Культурные коды

Надежда Каплан
1 октября 2012, 00:00
  Урал
Куда ведет кризис культуры? Опыт междисциплинарных диалогов.

«Конгресс в Ульяновске меняет отношение к культуре», — так оценил Михаил Швыдкой закончившийся на днях в Ульяновске Второй международный форум «Культура и развитие». В рамках форума обсуждалась концепция стратегической национальной программы «Модернизация культуры», прошли другие мероприятия, демонстрирующие государственную озабоченность кризисным состоянием российской культуры. Книга представляет материалы междисциплинарных семинаров с участием экономистов, политологов, социологов, философов, историков, культурологов, проходивших в фонде «Либеральная миссия».

Специалисты единодушны: кризис культуры налицо. Но это кризис развития или упадка? Этой теме посвящены доклады, собранные в первой части сборника. Самая острая дискуссия развернулась вокруг доклада профессора Российского государственного гуманитарного университета Игоря Яковенко «Русская репрессивная культура и модернизация». Автор считает, что русская культура относится к классу культур репрессивных, характерных для обществ традиционного типа: Репрессия (а не вознаграждение) формирует внутренний мир русского  человека, дает ему модели понимания мира как земного, так и небесного… Русская культура — это Пушкин в ссылке, Достоевский на каторге, Чернышевский в Петропавловке, Мандельштам в ГУЛАГе… Один из базовых языков русской культуры — язык насилия. На этом языке властная иерархия говорит с подвластными. Если власть, сакральная по природе, не демонстрирует жестокости, она оценивается обществом как профанная (пример — Никита Хрущев). К главным российским тиранам Ивану Грозному и Иосифу Сталину любовь простонародья вечна… Властная репрессия — на виду. Но насилие встроено и в ткань обыденной жизни. Отдельного упоминания заслуживает культура хамства; хамство рассматривается как форма психологической репрессии, перманентно подавляющая личностное начало. Доминирующий в стране тип культуры становится тормозом для модернизации: репрессивная культура позволяет организовывать простые формы труда; сложные и тем более творческие — малопродуктивны или невозможны.

Вторая часть сборника посвящена теме не менее острой — кризис культуры и интеллектуальное наследие. Как выглядит русская идея в европейском контексте? Возможно ли сохранить уникальный русский мир? Остается сожалеть, что никто из участников дискуссий не вспомнил о творческом наследии Дмитрия Лихачева, его представлениях о ценностно-нормативных корнях России. Именно они могли бы стать мировоззренческой основой приоритетов национального развития, выработки стратегии инновационных преобразований. Так вот, экономические и политические реформы будут эффективны лишь в той мере, в какой они станут фактом проявления и организационного оформления глубинных черт и пластов национального сознания, отражением сущностных характеристик отечественной культуры как исторически сложившейся целостности.

Куда ведет кризис культуры? Опыт междисциплинарных диалогов. М.: Новое издательство, 2011. 538 с.