании ТЭК — плюс 36%. А остальные сегменты экономики региона (в том числе и самые провалившиеся в кризис черная и цветная металлургия и химия) показали совокупный прирост всего 18% (см. «Конъюнктурщики», «Э-У» № 38 от 26.09.11). Что обеспечило последним рост совокупной выручки на уровне выше 25%? Внутренний рынок.

Однако можно ли величать эту положительную динамику внутреннего рынка развитием? Думается, нет. Рост спроса обеспечивался не конкурентными факторами, а по государственной указке. Самое неприятное, что число каналов «вливания» этого спроса крайне невелико, а значит, появляется критичная зависимость. И места выхода этих каналов во многом сосредоточены как раз в пуле крупнейших компаний нашей выборки.

Вот и получается, что экономика Урало-Западносибирского региона по итогам посткризисного восстановления предстает в виде головастика с ненормально раздутой головой, дохленьким тельцем и атрофирующимся хвостом. Для большей жизнеспособности неплохо бы тельце поразвивать.    

20 крупнейших компаний нефтяной и нефтегазовой промышленности
 

20 крупнейших компаний черной металлургии

10 крупнейших компаний химической и нефтехимической промышленности

10 крупнейших компаний электроэнергетики

10 крупнейших компаний цветной металлургии

20 крупнейших машиностроительных компаний

10 крупнейших компаний пищевой промышленности

20 крупнейших строительных компаний

20 крупнейших компаний оптовой торговли

10 крупнейших компаний розничной торговли

10 крупнейших сервисных компаний

5 крупнейших банков

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №43 (486) 31 октября 2011
    Конкурентоспособность вузов
    Содержание:
    Куда пошли учиться

    Второй год действия ЕГЭ, дно демографической «ямы» и переход в 2003 году средних школ Свердловской области на одиннадцатилетку — прекрасный бесплатный социологический эксперимент для определения предпочтений уральских абитуриентов в отношении вузов и перспективных направлений подготовки

    Реклама