Все говорят, что мы вместе

Глеб Жога
30 апреля 2012, 00:00
  Урал

Динамика экспортной выручки уральских компаний в 2011 году была разнонаправленной в зависимости от рынка и отрасли. Говорить о продолжении интенсивного восстановительного роста в целом не приходится — новые промышленные локомотивы роста не сформированы, а старые испытывают трудности

Фото: Андрей Порубов

Представляем читателям восьмой ежегодный рейтинг крупнейших компаний-экс­пор­теров Урала и Западной Сибири. В этом году мы решили реализовать наш традиционно осенний проект на полгода раньше и опубликовать данные весной. Основная причина очевидна — желание предоставить актуальную информацию о минувшем годе в первую (весеннюю) волну деловой активности года текущего. Мы считаем, что данные рейтинга окажутся в этом случае много полезнее при принятии текущих управленческих решений, чем те же, но с полугодовым лагом. В то же время при подготовке рейтинга мы столкнулись с «сырой» информацией — официальная холдинговая отчетность по МСФО в большинстве компаний еще не готова. В результате совокупность этих факторов определила некий экспериментальный характер текущего рейтинга крупнейших экспортеров Урало-Западносибирского региона.

Динамика суммарной экспортной выручки крупнейших уральских компаний в 2011 году не смогла продолжить восстановительный рост, который интенсивно был начат в 2010 году. По сопоставимым компаниям рейтинга падение экспортной выручки составило 7,8%. И в сравнении с 30% роста по итогам 2010-го такой результат, на первый взгляд, выглядит удручающе.

Структура топ-100 уральских экспортеров давно носит концентрированный характер как по показателям размера компаний, так и по отраслевой структуре. Например, по подсчетам 2011 года, на первый десяток приходится 86,5% совокупной экспортной выручки всей выборки. А на крупнейшую отрасль — нефть и продукты перегонки (три предприятия в местном рейтинге) — около 45%.

В этот раз динамику всей сотни также во многом определили крупнейшие сырьевые компании выборки. Сильнее всего — Сургутнефтегаз, экспортная выручка которого снизилась, по нашим данным, с 14,4 млрд долларов в 2010 году до 10,6 миллиарда в 2011-м. Эти цифры и определяют изменения верхней границы топовой выборки.

Похожая ситуация складывается и у нефтедобывающих компаний, имеющих «федеральную прописку»: меньшее, но ощутимое падение экспортной выручки продемонстрировал ТНК-ВР (с 30,5 до 28,7 млрд долларов), почти двукратное падение — ООО «Западно-Малобалыкское», которое входит в НК «РуссНефть» (с 331 до 176 млн долларов).

Без нефти

Однако можно провести анализ выборки, исключив из нее «нефтяной фактор». В таком случае при расчете динамики экспортной выручки по сопоставимым компаниям в 2011 году мы получаем положительный прирост в 14 — 15% по сравнению с преды­дущим годом. Такая динамика в большей мере соответствует нашим ожиданиям продолжения восстановительного роста (пусть и медленного), сформированным динамикой обрабатывающих производств на Урале в 2011 году (см. «Три тренда», «Э-У» № 12 от 26.03.12).

На повышение экспортной выручки в 2011-м играли в основном уральские металлурги: самая интенсивная положительная динамика была у производителей алюминия (плюс 20% совместно по федеральным филиалам и местным компаниям) и черных металлов (плюс 11%). Медники хоть и оказались в итоге в небольшом плюсе экспортной выручки, значимого прироста не продемонстрировали.

Основное падение объемов экспортной выручки (напомним — мы исключаем из выборки нефтяников) определило сокращение совокупных поставок на внешний рынок минеральных удобрений. Отрицательные объемы продемонстрировали производители хлористого калия — Уралкалий совместно с ныне присоединенным к нему Сильвинитом. И даже полуторный рост экспортной выручки пермских «Минеральных удобрений» (фирма в этом году впервые выступает как участник рейтинга федеральных филиалов, а не местных компаний) не смог переломить массового понижающего тренда. Что в результате и определило общий спад сектора на 9,4%.

Небольшой совокупный положительный прирост экспортных доходов сформировался по итогам года в машиностроительном секторе — плюс 4,6% к уровню 2010 года (по совокупной выборке и местных компаний, и федеральных филиалов). Хотя стоит понимать, что этот сектор очень неоднороден, он объединяет различные производства, ориентирующиеся на совершенно разные рынки.

Из наиболее динамично выросших отметим участвующий в рейтинге федеральных филиалов завод «Урал» (входит в группу ГАЗ), увеличивший экспорт грузовиков и самосвалов на 86%. В рейтинге местных компаний среди машиностроителей самый серьезный прирост экспортных доходов продемонстрировало оборонно-промышленное ОКБ «Новатор». Компания нарастила объем выручки за 2011 год втрое, что позволило ей переместиться в топовой сотне с 59-го на 34-е место.

