Зюйландиобразное

Надежда Каплан
22 октября 2012, 00:00
  Урал
Акунин-Чхартишвили. Аристономия: роман.

Новая книга известного писателя автоматически вызвала повышенный интерес у читающей публики. Надо полагать, это под одной обложкой философский трактат Чхартишвили об аристономии (термин придуман автором) плюс исторический роман Акунина о странствиях героя, Антона Клобукова, по дорогам революции и гражданской войны (как иллюстрация к трактату?).

Возникло ощущение, что «двуликий» автор не очень уважает многочисленных поклонников: в предисловии он объясняет им, глупым и недогадливым, что, собственно, хотел сказать — «В этой книге будет рассказано, где следует искать “ответ на главный вопрос”: на что человечеству можно надеяться, на что рассчитывать».

Ответ озвучен ближе к середине книги и не обнадеживает: «Где угодно жить, чем угодно заниматься, лишь бы подальше от страны. Которая хочет от тебя только одного: чтобы тебя не было… А насчет родины… К черту такую родину».

Вряд ли серьезных читателей заинтересует философский трактат, основные постулаты которого не только весьма тривиальны, но еще и набраны заглавными буквами и напечатаны жирным шрифтом: «ЧЕЛОВЕКА МОЖНО НАЗВАТЬ АРИСТОНОМОМ, ЕСЛИ ОН СТРЕМИТСЯ К РАЗВИТИЮ, ОБЛАДАЕТ САМОУВАЖЕНИЕМ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ, ВЫДЕРЖКОЙ И МУЖЕСТВОМ, ПРИ ЭТОМ ОТНОСЯСЬ К ДРУГИМ ЛЮДЯМ С УВАЖЕНИЕМ И ЭМПАТИЕЙ… АРИСТОПОЛИСОМ МОЖНО НАЗВАТЬ СТРАНУ, ЕСЛИ ОНА ОБЕСПЕЧИВАЕТ ДОСТОЙНОЕ СУЩЕСТВОВАНИЕ И ПОЛНОЦЕННОЕ РАЗВИТИЕ СВОИХ ГРАЖДАН…» (так в книге).

Вряд ли поклонников исторической прозы впечатлит хождение по мукам главного героя книги Антона Клобукова. После «Тихого Дона» и других великих книг странно читать следующее откровение: «Недавно пришла в голову мысль, пора­зившая своей верностью. И ведь не прочитал где-нибудь, сам додумался. Революция, которую принято изображать девой с картины Делакруа, победой высоких идеалов над прозой скотского бытия, на самом деле являет собой  нечто прямо противоположное — торжество грубой физиологии над всем красивым и достойным, что только есть в человеке».

Остается надеяться, это очередная мистификация Акунина-Чхартишвили, занявшегося политикой, и весь текст — злая сатира на сегодняшнюю Россию. «В конце концов, можно себе представить какую-нибудь далее всех продвинувшуюся по пути цивилизованности предположительную Норландию, и страну в этом смысле самую отсталую (скажем опять-таки условно, Зюйландию) <…> Там, где Норландия находится сегодня, Зюйландия окажется через сто или двести лет <…> Во всяком случае, передовые деятели Зюйландии, говоря о счастливом и достойном будущем своей страны, наверняка будут иметь в виду нечто “норландиеобразное” <…> Условной Зюйландией <…> вполне можно считать и мою родину…».

Акунин-Чхартишвили. Аристономия: роман. М.: «Захаров», 2012. 544 с.: ил.