Лучший и настоящий

Банки
Москва, 12.03.2012
«Эксперт Урал» №10 (502)
Не бояться мечтать, удивлять и экспериментировать — таков рецепт предпринимательского успеха Сергея Лапшина, банкира с 20-летним стажем

Фото: Андрей Порубов

Что-что, а удивлять рынок председатель правления Банка24.ру Сергей Лапшин умел всегда. 20 лет назад именно он придумал купленному с партнерами банку со странным названием «Клиппер» красивое имя «Северная казна». На много лет оно стало брендом банковской системы региона. На пике расцвета «Казны» он снова удивил рынок: неожиданно ушел из раскрученного бизнеса, купив малоизвестный уральский банк. По сути, начал бизнес с нуля. Его новый Банк24.ру открыл первые в регионе круглосуточные офисы, занялся активным развитием интернет-банка. Кризис ликвидности в 2008 году вынудил Лапшина  продать авторский бизнес группе «Лайф».

В 2010 году, когда последствия кризиса были преодолены и можно было, казалось, продолжать «жить спокойно», Лапшин вдруг поменял модель бизнеса, практически полностью отказавшись от кредитных операций: «Мы построим круглосуточный онлайновый расчетный банк».

Мы пригласили банкира Сергея Лапшина в редакцию, чтобы понять, какие мотивы им движут и чем еще он может удивить рынок.

Иметь собственную позицию

— Сейчас все говорят о выборах. Вы участвуете в этой дискуссии?

— С одной стороны, я испытал некоторое разочарование, когда Владимир Владимирович решил баллотироваться на третий срок. Потому что России очень нужны демократические преобразования. Но этот процесс должен идти без влияния извне. А мы испытываем сильное внешнее давление, и мне это не нравится. Поэтому я пока за консерватизм, а Путин — для меня это олицетворение здорового консерватизма.

—То есть вы считаете, что нами манипулируют?

— Сейчас такие информационные технологии используются, что вы даже не сразу уловите этот процесс.

С отключенным мозгом

— Что вас сильнее всего раздражает в бизнесе?

— Сегодня, по сути дела, в России действует не двухуровневая, как это декларируется, а трехуровневая банковская система: Центральный банк, госбанки и коммерческие банки. Я, как частный банкир, должен соблюдать все рыночные риски, то есть работать аккуратно, и если вдруг будут какие-то кризисы ликвидности, иметь страховку. А госбанки работают, условно говоря, «с отключенным мозгом»: они знают, что если какая-то проблема возникнет, им денег дадут столько, сколько надо. А мне не дадут. И это меня раздражает.

— И именно поэтому вы решились отказаться от активных операций?

— Логика проста: нет вкладов, нет кредитов, значит, нет рисков. Почему мы должны их брать на себя в неравных конкурентных условиях? Вклады населения по инструкции ЦБ «срочные», а по жизни — «до востребования». Потому что любой человек может прийти и забрать их в любой момент. Поэтому я говорю: раз у нас нет длинных денег, всем спасибо, все свободны. Мы сжимаем до минимума сеть офисов, снижаем затраты, концентрируемся на оказании услуг по расчетам и постепенно движемся к полностью онлайновой модели.

— Может, тогда просто продавать все услуги через интернет?

— Это мечта. Но сейчас ее реализовать невозможно. Какие бы дистанционные технологии открытия счета мы ни придумывали, по пресловутому 115 ФЗ человек все равно обязан физически прийти в помещение и подписать первый договор. Мы сейчас активно продвигаем наш интернет-банк в Москве.

— А как же «Тиньков-кредитные системы»? Они совсем не имеют точек.

— Да, но у них 99,9% клиентов — физические лица, с ними можно обойти закон и придумать безофисные технологии. У нас — огромная масса расчетных счетов предприятий. Вот и получается, что пока отделения все равно нужны. Но это — совсем другие отделения, не такие как в универсальных банках, они выполняют в основном сервисные функции: поменять ЭЦП, выдать справки и так далее. То есть все это не связано непосредственно с финансовыми операциями. И я думаю, что физические точки банков будут еще как минимум лет десять. Во многом это связано и с нашей ментальностью. На Западе был длительный эволюционный период, когда люди постепенно подходили к автоматизированным системам обслуживания. Да, сейчас для них не является шоком прямо на улице провести через устройство любую операцию. У нас ситуация другая. Нашим людям все-таки важно иметь возможность живого общения.

