Невтон и миллион

Актуальные книги
Москва, 14.05.2012
«Эксперт Урал» №18-19 (510)

В 2000 году частный математический институт Клэя, основанный меценатом Лэндоном Клэем и математиком Артуром Джеффри, объявил список из семи «Задач тысячелетия» — важнейших нерешенных математических проблем современности; за решение каждой из них институт пообещал приз в миллион долларов. В 2002 году мало кому известный даже в профессиональных кругах петербургский математик Григорий Перельман опубликовал на математическом сайте archive.org — не в научном журнале — несколько статей, в которых приводил доказательство одной из проблем — гипотезы Пуанкаре. Французский математик Анри Пуанкаре сформулировал ее еще в 1900 году: «Всякое односвязное компактное трехмерное многообразие без края гомеоморфно трехмерной сфере». Проще говоря: любой трехмерный объект (воображаемый, разумеется), имеющий некоторые свойства сферы, можно деформировать в сферу путем специальных преобразований.

Даже формулировка не слишком понятна широкому читателю, в доказательстве способны разобраться лишь несколько сотен (может быть, тысяча) математиков со всего мира. На подтверждение доказательства Перельмана ушло несколько лет, и лишь в 2006 году сразу три независимые группы ученых объявили о том, что доказательство верно. Перельману сразу же выдали самую престижную в математике премию — медаль Филдса, однако он отказался ее принять. Впрочем, настоящий скандал случился в 2010 году: институт Клэя присудил Перельману «Премию тысячелетия» — тот самый миллион долларов — но математик и в этот раз оставил предложение без внимания. Отказ от денег принес Перельману мировую известность — теперь уже не только в профессиональном сообществе. Десятки журналистов ухватились за решение «проблемы Перельмана»: кто же такой Григорий Перельман, почему он себя так ведет и чем это можно объяснить? 

Именно на эти вопросы попыталась ответить в своей книге журналистка Маша Гессен: «Совершенная строгость» вышла на английском языке в 2009 году и стала, пожалуй, наиболее удачным опытом биографии Перельмана. Гессен с детства живет в США и всю жизнь писала на английском, и книги, и журнальные публикации, однако на русском говорит свободно и поэтому получила возможность взять интервью как у российских, так и у зарубежных коллег математика. Но не у него самого — и в этом, пожалуй, состояла наибольшая трудность (и в каком-то роде проклятие) работы: автору пришлось разбираться, что происходило в голове у Перельмана, не имея никакой возможности сверить свои гипотезы с первоисточником.

Результат вышел двойственный: с одной стороны, «Совершенная строгость» — увлекательная, добротная и наполненная любопытными фактами биография уникального персонажа. С другой — Гессен неоправданно много внимания уделяет не столько математической, сколько медицинской стороне проблемы: заочно ставит герою диагноз (аутизм в виде синдрома Аспергера) и опускает почти всю суть его работы, уделяя собственно математике лишь несколько страниц. 

Гессен Маша. Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия. М.: Corpus, Астрель, 2011. С. 272. 

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №18-19 (510) 14 мая 2012
    Экономические стратегии
    Содержание:
    Все нужные слова сказаны

    Чтобы выбиться в лидеры мировой экономики, России нужно делать ставку на сверхмощный экономический рост, пусть даже связанный с рисками и потерями. Его могут обеспечить сильные компании среднего бизнеса

    Реклама