Гипотеза, которая объясняет все

Надежда Каплан
1 октября 2012, 00:00
  Урал
История Бога: 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе

Книга написана в 1993 году. Вряд ли тогда кто-то мог представить, какую роль религия и борьба вокруг нее будут играть в современном мире: до атаки Аль-Каиды на Нью-Йорк оставалось восемь лет, до «арабской весны» 2011-го — 18. А на днях в Госдуму внесен законопроект, серьезно ужесточающий наказание за оскорбление чувств верующих и осквернение святынь. Власти назвали появление документа реакцией на запрос общества.

Монографию Карен Армстронг выделяет из большого числа книг на эту и похожие темы блестящая способность говорить ясно и просто о сложном. Кроме того, уникальный справочный аппарат: карты, примечания, глоссарий, библиография. А еще — точный и грамотный подбор цитат из сакральных текстов. 

Текст книги несколько «асимметричный»: с большей тщательностью разбираются тонкости мусульманского мировоззрения. Но выводы, которые делает автор, имеют отношение ко всем Богам.

Религия чрезвычайно прагматична, несмотря на то, что имеет дело с потусторонним. Конкретная идея Бога должна быть прежде всего действенной — это намного важнее ее логической обоснованности и достоверности. Взгляды меняются, как только перестают приносить пользу. Когда Яхве стал Богом единым и единственным, обосновать это положение философским даже не старались. Новое богословие одержало верх не силой рациональных доводов, а практической действенностью: оно избавляло от отчаяния и внушало надежды.

После смерти Иисуса, по определению Карен Армстронг, — харизматичного чудотворца, его ученики решили, что он Бог. Так родилась доктрина об Иисусе как воплощении Бога в человеке. Простой люд обсуждал эти высокие материи с тем же пылом, с каким сегодня обсуждают футбол. В 325 году на Никейском соборе прозвучала и была поддержана большинством еще одна христианская доктрина — Троицы: Желая открыть Себя миру, Бог безраздельно… проявляется в любой из трех ипостасей. Едва только помыслю об Одном, как озаряюсь величием Троих… И когда размышляю о любом из Троих, мыслю Его как Единое, и глаза мои затуманиваются, и почти все, о чем мыслю, ускользает…То есть главное — ощущать, а не осмыслять.

Бог умер? Так казалось в XX веке довольно часто. Самым страшным испытанием для веры стали ужасы нацизма. Однажды гестаповцы вешали ребенка. Поднимаясь на виселицу, малыш, чье лицо напоминало лик ангела с печальными глазами, молчал. Кто-то из заключенных прошептал: «Где же Бог? Где же Он?» Ребенок умирал… Тот же голос простонал: «Где же теперь Бог?» «Где Он? Вот Он — Он висит на этой виселице»… (из воспоминаний Эли Визеля).

Да здравствует Бог? Удастся ли идее Бога выжить в апокалиптическом будущем, которое нас ждет? Человеческая душа не терпит пустоты и одиночества. Любой возникший вакуум она непременно наполняет каким-нибудь новым содержанием.

История Бога: 4000 лет исканий в иудаизме, христианстве и исламе / Карен Армстронг; Пер. с англ. 3-е изд. М.: Альпина нон-фикшн, 2011. 500 с.