История одной услуги

Экономика и финансы
Москва, 29.10.2012
«Эксперт Урал» №43 (531)
Аудиторский бизнес России обязан становлением активности налоговых органов, а его будущее определит вступление России в ВТО, убежден старший партнер группы компаний «Авуар» Алексей Овакимян

Фото: Сергей Крылов

первая аудиторская организация на территории Советского Союза. Именно «Инаудит», появившийся по постановлению Совета министров СССР на базе Главного управления валютного контроля, заложил традиции российского аудиторского бизнеса. Экскурс в историю отечественного аудиторского бизнеса, анализ его состояния и перспектив мы провели вместе с членом президиума центрального совета, председателем совета Уральского регионального филиала СРО «Аудиторская палата России», старшим партнером ГК «Авуар» Алексеем Овакимяном.

Государство как инициатор

— Алексей Дмитриевич, получается, что рыночная услуга появилась как продолжение контролирующей функции государства. Кто стоял у истоков этого процесса?

— В конце 80-х даже профессионалы не могли поверить, что кто-то по доброй воле будет платить за то, что его проверяют. Позже от компании «Инаудит» отпочковались фирмы, которые и продолжили развитие аудиторского дела в России. Одним из основных организаторов перехода аудита в разряд рыночной услуги была Алла Грязнова, президент СРО «Аудиторская палата России», заслуженный деятель науки РФ, президент Финансового университета при правительстве РФ, ректор этого вуза.

— Как проходило становление отрасли на Урале?

— На Южном Урале всплеск интереса к рынку аудиторских услуг пришелся на 1994 год. Тогда появились компании «Аудит-Классик», «Аэдис», «Южуралбанк­аудит». В Екатеринбурге первыми в этот бизнес вышли ассоциация «Налоги России», а также «Налоги и финансовое право». Это время можно называть «золотым» для профессии: услуга была новой и очень дорогой.

— Кто формировал спрос?

— Законодатель. Действовал федеральный закон, который обязывал предприятия обращаться в аудиторские компании. Как многие законы того времени, он был обязателен, но его неисполнение было практически ненаказуемо.

— Когда предприниматели начали испытывать потребность в аудите?

— Первым об этом задумался директорский корпус крупных компаний. Они постоянно находились в поле зрения налоговой службы, им сложнее было игнорировать нормы закона. Где-то к середине 90-х годов налоговые органы начали жесткую политику администрирования, тогда у руководителей и появилось понимание, что недостатки ведения бухгалтерского учета могут стать причиной начисления крупных штрафов. Поэтому к аудиторам начали обращаться уже не для галочки, а за помощью.

Что такое аудит в чистом виде? Это подтверждение отчетности для акционеров, инвесторов, государства, банков. В зарубежной практике к тому моменту давно произошло разделение функций собственника и директора компании. Чтобы быть уверенными в том, что раз в год на отчетном собрании акционеров наемный директор показывает реальную, а не фальсифицированную финансовую ситуацию на предприятии, собственники и обращаются к аудиторам. Это что-то вроде экспертизы финансового состояния компании, без которой вряд ли можно эффективно ее развивать.

В России же в первые годы реформ собственник и директор часто совмещались в одном лице, и необходимости в проведении независимого аудита именно с этой целью не было. Другое дело, что крупные компании, особенно сырьевые, начинали заниматься внешнеэкономической деятельностью, кредитоваться в иностранных банках. Это обстоятельство порождало уже иную потребность в услуге: наличие аудита было одним из условий успешного заключения крупных сделок и контрактов.

В регионах аудит возникал прежде всего как правовой консалтинг, представлял собой сочетание услуг сокращения налоговых рисков,  предварительной экспертизы перед налоговой проверкой, постановки правильного бухгалтерского учета. В провинции аудит обязан развитием скорее активности налоговых органов, нежели потребностям рынка.

ВТО как стимул

— Это обстоятельство и породило огромное число аудиторских компаний, которые начали выдавать заключения «для галочки». Рынок до сих пор не может справиться с этой проблемой. Конкуренция очень жесткая и не всегда честная. На что в этой ситуации ориентироваться потребителю вашей услуги?

— Двадцать лет назад хорошего аудитора найти было сложно, потому что их было мало. Обращались в основном по рекомендации. Сегодня появились рейтинги. Глядя на этот список, выбирают, как правило, первую десятку или пятерку, и из нее, опять же по рекомендации, — ту компанию, которая может справиться с задачей. Рейтинг нужен для того, чтобы убедиться в некоем условном статусе и объективной надежности аудиторской компании, но репутация и рекомендации по-прежнему значимы. Кроме этого, в нашем бизнесе очень важны профессионализм и уровень доверия к конкретным специалистам, работающим в компании. Как правило, переход опытного сотрудника в другую фирму влечет за собой существенное изменение клиентской базы.