Технологии — это удобство

— Сергей Геннадьевич, вы уже сделали хороший интернет-банк, который во многих рейтингах занимает ведущие места. И при этом вы все время что-то совершенствуете. Есть предел?

— Развивать можно много чего: скорость работы, доступа, комфорт. Непочатый край работы с точки зрения маркетинга, например — формирование тарифов. Как это все реализовывать, говорить не буду: в сфере технологий конкуренция жесточайшая.

— Какой у вас ИТ-бюджет ?

— 200 млн рублей в этот год.

— И на что он идет?

— На закупку нового софта.

— А вы не переоцениваете роль технологий в жизни?

— Нет. Технологии — это прежде всего удобство. Конечно, через Банк24.ру можно и сейчас отправить бумажную платежку. Правда, при этом придется заплатить комиссию 10%, а так — пожалуйста. Я, конечно, ерничаю. На деле у нас практически все клиенты, юридические лица, обслуживаются через интернет.

Предприниматель — это профессия

— Что нужно, чтобы быть успешным предпринимателем?

— Не знаю, я доучился с третьего раза, и высшее образование мне особо и не пригодилось. В современных реалиях самодисциплина и самообразование играют гораздо большую роль, чем образование, если мы говорим о предпринимателе. Если человек хочет наукой заняться, конечно, нужно выбирать правильный вуз, а затем в правильную лабораторию попасть.

— А откуда тогда появляются талантливые менеджеры?

— Выращиваются внутри организации. Я всегда говорю сотрудникам: вас назначили руководителем, но это не значит, что вы стали руководителем. Так и предприниматель — это профессия, а не дар свыше. И эта профессия ремесленная, ей обучают путем наставничества. Соответственно, такую профессию получить в университете невозможно. Потому что только наставник может передать опыт, знания, развить чутье. Либо человек сам набивает шишки где-то в течение 15 — 20 лет и становится предпринимателем за счет самостоятельного развития, либо его папа ему объясняет, либо он находит внутри организации, среди людей, которым не лень рассказывать, как бизнес строится.

— А как вы себя ощущаете?

— Однозначно предпринимателем себя считаю по менталитету. И еще несколько людей в банке выросли до этого уровня.

— И как с таким менталитетом вы чувствуете себя в качестве наемного менеджера?

— Прекрасно. С вхождением нашего банка в группу «Лайф» ничего не поменялось, кроме записи в реестре акционеров. Как мы мыслили, работали, так и продолжаем. И наши компетенции ценятся в группе именно потому, что это пример предпринимательского подхода.

— Что нужно знать, уметь, чтобы собрать правильную команду?

— Взаимоотношения с коллективом и репутация играют большую роль. К одним менеджерам идут специалисты, к другим не идут. И это — тоже определенный капитал. Люди говорят: да, вот этот человек адекватный, с ним можно работать, у него можно научиться, а другому говорят: нет, мы к тебе не пойдем. И от этого зависит, развивается или не развивается бизнес.

— Как вы смотрите на будущее банковской системы России?

— Без иллюзий. Количество банков сократится, в основном на рынке будут работать крупные банки федерального уровня за исключением, может быть, таких крепких территорий, как Свердловская область, где, скорее всего, останутся два два-три региональных банка.

— За 20 лет работы в банковском бизнесе у вас были не только удачи. Взять хотя бы попытку гринмейла, предпринятую уралмашевской ОПС в 2004 году. Или кризис 2008 года, в результате которого ваш бизнес вошел в группу «Лайф». Сейчас, оглядываясь назад, можно сказать, что сделано не так?

— Я для себя давно уже определился: ни о чем не жалеть. Ну было и было, надо к этому относиться спокойно.

— Какой период карьеры вы считаете самым удачным, самым интересным для себя?

— Думаю, он еще не наступил. На самом деле, жизненную энергию можно на разные сферы направлять, в одно время  — на бизнес, в другое — на научную работу, на семью, и так далее.

— А мечта есть?

— Сделать лучший в стране интернет-банк, реальный, настоящий.

У партнеров

    Реклама