Есть к чему стремиться

Сергей Ермак
10 сентября 2012, 00:00
  Урал

Автоматизация уральских машиностроительных предприятий находится на начальном этапе развития, уверен руководитель центра компетенции «Автоматизация управления производством» компании «АСКОН» Илья Хармац

Илья Хармац

— Илья, какова, по вашей оценке, степень автоматизации машиностроительных предприятий Урала?

— К сожалению, многие из них по уровню развития информационных технологий (особенно в инженерной сфере) находятся чуть выше, чем на нулевом уровне. Они полагают, что вышли на передний край цифровой революции, заменив кульманы конструкторов на компьютеры с системой автоматизированного проектирования (не всегда лицензионной) и закупив соответствующий софт в бухгалтерию. Все, что связано с выстраиванием процессов проектирования и непосредственно с самим производством, зачастую находится на обочине автоматизации.

Например, главный инструмент для формирования производственных планов — Microsoft Excel и Word, для диспетчеризации процессов производства — карточки и цветные карандаши. На некоторых заводах внедрен учет выполнения рабочих нарядов, но исключительно в целях упрощения расчета зарплаты.

Единицы предприятий могут похвастаться наличием единой информационной системы, где инженерные данные (конструкторская документация, маршруты, технологические процессы, нормы материалов и времени и т.д.) формируются, а затем своевременно и корректно в структурированном виде передаются в систему управления предприятием или производством.

Такое состояние ИТ-инфраструктуры, однако, не означает, что уральские машиностроительные заводы находятся на грани вымирания. Просто экосистема, в которой работает большинство предприятий ОПК и производства средств производства, пока позволяет разными способами компенсировать высокие издержки ручного управления внутренними процессами и документами.

— Какие решения вызывают сегодня наибольший интерес у  машиностроителей?

— Вне конкуренции по популярности CAD-системы (системы автоматического проектирования, САПР). Они присутствуют почти на 100% рабочих мест конструкторов. Стандартом стало трехмерное проектирование. На примере нашей компании могу сказать, что в 2012-м продажи 3D-продуктов прирастают в среднем на 30 — 60%, а 2D — всего на 10%.

Хорошую динамику демонстрируют недорогие расчетные системы (CAE), которые устанавливаются на каждое рабочее место конструктора в пакете с CAD-системой. Это характерно для небольших предприятий, в штате которых не выделены специалисты-расчетчики.

Второй вектор направлен на легкие PDM-системы (коллективное управление инженерными данными). Третий связан с растущим интересом производственных и ИТ-служб к автоматизированным системам управления производством (АСУП). Однако масштабность подобных внедрений и консервативность процессов производства — обратная сторона стабильности — пока редко позволяют реализовать интерес в конкретных работах.

— Насколько сильна конкуренция на рынке автоматизации машиностроения в России?

— Однозначно оценить ее довольно сложно. В сегменте САПР, PDM и систем управления жизненным циклом продукта (PLM) в России присутствуют все ведущие мировые игроки: Autodesk, Siemens, Dassault Systemes и PTC. Существует жесткая конкуренция в секторе ERP-систем (здесь присутствуют гиганты вроде SAP, Oracle, а также многочисленные самописные решения).

Однако компании-поставщики не пересекаются на 100% (не совпадают по продуктовым линейкам, по рынкам). Например, Autodesk известен только CAD-решениями (их PDM-системы не получили распространения) и силен в сегменте строительного проектирования. На рынке АСУП основные PLM-вендоры вообще не играют: велика специфика российских процессов и стандартов.

В целом места хватает всем: до сих пор вендоры зарабатывают за счет продажи новых лицензий, а не обновлений, как это происходит на зрелых рынках.