Алексей Овакимян: «Вступление в ВТО изменит спрос на аудиторские услуги, как минимум половина компаний уйдет в чистый консалтинг и контроль бухгалтерского учета» ural_531_029.jpg
Алексей Овакимян: «Вступление в ВТО изменит спрос на аудиторские услуги, как минимум половина компаний уйдет в чистый консалтинг и контроль бухгалтерского учета»

— Далеко не все региональные компании попадают в российский топ-10. За счет чего они тогда живут?

— Региональным компаниям, которые объективно не попадут в топ-10, можно выжить только за счет предложения целого комплекса услуг, которые сопровождают аудит: стратегического консалтинга, оценки, юридического сопровождения. Аудит на периферии — это прежде всего экспертиза. Заказчик — не внешний пользователь, а директор, который хочет понять, над чем ему работать, что у него несовершенно: честность менеджеров, качество налогового планирования и оперативного учета, уровень постановки стратегических задач, кадровый аудит или организация корпоративной структуры бизнеса. Если аудиторская компания сможет на достойном уровне проконсультировать по всему комплексу перечисленных проблем, она будет успешной.

— На каких позициях находится уральский рынок аудиторских услуг в масштабах России?

— Так сложилось, что большую часть рынка делят Москва и Санкт-Петербург, потому что финансовые центры и центры принятия решений сосредоточены там. Урал, на мой взгляд, на втором месте, спрос здесь формируют крупные промышленные предприятия. Сильные аудиторские компании работают в центральной части России и Поволжье.

— С 2008 года ситуация в экономике нестабильна, одни отрасли проваливаются, другие, наоборот, оживают. Как это отражается на аудиторском бизнесе?

— Конечно, мы сильно почувствовали кризис. Но если рассматривать аудит как комплекс консалтинговых услуг, то на определенные его виды спрос в этот период был. Речь прежде всего шла об оптимизации издержек. Я не могу сказать, что ГК «Авуар» полностью возместила кризисные потери, но благодаря этому спросу нам удалось амортизировать силу удара. Думаю, у коллег по цеху была похожая картина. Сегодня другое обстоятельство осложняет нашу работу: по сравнению с 90-ми годами предложение на рынке аудиторских услуг и конкуренция выросли в разы, а цены на услуги упали.

— С чем вы связываете будущее аудиторского бизнеса?

— С 23 августа 2012 года Россия — полноправный член ВТО. Это членство дает нам не только снижение таможенных тарифов, о чем сейчас постоянно идут дискуссии. У этой медали есть другая сторона: мы попадаем в правовое пространство ВТО. Это означает, что зарубежные инвесторы, банкиры должны видеть отчетность наших компаний, выполненную и оформленную по стандартам, которые существуют в цивилизованном мире, — международным стандартам финансовой отчетности (МСФО).

Нельзя сказать, что для российского бизнеса это стало неожиданностью. Попытки приблизить отечественные стандарты ведения бухучета к международным предпринимались государством давно: программа реформирования бухгалтерского учета была написана еще в 2004 году. И если говорить откровенно, эти стандарты действительно лучше российской методики бухгалтерского учета. Она, конечно, изменилась с 80-х годов прошлого века, но осталась фискальной, ориентированной больше на государственные интересы. У нас всегда получалось так: управленческий учет ведется для собственника, а налоговый — для налоговой. Кто в таком случае является пользователем бухгалтерского учета, не ясно. Переход на МСФО позволит объединить управленческий учет с бухгалтерским.

Поэтому будущее российского аудиторского бизнеса я связываю с ростом спроса на консультирование компаний в части перехода на МСФО. Возможно, это перспектива 2013 года, может быть, 2015-го. В любом случае вступление в ВТО будет диктовать расширение спроса на эту услугу. Это повлечет за собой изменения в структуре аудиторского рынка: добрая половина уйдет в чистый консалтинг и ведение бухгалтерского учета.

— А само аудиторское сообщество готово к работе в новых условиях?

— Сейчас мы объективно находимся в кризисе, который вызван реформированием корпоративных финансов России. Часть аудиторского сообщества негативно относится к переаттестации, к необходимости введения системы контроля качества. Но это неизбежно. Аудиторы должны для себя решить, смогут ли они повысить квалификацию, чтобы соответствовать новым требованиям рынка.

В противном случае им придется сдать позиции и уйти в другую нишу.  

У партнеров

    «Эксперт Урал»
    №43 (531) 29 октября 2012
    Государственные услуги
    Содержание:
    Связать чиновника

    Уровень внедрения системы межведомственного электронного взаимодействия — основы предоставления дистанционных госуслуг — оставляет желать лучшего. Чтобы мегапроект состоялся, необходимо разработать инструментарий для контроля использования системы и упростить доступ к ней населения

    Реклама