Цены

Важно заметить, что в 2011 году динамика экспортных доходов уральских компаний в продуктово-отраслевой спецификации не носила явной линейной зависимости от цен на соответствующих мировых сырьевых рынках.

Так, нефтяные котировки в минувшем году не имели общей тенденции к росту, но среднегодовая цена за баррель в 2011 году оказалась на 19% больше, чем в 2010-м. И даже в пик падения в сентябре-2011 цены все равно были выше, чем средние значения 2010 года. При этом, как мы помним, динамика экспортных доходов основных уральских экспортеров получила выраженный отрицательный характер, что и определило суммарное изменение по всему рейтингу экспортеров.

Отметим, однако, что падение в основном коснулось компаний, размещающихся в Тюменской области и ее автономных округах. А вот Башнефть, вошедшая с прошлого года в АФК «Система» и таким образом выпавшая из рейтинга местных компаний, наоборот, показала рост: экспортная выручка в 2010 году составила 5,3 миллиарда, а в 2011-м — 6,8 миллиарда (рост на 28,3%). Такой разнобой в динамике наводит на мысли о том, что функционирование компаний Тюменской области и Югры не в полной мере определяется рыночными факторами.

Динамика цен на Лондонской товарной бирже для алюминия и меди была похожей: в начале года рост, с июля резкий спад, с ноября-декабря «отскок». Причем годовая амплитуда и роста, и падения стоимости у алюминия была чуть большей, чем у меди. Но в целом годовой прирост алюминиевых цен к уровню 2010-го оказался ниже, 11% (против медных 17%). Но, как мы отмечали выше, экспортная выручка производителей алюминия в минувшем году росла темпами, в разы превышающими темпы медных компаний.

С самой ярко выраженной позитивной динамикой в минувшем году менялись цены на калийные удобрения. Во-первых, за год средняя спотовая цена на хлористый калий, по данным Всемирного банка, увеличилась более чем на 30%. Во-вторых, контрактная цена, по которой Белорусская калийная компания (совместный трейдер «Уралкалия» и «Беларуськалия») поставляет удобрения нашему крупнейшему потребителю Китаю, поднялась с конца 2010 года ко второй половине 2011-го с 350 до 470 долларов за тонну (на 34,3%).

Теперь наложите эти данные на ощутимо отрицательную динамику экспортной выручки сектора минеральных удобрений. С одной стороны, конечно, немалый вклад в изменение отчетных показателей внесло объединение калийщиков — поглощение Сильвинита Уралкалием. С другой стороны, цены на хлористый калий пока существенно ниже докризисных значений. В осенний пик 2008 года спотовые цены за тонну калийных удобрений переваливали за 700 долларов. И руководство Уралкалия не раз заявляло о намерениях уменьшать производство удобрений с целью провоцирования ценового роста на мировых рынках.

Стабильная ценовая ситуация складывалась на основных рынках продукции черной металлургии: небольшой рост в начале года уже весной обернулся стабилизацией, которая продлилась до конца 2011 года. В это время также стабильно работали уральские предприятия: рост выпуска по нашему региону основных видов чернометаллургической продукции за минувший год составил едва заметные 1 — 3%. В этих условиях 10% роста экспортной выручки — немалое достижение. Однако металлургам все еще далеко до докризисных показателей — как по объемам выпуска продукции, так и по объемам экспортной выручки.

Затишье

По нашим ощущениям, ситуация среди уральских экспортеров в 2011 году совпадала с тем, что происходило в экономике региона в целом. Одним словом ее можно охарактеризовать так — рассогласование. Вспомните годы докризисного роста: галопировало все, и мы сравнивали, кому удавалось выжать больше доходов из растущих мировых цен (см., например, «Время еще есть», «Э-У» № 38 от 29.09.08). В кризис же, наоборот, все падало, и мы гадали, кто провалится ниже всех, а кого будет спасать государство. В первый год посткризисного восстановления все снова начали динамично расти, что очевидно: так глубоко на дне долго не пролежишь. Сказывался еще и эффект низкой базы (см. «Конъюнктурщики», «Э-У» № 38 от 26.09.11).

А сейчас наступило затишье: вроде бы и ценовая ситуация на мировых рынках в целом неплохая, а согласованного движения нет. Значит, основное влияние перехватили внутренние факторы. Скорее всего, все больше стали сказываться проблемы со структурой издержек и изношенностью основных фондов (два года назад мы уже отмечали, что ожидаемого «очистительного эффекта» кризис не принес). Разумеется, много внимания оттягивала на себя политическая сфера, а сейчас все ждут формирования нового правительства, от которого будет зависеть промышленная и бюджетная политика государства. Да еще и вступление в ВТО вызывает немало неопределенностей.

В результате мы получаем ситуацию неспокойной псевдостабильности, перспективы развития при которой совершенно неясны. И, думается, такая ситуация продлится как минимум всю первую половину 2012 года.

В подготовке материалов принимали участие Ирина Тетерева и Елена Лыжина