Время настало

Глеб Жога
30 сентября 2013, 00:00
  Урал

Отечественная черная металлургия подошла к исчерпанию месторождений легкообогатимых руд, поэтому технология, разработанная Уралмеханобром для Качканарского месторождения, снова становится актуальной, уверена заместитель директора института по науке Галина Газалеева

Галина Газалеева

— Галина Ивановна, в чем уникальность качканарской технологии?

— Сложность качканарской титаномагнетитовой руды в том, что содержание железа низко, а титана — очень велико. Титан — вредная при плавке примесь: в домне образуются тугоплавкие соединения титана, которые способствуют зарастанию коксовой насадки и затрудняют транспортировку продуктов плавки. То есть специалистам нужно было разработать не только технологию обогащения, но и технологию плавки.

Мы это сделали. Во-первых, вывели отходы на ранних стадиях. Чтобы разгрузить фабрику, отходы бедной руды выводятся сразу после дробильно-сортировочного комплекса с помощью магнитной сепарации. Эти отходы, кроме всего прочего, еще используются в качестве щебня и песка — все дороги северного Урала отсыпаны ими. Справились с титаном, разработали дуплекс-процесс — новый метод переработки в домне. Сейчас дуплекс-процесс плавки применяется на двух заводах: НТМК и Чусовском металлургическом.

— Качканарский ГОК жестко привязан к двум этим предприятиям?

— В общем, да, потому что там этот процесс отработан. На остальных заводах техпроцесс построен на основе обычной технологии доменной плавки. Хотя качканарский концентрат понемногу покупают и другие предприятия, его добавляют в небольших количествах в основную массу именно из-за повышенного содержания титана.

— В мире много титаномагнетитовых руд, активно ли их разрабатывают?

— Титаномагнетиты есть в Канаде, в Центральной Африке, в ЮАР, в Австралии. В разработке этих месторождений особенно активно ведут себя китайцы: в свое время они много приглашали уральских представителей на свои заводы. Сейчас Китай перерабатывает титаномагнетитовое сырье в больших объемах как у себя в стране, так и сотрудничает с канадцами и африканцами.

— А в России?

— У нас очень большие запасы титаномагнетитовых руд, но пока их не перерабатывают. Привыкли к тому, что есть другое сырье, с большим содержанием железа и отсутствием титана — магнетитовые и гематитовые руды. Их проще обогащать, проще плавить, естественно, и экономика предприятия лучше. Пока совсем не кончились легкообогатимые руды, переход к титаномагнетитам идет с трудом. Но эти запасы у нас фактически исчерпаны. Так что металлурги сейчас подошли к самой грани. И пара Качканар с Тагилом для них — это уникальный опыт.

Например, у того же Магнитогорского комбината уже нет своего сырья, он работает на сырье Соколовско-Сарбайского месторождения. И сейчас начинает первые шаги к разработке месторождений титаномагнетита. Это Суроямское месторождение, оно находится на Южном Урале, недалеко от Магнитки, у него параметры примерно такие же, как у Качканара, запасы там тоже миллиардные. Целый пояс таких месторождений есть на Урале. И сейчас их время настало.

— Но если начнется активная разработка титаномагнетита, металлургическим предприятиям нужно будет переоборудоваться?

— Да, проводить реконструкцию металлургического передела. Это недешево, да и перестраивать технологию всегда болезненно. Но стоять без сырья нельзя, так что придется активно двигаться в этом направлении.